Станут ли тендеры прозрачнее?

17.11.09
Эксклюзив

Станут ли тендеры прозрачнее?

Эксперты МГИМО: Шахов Андрей Львович

В ноябре сего года вступило в силу постановление Правительства №722 об утверждении правил оценки заявок на участие в государственных тендерах. Напомним, что государственные закупки регламентируются Федеральным законом № 94-ФЗ от 21.07.2005 г. В 28-й статье упомянутого закона указано, что «порядок оценки устанавливается Правительством Российской Федерации».

Таким образом, более четырех лет, в отсутствие ожидаемого постановления, государственные заказчики самостоятельно устанавливали правила оценки заявок, формулы расчета баллов, коэффициенты значимости критериев, количество подкритериев и их вес в рамках критерия и т.д.

Эта лазейка в законе давала возможность недобросовестным заказчикам формулировать конкурсную документацию и технические задания под конкретных исполнителей и без особого риска добиваться нужных результатов. Другое дело, что жесткие условия расходования бюджетных средств нередко не оставляли заказчикам иного варианта кроме как проводить «управляемые» конкурсы. Непредсказуемый результат и неконтролируемый подрядчик были едва ли не большим злом, нежели разбирательства в Федеральной антимонопольной службе. Почему? Потому что, во-первых, выделенные из бюджета целевые средства необходимо реализовывать в рамках бюджетного года (а конкурсы и их бюджеты, по известным причинам, лавинообразно растут как раз ближе к концу года — закон Парето ещё никто не отменял). Во-вторых, сам заказ должен быть выполнен качественно и в срок, что при каком-нибудь маргинальном и демпингующем подрядчике отнюдь не гарантировано.

То есть, в треугольнике трех «Г» («государство-госзаказчик-генподрядчик») наибольшие сложности имеются как раз у госзаказчика, находящегося меж двух огней. Впрочем, это никоим образом не оправдывает околоконкурсные технологии заказчиков на грани закона.

Итак, что мы имеем теперь?

Мы имеем упорядоченную методику расчета с набором достаточно простых формул по всем возможным критериям, что не может не радовать: правила теперь едины для всех.

Критерий «Цена контракта» не вызывает вопросов, его расчет давно отработан. Критерий этот является весьма показательным, однако он редко оказывает решающее влияние на результат конкурса (разумеется, мы здесь не говорим о такой разновидности тендера, как аукцион, где цена есть единственный критерий оценки). Парадоксально, но существенная экономия на снижении цены заказа невыгодна, поскольку приводит к экономии выделенных заказчику бюджетных средств, которые нужно возвращать в бюджет с оправдательными разъяснениями.

Критерий «Срок оказания услуг», стал, определенно, прогрессивнее: предусмотрены максимальные и минимальные сроки выполнения работ и их процентные соответствия. Это значит, что часто применявшийся ход с начальным завышением срока в конкурсной документации и резким его снижением в конкурсном предложении с целью набора легких баллов, работать не будет.

Критерии «Функциональные характеристики или качественные характеристики товара» и «Качество работ и квалификация участника конкурса» объединим в целях экономии места и времени: они схожи с точки зрения оценки. Эти критерии — субъективны. Баллы по ним проставляет каждый член конкурсной комиссии исходя из одному ему известного представления о конкурирующих заявках. Так вот, значимость этих двух критериев для научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ (широкое научно-образовательное поле) может достигать 45% от значимости всех остальных объективно рассчитываемых критериев. То есть, если конкурсная комиссия совокупно решит выставить за квалификацию, скажем, «Рогам и копытам» с двумя штатными единицами 100 баллов, а известному академическому институту с сонмом профессоров — ну хотя бы 50 баллов, то никто, нигде и никогда не сможет оспорить это мнение, поскольку закон не предусматривает подачу жалоб на результаты оценки. И ни один из участников размещения заказа не сможет прочитать заявку конкурента, чтобы удостовериться в том, что коллектив «Рогов и копыт» в 2 раза профессиональнее коллектива известного академического института, — и успокоиться. А 50 баллов преимущества по критерию, помноженные на его значимость, — это более 20 бонусных баллов в общую копилку итогового рейтинга. Это — заведомая победа; вероятность «отыгрыша» по другим критериям ничтожно мала. Чтобы получить такое же преимущество по критерию цены со значимостью в 30%, нужно, образно говоря, «падать» на 75% от начальной цены контракта. В реальном денежном выражении это означает: при цене лота 1 млн. руб. надо выразить готовность выполнить работу за 250 тыс. руб.

Впрочем, никто не собирается огульно подозревать в «замыслах» все конкурсные комиссии. В конце концов, комиссии формируются из уважаемых, зачастую высокопоставленных экспертов, которым дороги и статус, и репутация. Тем более, с запуском портала госзакупок все открытые тендеры стали абсолютно публичны. Любой пользователь интернета может узнать о точке зрения каждого члена комиссии — поименно.

Законодатели, необходимо отдать им должное, предпринимают шаги для минимизации влияния субъективных факторов оценки. В ходе совершенствования 94-го закона резко сужено поле конкурсов в пользу открытых аукционов, где субъективный фактор минимизирован, а также аукционов в электронной форме, где такой фактор вообще исключен.

В заключение хотелось бы отметить один неоспоримый факт: значительно возросла общественная составляющая контроля над проведением госзакупок. Возможности для использования «технологий» в рамках закона остались, но мониторинг со стороны экспертов и СМИ может и должен влиять на ситуацию. Ближайшее будущее покажет, насколько эффективно.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу