Безопасность и внешняя политика России на Кавказе

21.11.09

Безопасность и внешняя политика России на Кавказе

Эксперты МГИМО: Муханов Вадим Михайлович, к.ист.н.

ВЕДУЩИЙ: Добрый вечер, уважаемые радиослушатели! У микрофона Елизавета Исакова и сегодня мы начинаем новый цикл еженедельных передач, посвященных вопросам безопасности и внешней политики России на Кавказе. Наши программы будут выходить каждую среду, а вести их будем я и моя коллега Елена Студнева.

Я рада приветствовать сегодняшних гостей в нашей студии. Ивашов Леонид Григорьевич, Генерал-полковник, Доктор исторических наук, профессор, специалист в области геополитики, конфликтологии, международных отношений, президент Академии геополитических проблем. И по телефону — старший научный сотрудник Центра кавказских исследований Института международных исследований МГИМО МИД РФ Муханов Вадим Михайлович.

Итак, тем сегодня у нас целых три, и начну я, пожалуй, с самой главной. На прошлой неделе в четверг Президент России Дмитрий Медведев в очередной раз обратился с посланием к Федеральному Собранию. В нем было высказано много интересных идей, касающихся инновационного развития России, однако нас, прежде всего, должен интересовать пассаж о ситуации в Северо-Кавказском регионе. По словам президента здесь уровень коррупции, насилия и клановости достиг беспрецедентного уровня. Проблема, считает президент, заключается в экономической отсталости и отсутствия у живущих в этом регионе людей перспектив. В качестве решения данного вопроса глава государства предложил уделить первоочередное внимание решению социально-экономических проблем населения Северного Кавказа, а также пригласить специального человека, «лично ответственного за положение дел в этом регионе».

В этой связи у меня вопрос к нашим экспертам, неужели все действительно так плохо, что, в придачу к уже существующим органам власти в республиках региона необходимо поставить ещё одного «наблюдателя»?

Л. Г. Ивашов: Добрый вечер, уважаемые радиослушатели. Но я, если позволите, вернусь к обзору, который из Стокгольма нам передала Елена. Посмотрите, у нас какие-то подвижки вроде с Евросоюзом есть в области иранской проблематики, ближневосточной, даже Афганистана. И вдруг, как она сообщает, в отношении кавказских проблем, никаких подвижек с Евросоюзом у нас нет. Случайно ли это? Я думаю, нет. Далеко не случайно. То, что как бы не в интересах России, не затрагивающих интересы её безопасности, это — пожалуйста, там есть подвижки. То есть, мы где-то идем им на уступки. Здесь, на Кавказе, в целом, в кавказском регионе, здесь есть проблематики. И внешней, и, безусловно, нашей внутренней политики. Не случайно, президент в своем послании говорил не только о внутренних проблемах. Как бы оценил вот эту грузинскую авантюру прошлого года как международную проблему, выходящую за рамки региона. Или даже сказал, что это стало поводом, чтобы натовские корабли прибыли в Черноморский район. И так далее. То есть, вот этот узел кавказский он очень важен с точки зрения геополитического противостояния. Это перекресток цивилизаций. Это регион, прилегающий к запасам углеводородов, большим запасам углеводородов. Это, мы видим, и перекресток различного рода трубопроводов и так далее. И вот за этот важный район идет сегодня комплексная, системная борьба. И Грузия в этом как бы ареале борьбы находится. И мы видим, что сегодня Турция готовит судьбу Югославии. И противодействует российско-турецкому сближению. И одновременно мы видим, что на Северном Кавказе обостряется террористическая война. И поэтому нужно все рассматривать в комплексе. Что касается Северного Кавказа. Да, есть внешнее вмешательство. Безусловно. Но я как военный человек, которому довелось планировать какие-то операции, я знаю, что всегда сосредоточивает противник усилия, да и мы также делаем, на слабых местах. Значит, Северный Кавказ ослаблен нашей политикой. И правильно президент говорит о коррупции. И так далее.

Системная слабость Северного Кавказа является объектом воздействия внешних сил, внутренних сил и так далее. Поэтому назначением какого-то дополнительного представителя проблему не решить. Да, этот человек, если он будет мудрый, опытный, он должен возглавить, первое — системное исследование ситуации на Кавказе. Второе, выработку комплексных мер. Не просто, подавлять, стрелять, — комплексных мер пор приведению этого региона в нормальное стабильное состояние. Это сложная проблематика. И третье, это, конечно, должна быть государственная политика на всем Кавказе. И вычленяться должна наша политика, именно системная политика на Северном нашем Кавказе. Только такой подход может в будущем стабилизировать ситуацию, оставить Кавказе в составе России.

Вед.: Вадим Михайлович, вы на связи у нас. Как с вашей точки зрения, действительно, у нас Кавказ настолько слаб, что случаются такие катастрофы как в 2008 году?

Муханов В.М.: Вы знаете, во-первых, можно присоединиться и полностью поддержать те слова и предложения, которые только что озвучил Леонид Григорьевич, потому что они достаточно справедливы, и эти предложения давно лежат на поверхности. Но, к сожалению, федеральный центр не так часто обращает внимание на реальные, хорошие, качественные экспертные предложения по Кавказу, как по Южному так и по Северному. Это первое. Что касается непосредственно заявленной вами темы, да, соответственно повышенное внимание сегодня федерального центра к Северному Кавказу совершенно естественно. Так как ситуация в регионе, я имею в виду, именно Северный Кавказ, который все-таки российский, она далека от стабильной. И, на мой взгляд, приближается к критической. Потому что шаги, которые Москва предпринимала последние несколько лет в отношении северокавказской проблемы, не дали никакого существенного результата. В частности, кадровые перестановки пока также не привели ни к какому налаживанию ситуации, ни к снижению основных болевых точек на Кавказе. В частности, назначение президента нового Ингушетии Юнус-Бека Евкурова и отставка Мурата Зязикова — все рассчитывали, что ситуация хотя бы в отдельно взятой северокавказской республике, в Ингушетии, будет меняться в лучшую сторону. Однако, как мы знаем, последовал целый ряд серьезнейших терактов на территории всего северо-восточного Кавказа. Я имею в виду не только Ингушетию, но и территорию Дагестана и Чечни. Верхом всех этих террористических актов стало, конечно, покушение на президента Ингушетии. Они показали, что нынешний контроль федерального центра за ситуацией на Северном Кавказе, конечно же, слабый. И многие ставленники Москвы просто не справляются с ситуацией. И важно, конечно же, если в ближайшее время все-таки проявится этот чиновник, ответственный лично за Северный Кавказ перед президентом России, то, конечно же, стоит вспомнить богатейший опыт, который был накоплен Россией в области государственного управления Северного Кавказа ещё во времена Российской империи. И, прежде всего, вспомнить, что, когда император назначал высокопоставленного чиновника, либо крупного военного деятеля, который нес всю полноту ответственности за данный регион. Мы можем вспомнить фамилии Ермолова, Воронцова, Барятинского, ряда других чиновников, которые создали достаточно эффективную систему управления на Северном Кавказе. И внедрение именно этой системы, некоторые эксперты называют её военно-народной системой управления, к концу кавказской войны в 19 м столетии привело к достаточно мирной интеграции Северного Кавказа в состав России. И потом, как мы все помним, на протяжении почти полвека Северный Кавказ являлся достаточно спокойной частью России, до первой мировой войны и революционных бурь. Соответственно, подобный положительный опыт не стоит забывать, поскольку ситуация последних 20 лет показала, что не стоит придумывать ничего нового. Надо именно опираться на хорошо забытое старое.

Вед.: Вадим Михайлович, Вы сказали такую вещь, что контроль федерального центра сегодня слабый на Северном Кавказе. Но в тоже время, возвращаясь к нашей теме, в послании президента России Федеральному Собранию Дмитрий Медведев заявил о том, что Россия будет вести непримиримую борьбу с международным терроризмом, и будет уничтожать бандитов. Но об этом, ведь, ещё Владимир Путин говорил и призывал «мочить террористов в сортире». Что же теперь делать, если, в принципе, как показал опыт, эта тактика не срабатывает?

Муханов В.М.: Вы знаете, яркие заявления первых лиц, они периодически бывают далеки от реализации. Можно заявить все, что угодно, но когда не хватает сил и кадрового потенциала, то, конечно, нужно садиться с экспертами, с представителями местных элит и сообща решать, как исправлять ситуацию. Пока такого не сделано и поэтому все так печально, и поэтому и нужен ответственный чиновник. Так как справедливо было сказано, что нынешние органы власти на Северном Кавказе не могут контролировать ситуацию.

Вед.: Леонид Григорьевич?

Ивашов Л.Г.: Вадим Михайлович, я должен ответить тем же, чем Вы ответили на мое выступление, но, поверьте, это искренне, я с Вами согласен.

Муханов В.М.: Спасибо.

Ивашов Л.Г.: Я тоже хочу дополнить, что вот эти кадровые перестановки, если они не базируются в рамках единого плана, в рамках единой такой комплексной операции, экономической, политической стабильности, социальной стабильности и, безусловно, военной безопасности, все эти кадровые перестановки ни к чему не приведут. Человек должен приходить и в рамках определенных планов действий, один может лучше исполнять или хуже, и вот в этих определенных рамках действий человек и проявляется. Точнее его организаторский талант. У кого-то чуть-чуть посильнее, там, послабее. Но реализуется определенный план. Если у нас нет политики и, естественно, нет вот этих плановых технологий, и нет даже концептуального видения, как эту проблему решать, ну хоть десант туда чиновников сбрасывай, они будут работать все рамок этого плана, а, значит, неэффективно. Замечательный человек, боевой офицер, Юнус-Бек Евкуров. Но, вы понимаете, он должен вот действительно прийти и видеть, или тогда разработать с помощью специалистов какой-то сценарий. Это первое дополнение.

Второй момент. Не нужно нам все время оправдываться международным терроризмом. Вы знаете, вот я когда-то командиром был, не все время провел здесь, в центральном аппарате, и у меня есть свой солдат, который служил ещё у меня в роте. Он простой человек, занимается своим хозяйством. И вот когда я его спросил, — он приезжал ко мне в Москву, — ну в чем причина? И он, вот, простым языком мне сказал: потому что там нет правды, нет справедливости. Нет правды, нет справедливости. Он рассказывал, что там и поборы, и все есть. И, вдруг, говорит, «правда — это только автомат Калашникова». И вот это, знаете, перевернуло даже мое создание, мой подход, потому что, действительно нужно наводить или исповедовать, реализовывать принцип справедливости ко всем. Несправедливость рождает вот этот терроризм, где-то через ревность, где-то через чувство мести, где-то через другие чувства. Поэтому нет справедливости в России самой — и вот в гипертрофированном виде вот эта несправедливость проявляется на Кавказе. И это одна из главных причин того, что там происходит.

И ещё раз я скажу вот что, что там, где есть слабость, противная сторона всегда устремляется в эту сторону. Было бы глупо тем же англичанам, они очень внимательно смотрят на Кавказ, и американцам не использовать наши слабости, трещины эти не развивать. Они делают то, что и должны делать с точки зрения геополитического противоборства.

Вед.: Спасибо большое, Леонид Григорьевич, я вынуждена прерваться — у нас сейчас новости.

Вед.: И мы снова в студии «Голоса России». У микрофона Елизавета Исакова и я напоминаю, что сегодня мы обсуждаем послание президента России Федеральному Собранию, в той части, которая касается Кавказа. Напомню, что в студии у нас находится Леонид Григорьевич Ивашов, Генерал-полковник, президент Академии геополитических проблем. И по телефону — старший научный сотрудник Центра кавказских исследований Института международных исследований МГИМО МИД РФ Муханов Вадим Михайлович.

Вы оба сегодня говорили только что о том, что ситуация на Кавказе оставляет желать лучшего, все плохо, в том числе на территории России, на Северном Кавказе. Но я вам хотела бы в этом возразить и указать на тот факт, что буквально недавно в Чечне открылся первый международный аэропорт. И мне кажется, что это очень хороший показатель того, что в принципе-то все не так уж и плохо в регионе.

Ивашов Л.Г.: Я вот не помню, чтобы Вадим Михайлович или я сказали, что все плохо. Да, нестабильность ситуации присутствует. И коррупция и теракты — все это проявляется. Но люди живут, и, причем, работают. Не просто выживают, работают, что-то создают. И это, безусловно, позитивные основания. Поэтому нужно сегодня вот именно больше вот таких общенациональных и общерегиональных проектов. Чтобы люди находили работу, находили средства к существованию именно через свою деятельность, а не шли в леса зарабатывать деньги или мстить. И то, что делается в Чечне, это, я бы сказал, некое исключение. Чечня после мятежа и разгрома пострадала серьезно, и сегодня с помощью федерального центра она восстанавливается. То есть, у Чечни есть сегодня, у Чеченской республики, у её населения, народа есть сегодня некая целеустремленность — восстановить и сделать даже лучше. И вот те экономические проекты, которые реализуются, они во многом и стабилизируют обстановку. Люди имеют конкретную работу, люди видят продукты своего труда в виде восстановленных зданий. И вот строительство аэропорта — это, действительно как-то объединяет и вдохновляет людей. Поэтому надо иметь такую программу по всему нашему Северному Кавказу. А лучше, вообще то, и видеть некую модель России, к которой мы будем стремиться лет двадцать-тридцать и так далее. Тогда мы консолидировано будем работать, И тогда меньше будет и терроризма и всего прочего. Так что это можно только приветствовать. Красивый международный такой аэропорт.

Вед.: Вадим Михайлович, а Вы как считаете?

Муханов В.М.: Вы знаете, должен, опять-таки, согласиться с мнением своего коллеги. Действительно, ситуация тяжелая, но не все ещё провалено. И, конечно же, следует думать о каком-то комплексе, о котором сказал, опять-таки, мой коллега. Комплексной программе Северного Кавказа, которая, действительно, будет реализовываться, а не просто декларироваться. Конечно же, она сможет изменить ситуацию. И пример Чечни, это просто пример того, что там есть общенациональный лидер, который может лоббировать интересы Чечни в Москве.

Ивашов Л.Г.: Вадим Михайлович, извините, но есть общенациональный план «Возрождение», по крайней мере.

Муханов В.М: Да, есть. Но как мы видим сейчас, реализации этого плана и ряда других региональных планов ЮФО — Южного Федерального округа, практически никакой нет за счет тех причин, которые вы как раз назвали. Это запредельный уровень коррупции, это, как раз, клановость, естественно, этнические разборки, связанные с террористическими группировками. То есть, конечно же, нужно поднимать весь социально-экономический блок, нельзя только отдельно вливать деньги, например в отдельно взятую республику, а, например, в другие посылать гораздо меньшие деньги. Естественно, это вызовет всплеск и недовольство, что произошло в прошлом году в Ингушетии и, соответственно, что происходит сейчас в Дагестане.

Вед.: Я хотела бы немножко расширить сейчас географию нашего обсуждения и перейти от Северного Кавказа к Кавказу в целом. Вы уже говорили об экономической ситуации на Северном Кавказе. И вот есть информация о том, что денежные переводы из-за рубежа, в Грузию из России, в октябре 2009 года увеличились по сравнению с сентябрем на 300 тысяч долларов. С вашей точки зрения, о чем это свидетельствует?

Муханов В.М.: Во-первых, ту сумму, которую вы назвали, она мне практически ничего не говорит, потому что она очень мала — 300 тысяч. Тем более, насколько я понимаю, общая сумма переводов как раз на территорию Грузинской республики, там идет речь о миллионах долларов.

Вед.: Там почти 81 миллион долларов.

Муханов В.М.: Да, да. То есть, 300 тысяч, согласитесь, по сравнению с общей суммой — это, в общем то, не так много. Это говорит о том, что по-прежнему грузинская диаспора достаточно значительна, она достаточно инкорпорирована в российское общество, и, в общем то, она поддерживает хорошие контакты со своими родными на территории Грузии. И, в общем то, это как раз показатель того, что, несмотря на события, трагические события прошлого года, отношения между российским народом и теми народами, которые находятся на территории Российской Федерации, хорошие. И ничего не может подвинуть добрососедские отношения, даже авантюрные действия определенных лиц, которые возглавляют соседние государства.

Вед.: Леонид Григорьевич, вы тоже считаете, что кризиса нет?

Ивашов Л.Г.: Да. Понимаете, вот у нас есть кризис в отношениях с Грузией на уровне института власти, на уровне президентских институтов, парламентских и так далее. Но я не думаю, не ощущаю, что даже прошлогодняя авантюра Саакашвили повлияла на отношения двух народов. Мне кажется, даже более того, и грузины, проживающие в Грузии, и грузины, являющиеся гражданами России и проживающие здесь, они прекрасно начинают осознавать, что эта война, эти авантюры не в интересах Грузии. И сегодня все больше и больше политиков, а главное, простого населения, выступает за то, чтобы нормализовать отношения. А вот эти вот суммы, которые идут, ну, мне кажется, не нужно на них даже акцентировать внимание, это просто естественно. Это естественно, что если, это традиция грузинского и других наших народов, что если ты имеешь чуть больше, ты обязан и помогать своим родителям, помогать родственникам и так далее. Так что эта традиция просто поддерживается и даже развивается. Не нужно на этом акцентировать внимание, что вот американский доллар пересылают в Грузию. Да пусть он идет туда.

Вед.: Но в то же время надо отметить, что сейчас идет волна «перебежчиков» как со стороны Грузии, так и со стороны России. И вот, в частности, сегодня появилось сообщение о том, что глава МИД Грузии Григол Вашадзе отказывается от российского гражданства, у него было российское гражданство.

Ивашов Л.Г: Да плевать тут на Вашадзе, на его грузинское гражданство, и на всех этих перебежчиков. Это ещё я раз хочу подчеркнуть, это вот перебранка, какие-то активные действия где-то на уровне спецслужб, где-то на уровне средств массовой информации, власти и так далее — нам плевать. У нас должны быть выстроены нормальные отношения со всеми народами Кавказа. Нормальные отношения между народами, а не между властью. Власть приходит, уходит, а Кавказские горы — они стоят тысячелетиями, миллионы даже лет стоят. И народы, которые там проживают тысячелетиями.

Вед.: Но все-таки если возвращаться к вопросу о главе МИД Грузии, когда он только вступал в должность, многие эксперты в России говорили о том, что нам только поможет то, что у Григола Вашадзе российский паспорт, российское гражданство. Сейчас получается, что у нас вообще нет шансов наладить отношения с Грузией?

Ивашов Л.Г.: Господи, я когда смотрю на некоторых наших и грузинских чиновников, когда они занимают какие-то посты, ну, вспоминаю, в советское время его бы на районный уровень не допустили кем-то там. И другие бы сидели, не выходя, в каком-нибудь там лагере, в тюрьме. А они занимают эти должности. И поэтому они идут туда, не ради служения народам своим. Это, я говорю, и там и здесь есть. Не ради служения Отечеству. Они идут за какими-то корыстными интересами. Нужно там три гражданства — он будет иметь, если это приносит ему деньги, может быть, какую-то популярность. Нужно пять — пять получит, и плевать, чей он гражданин. Это граждане мира, я их так называю, люди мира. Не нашего. Нереального.

Вед.: Вадим Михайлович, не хотите добавить ничего?

Муханов В.М.: Вы знаете, в данном случае, во-первых, я удивлен тем, что вы говорите, ряд российских экспертов говорили о том, что с приходом Вашадзе что-то в двусторонних межгосударственных отношениях изменится. В основном российские эксперты говорили о том, что приход нового главы МИД вряд ли что-то изменит, потому что все-таки принимает решения в Грузии не глава МИД, а другой человек, и мы его все отлично знаем. И также мы знаем о том, что президент Грузии достаточно часто тасует колоду своих чиновников, и, в общем то, от прихода одного и ухода другого никак не поменяется общеполитический курс, который проводит Саакашвили. И в данном случае отказ Вашадзе от российского гражданства — это, в общем то, реверанс в сторону своего хозяина, а никак не констатация каких-то межгосударственных отношений. В данном случае Вашадзе демонстрирует свою лояльность своему руководителю, и все.

Ивашов Л.Г.: И ни одного министра не назначит Саакашвили без согласования хотя бы с послом Соединенных Штатов, или с Госдепом.

Вед.: Я хочу сказать, что к нам сейчас присоединился Виталий Товиевич Третьяков, декан Высшей школы телевидения МГУ имени М. В. Ломоносова, главный редактор журнала «Политический класс» и генеральный директор 'Независимой издательской группы 'НИГ'.

Я с вами тремя хотела бы теперь обсудить ещё такую тему, очень важную, что с 1 января 2010 года в Тбилиси начнет работу первый кавказский телеканал, создаваемый на базе действующей в столице Грузии русскоязычной телекомпании «Алания». Этот канал будет вещать на Южную Осетию, Абхазию и затронет также часть российских регионов Кавказа. Его основатель — владелец общественного телевидения Грузии, и этот канал можно будет смотреть через спутник или в Интернете. И в то же время сейчас в прессе и везде появились очень разные позиции по этому каналу. К примеру, бывший посол Грузии в России Эроси Китсмаришвили заявил даже, что это серьезная провокация со стороны грузинского правительства и ещё одна демонстрация амбиций нынешнего правительства. С вашей точки зрения, все-таки что создание этого канала означает и для России, и для внешней политики России, в том числе в регионе Кавказа? Начнем с Вас, Виталий Товиевич.

Третьяков В.Т.: Да, спасибо. Я узнал Леонида Ивашова как собеседника, второго не узнал, поэтому не могу к нему обратиться.

Вед.: Вадим Михайлович Муханов.

Третьяков В.Т.: Спасибо. Что касается плана создания такого канала, во-первых, это не запрещено, во-вторых, в нынешнем мире много теле-радиоканалов, вещающих на сопредельные территории, и даже не на сопредельные территории, на разных языках, включая языки этих территорий. И, в принципе, государства, которые проводят активную региональную политику, тем более глобальную политику, — ну, конечно до глобальной Грузии далеко, им бы с региональной справиться, — имеет и право и, я бы сказал даже, должны иметь такие телевизионные каналы. Так что с этой стороны все нормально. Другое дело, что в данных конкретных условиях, какую политику будет проводить канал? Я не знаю намерения конкретно его руководителей и владельцев, но можно предположить, что главное, чем будет заниматься этот канал, главная цель, которую он имеет — это поставить под свое информационное влияние, пропагандистское влияние жителей вот этих сопредельных территорий. То есть русского Северного Кавказа, республик Абхазии и Южной Осетии. Тоже вполне нормальная для внешней пропаганды цель, собственно, все этим так или иначе занимаются. Но ясное дело, что здесь ещё более конкретная цель и, видимо то, что Грузия называет «восстановлением целостности грузинского государства».

Так вот, если вещание этого канала будет вестись в духе «холодной войны» и такой русофобской пропаганды, что Россия, ужасная, закабалила Грузию 200 лет назад и мечтают её ещё на тысячу лет закабалить русские империалисты, и так далее, то это один тип вещания пропагандистского. Если просто информирование, я несколько упрощаю, об успехах грузинской экономики, грузинской демократии, и на основе этого привлечение симпатий зрителей и слушателей, то это другой тип вещания, Боюсь, что первый тип, как всякое грубое вещание, да ещё и основанное на разжигании низменных инстинктов, во-первых, не даст нужного эффекта, и тем более не подействует на жителей Южной Осетии и Абхазии. А во-вторых, выдаст замыслы тех, кто его устраивает. Вот, собственно, все, что можно сказать, потому что «вилка» простая. Все равно в духе «холодной войны» бывает провокационный дух или нейтрально-объективистский. Боюсь, что нынешние грузинские политики, информационщики не способны на объективистски-информационный дух вещания.

Вед.: Вадим Михайлович Муханов, старший научный сотрудник Центра кавказских исследований МГИМО МИД РФ, Вадим Михайлович, я хотела бы Вас спросить. Этот новый канал может быть инструментом пропаганды, а в России сейчас очень любят симметричные ответы. Какой симметричный ответ может быть у Российской Федерации на такую провокацию или нам не стоит на нее реагировать?

Муханов В.М.: Во-первых, стоит сказать, что создание такого рода СМИ, которые будут вещать на российский Северный Кавказ, это, конечно, не приятный сигнал, но это уже далеко не первый сигнал. И второй сигнал с территории Грузии подобного уровня, соответственно, — мы ещё помним о том, что сейчас активно приглашаются молодые люди с северокавказских республик для обучения в вузы Грузии, на определенные курсы они приглашаются двухлетние. Об этом уже известно. Появление такого рода канала это просто дополнительный шаг. В рамках определенной кампании. Да, мне кажется, что стоит подождать, когда этот канал все-таки заработает, прежде чем говорить о каких-то ответных шагах. В принципе у России и без этого хватает проблем на Кавказе, чтобы так прислушиваться к любым сигналам с территории Грузии.

Вед.: Леонид Григорьевич?

Ивашов Л.Г.: Насколько мне известно, руку к созданию этого канала приложил господин Березовский во время недавнего посещения Грузии. И естественно, что этот канал будет работать в антироссийском духе. Тут сомневаться не нужно будет. Но и драматизировать эту ситуацию тоже не следует. Это нормальная информационная борьба. И поэтому Россия как должна себя вести? Да просто больше правды, больше искренности, говорить на своих каналах, которые слушают на Северном Кавказе. И, конечно, больше реальных дел, чтобы стабилизировалась ситуация на Северном Кавказе и для того, чтобы мы двигались в целом к стабильности на Большом Кавказе. Вот и всего лишь, мне кажется. Просто воспринимать это как нормальное состояние противодействия, противоборства. И всего лишь.

Вед.: Я хотела ещё спросить у Виталия Товиевича Третьякова, не считаете ли вы, что мы можем с появлением такого канала просто проиграть информационную войну, как это было, к сожалению, в августе 2008 года на Кавказе?

Третьяков В.Т.: Относительно того, что Россия проиграла в августе прошлого года информационную войну Грузии, не нужно забывать, что она проиграла эту войну не Грузии, а англосаксонским СМИ, которые выступали на стороне Тбилиси в тот момент. В самой Грузии никаких мощностей ни творческих, ни профессиональных, ни технических, чтобы там выиграть информационную, долговременную войну у России, просто нет. То, что Запад с завтрашнего дня или нового года изменит позицию по отношению к коалиции Грузия-Россия на Кавказе, на это надеяться невозможно. Так что здесь никаких новаций нет. По большому счету мы ничего Грузии уж точно ничего не проигрывали. И соответственно не можем проиграть. У нас есть так называемое «Иновещание», то есть «Голос России», который вещает на многих языках. Я не знаю точно, но думаю, что и на грузинском тоже вещает, поэтому, в лучшем случае нам нужно подтянуть работу этой службы. Но вообще говоря, я считаю, что Россия должна иметь специальную региональную теле- и радио службу, региональную кавказскую, которая должна вещать на все страны Кавказа. Такая специальная телевизионная служба. Вот её нужно создать без относительно того, какие каналы откроются в Тбилиси, а какие не будут открываться.

Вед.: Но, к сожалению, это тоже требует денег, и у нас даже президент отмечал высокий рост коррупции в кавказском регионе.

Третьяков В.Т.: Вообще держать большую страну, большую внешнюю политику, амбициозную внешнюю политику — это требует денег. Но если кто-то хочет обойтись без денег, пусть властвует в маленькой стране, где миллион населения и просто 10 квадратных километров. Вот там денег не нужно больше. А если уж вы взялись руководить Россией, гигантской державой, в том числе, региональной сверхдержавой на Кавказе, например, значит нужно вести соответствующую политику и платить за нее. А как, бесплатно, что ли? Мощная политика — это и большие деньги. Всегда так. Но Россия не может быть маленькой.

Вед.: Леонид Григорьевич, я вижу, Вы хотите что-то добавить.

Ивашов Л.Г.: Найти эти деньги можно даже взяв их у тех же коррупционеров. В том числе у чиновников и так далее. Но и, безусловно, наверное, я Виталия Товиевича поддержу, что нужно подумать, может быть действительно, в этой ситуации или на каком-то канале, который достигает территории Грузии, вести передачу на грузинском языке. Пусть Тамара Гвердцители поет грузинские песни. Или может быть, создавать новый канал. Ну, сегодня так случилось, что Грузия становится плацдармом вот этой информационной агрессии против нас. Ну, что? Отвечать нужно.

Вед.: Спасибо большое. Я благодарю наших сегодняшних гостей, Ивашова Леонида Григорьевича, президента Академии геополитических проблем. Старшего научного сотрудника Центра кавказских исследований Института международных исследований МГИМО МИД РФ Муханова Вадима Михайловича. И Виталия Товиевича Третьякова, декана Высшей школы телевидения МГУ им. М. В. Ломоносова.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу