Вас обслуживает чернорабочий

25.11.09

Вас обслуживает чернорабочий

Эксперты МГИМО: Муранов Александр Игоревич, к.юрид.н., доцент

Юридическая помощь и юридическое образование: проблемы и связи

Высшее юридическое образование — весьма значимый институт для современного общества, экономики и государства. Как известно, 26 мая 2009 года президент Российской Федерации издал указ № 559 «О мерах по совершенствованию высшего юридического образования в Российской Федерации». Проблем здесь немало, несмотря на достаточно жесткие механизмы лицензирования и аккредитации деятельности высших учебных заведений. Причем недостатки, им свойственные, не являются внутренней проблемой высшей школы, а обусловлены также множеством иных факторов. И среди них один из самых значимых — неудовлетворительное положение дел в сфере юридической помощи (юридических услуг).

Диплом необязателен

Связь между этими сферами бесспорна: именно высшие учебные заведения в конечном счете «поставляют» юристов для сферы юридических услуг. Однако это односторонняя связь: воздействие сферы высшего юридического образования на сферу юридической помощи бесспорно, а вот обратный процесс, к сожалению, не наблюдается (разве что самые продвинутые юридические фирмы пытаются тем или иным образом проникать на юридические факультеты, чтобы получить возможность отбирать для себя лучших студентов, заодно экономя на рекрутерах).

При этом с некоторой долей условности можно утверждать, что для большинства юристов сфере высшего образования следует выступать лишь первым, начальным этапом, тогда как практическая деятельность должна быть для них последующей, более высокой ступенью. И это вполне закономерно: высшая школа дает базовую юридическую информацию, тогда как окончательное формирование юристов происходит только благодаря оплодотворению такой информации практическими знаниями и опытом. Жалобы на излишнюю «теоретичность» российского высшего юридического образования и неприспособленность выпускников к практической деятельности звучат уже много лет.

Казалось бы, переходя от обучения к самостоятельной практической работе в сфере юридических услуг, выпускники юридических вузов должны были бы сталкиваться с тем, что к ним начинают предъявлять формализованные на уровне закона дополнительные требования, причем более строгие, нежели к желающим обучаться на юридическом факультете: в самом деле, речь идет о более высокой ступени деятельности, о большей степени ответственности перед обществом, государством и потребителями. Именно так обстоит дело, например, у врачей. Между тем значимость юриспруденции для граждан зачастую ничуть не меньше, чем значимость медицины.

Однако парадокс заключается в том, что этого не происходит: если применительно к высшей юридической школе для обеспечения качества юридического образования существуют достаточно серьезные императивные требования к абитуриентам и студентам, а также жесткие механизмы лицензирования и аккредитации деятельности вузов, то в сфере юридических услуг какие-либо императивные механизмы обеспечения качества юридической помощи, какие-либо обязательные квалификационные требования к субъектам оказания такой помощи отсутствуют вообще.

Получив диплом юриста и не имея соответствующего опыта, вчерашний студент может немедленно от своего имени, или от имени созданного им юридического лица, или же от имени своего работодателя оказывать за плату любые юридические услуги любым лицам, при этом зачастую некачественно и не неся за это никакой профессиональной ответственности. Более того, сегодня в России для того, чтобы оказывать юридические услуги, вообще даже не нужно иметь диплома юриста! Такая неудовлетворительная ситуация, при которой любое лицо, даже без юридического образования, может консультировать по любым правовым вопросам и осуществлять любое судебное представительство, является, как представляется, масштабной и достаточно острой проблемой современной России.

Полное дерегулирование

Сейчас в России платную юридическую помощь (юридические услуги) гражданам и организациям оказывают две группы лиц: с одной стороны — члены квалифицированных профессиональных сообществ (адвокаты, нотариусы, патентные поверенные), а с другой стороны — все иные желающие юридические и физические лица (в рамках как коммерческой, так и непредпринимательской деятельности). При этом в отношении этих двух групп государственное регулирование содержит совершенно неоправданные различия в подходах.

Так, чтобы иметь статус адвоката или нотариуса, лицо должно соответствовать высоким профессиональным и нравственным требованиям: обладать высшим юридическим образованием и опытом работы по специальности, не иметь запятнанной судимостью репутации, выдержать сложный квалификационный экзамен.

Занимаясь своей профессиональной деятельностью, адвокаты обязаны под контролем соответствующих палат повышать свою квалификацию, соблюдать этические правила, за нарушение которых они привлекаются к дисциплинарной ответственности вплоть до прекращения статуса, соблюдать профессиональную тайну и т. д.

Оказание же юридической помощи иными лицами (организациями и гражданами) вообще никак сегодня в России не регулируется, и никаких условий их участия в оказании такой юридической помощи (услуг) в российском законодательстве не сформулировано. То есть — ситуация полного дерегулирования. Центральной проблемой является то, что такие лица могут: а) вообще не быть юристами; б) не иметь образования (ни высшего, ни юридического, ни вообще какого-либо); в) не иметь никакого опыта (навыков применения на практике даже и имеющихся знаний); г) быть ущербными с моральной точки зрения (например, иметь судимость).

Тем не менее они все равно сейчас вправе за плату оказывать юридические услуги: давать любые советы (консультировать); составлять любые документы; представлять и защищать интересы любых лиц в любых органах (в том числе налоговых, контрольно-надзорных и т. д. — за исключением, по общему правилу, органов следствия), а также в любых судебных делах неуголовного характера (кроме дел в Конституционном суде России) и даже в уголовных делах у мировых судей.

Очевидно, что из-за возможного отсутствия у таких лиц соответствующих знаний и опыта могут наступать самые различные неблагоприятные последствия для граждан и организаций, а также для интересов государства и общества в целом. Подобная ситуация по меньшей мере не способствует решению задачи построения в России правового государства.

В частности, даже если адвоката лишают статуса за совершенные им недобросовестные действия в отношении его клиента, закон не препятствует ему открыть юридическую фирму и продолжить оказание тех же самых юридических услуг неограниченному кругу лиц.

Ненормально, когда оказание услуг по лечению животных (ветеринарные услуги) или услуг автостоянок регулируется отдельными постановлениями правительства России, тогда как оказание юридических услуг регламентируется крайне избирательно (только в отношении адвокатов, нотариусов и патентных поверенных).

Отсутствие квалификационных требований в сфере юридических услуг в России резко контрастирует с тем, что российское право выдвигает серьезные квалификационные требования к тем юристам, которые состоят на государственной службе (судьи, прокуроры, судебные исполнители, регистраторы прав на недвижимость и т. д.), равно как и к ряду других профессий (включая врачей, фармацевтов, арбитражных управляющих, аудиторов и даже водолазов, кадастровых инженеров и работников изготовителя или продавца молока и продуктов его переработки). Создается впечатление, что российское регулирование использует двойные стандарты. В любом случае оно фактически приравнивает большинство лиц, оказывающих юридическую помощь, к чернорабочим, которым соответствовать квалификационным требованиям ни к чему.

О построении какого правового государства в России можно говорить, если сегодня оказывать юридическую помощь может кто угодно, не неся за низкое её качество никакой профессиональной ответственности, и это в условиях, когда ст. 48 Конституции России прямо говорит о праве каждого на квалифицированную юридическую помощь? Отсутствие квалификационных требований в сфере юридических услуг — прямой результат невыполнения самим государством конституционных требований. И хотя такое невыполнение часто имеет место и по иным вопросам, удивительно другое — государство пока даже и не задумывается всерьез о рассматриваемой проблеме, имеющей в том числе конституционный аспект (а такое невнимание случается все-таки редко).

При этом важность вопроса не допускает возможности исправления сложившейся ситуации исключительно за счет указов президента РФ или правительственных постановлений: это прерогатива закона.

Большие деньги и никакой ответственности?

Наивно считать, что недостатки системы высшего юридического образования могут быть исправлены без установления соответствующих упорядочивающих правил в сфере юридической помощи. Очевидно и то, что именно наведение порядка в сфере юридической помощи может стать одним из инструментов, способствующих решению многих проблем высшего юридического образования в России.

Так, дерегулирование сферы юридических услуг очень негативно сказывается на состоянии высшего юридического образования. Студенты, обучаясь в вузах, недостаточно мотивированы на тщательное и глубокое изучение правового материала, развитие навыков устных выступлений и составления юридических документов, приобщение к стандартам профессиональной культуры, поскольку знают, что для самостоятельного оказания юридических услуг достаточно иметь только диплом. Получение какого-либо практического опыта не требуется, сдавать квалификационный экзамен (как это делают во всех развитых странах) не нужно, следовать строгим правилам юридической этики не обязательно, и, более того, привлекать к профессиональной ответственности за некачественную юридическую помощь никто не вправе. В такой ситуации студенты просто не будут задумываться о том, что нужно лучше учиться для того, чтобы потом получить право самостоятельно оказывать юридические услуги.

При этом сами вузы также не стремятся к постоянному улучшению процесса обучения юристов. И действительно, зачем им к этому стремиться? Квалификационных требований к юристам после получения ими дипломов не предъявляют, на качество подготовки выпускников в ходе сдачи экзамена на допуск к профессии никто смотреть не обязан… Не вызывает сомнений то, что закрепление в законодательстве квалификационных требований в сфере юридической помощи будет мотивировать вузы более ответственно и качественно обучать студентов, разрабатывать учебно-методические программы и курсы, развивать теоретические и практические навыки у студентов, а также делать все возможное для того, чтобы их студенты оказались способны сдать квалификационный экзамен для допуска к самостоятельной практической деятельности.

Несомненно и то, что исправление неудовлетворительного положения дел в сфере юридической помощи будет иметь следствием и уменьшение количества юридических вузов и факультетов: введение дополнительных квалификационных требований для допуска к самостоятельной практической деятельности привело бы к тому, что желающих получить диплом юриста стало бы меньше (он оказался бы только первой ступенью к более сложному экзамену), и, кроме того, в таких новых условиях многие вузы были бы вынуждены прекратить подготовку юристов из-за неспособности надлежащим образом обучить их для соответствия дополнительным квалификационным требованиям.

Наконец, исправление неудовлетворительного положения дел в сфере юридической помощи привело бы к более тесному сотрудничеству и взаимодействию вузов с юридическими фирмами и адвокатскими коллегиями. Это помогло бы вузам преодолевать установку на теорию в процессе обучения, а также повысило бы конкурентный отбор среди молодых юристов, что способствовало бы исчезновению представления о юридической профессии как об очень доступной и позволяющей зарабатывать большие деньги, оказывая при этом некачественные юридические услуги и не неся за это ответственности (сегодня, к сожалению, зачастую так и происходит). Именно таким образом, как показывает история, развивались события в Германии, Франции, Англии и США, чей опыт в данном случае крайне показателен. В этих странах существуют и мощная высшая юридическая школа, и развитая сфера юридических услуг, которые друг на друга благотворно влияют и друг другу содействуют.

Уже давно высказывается такое мнение, что проблемы со строительством в России правового государства и неудачи российских компаний (и Российской Федерации) при защите своих интересов в иностранных и международных судах и арбитражах во многом связаны с отсутствием в России надлежащего количества отечественных грамотных юристов. Сегодня очевидно, что ситуация, когда в России юристов готовят как угодно какие угодно вузы, увеличению количества грамотных юристов не способствует (хотя, думается, не это является основной проблемой высшей юридической школы). Но разве способствует увеличению их количества ситуация, когда оказывать любые юридические услуги может кто угодно, где угодно и когда угодно?

Более того, если уж в сфере высшего юридического образования, где присутствуют жесткие требования к абитуриентам и студентам, а также к самим вузам (лицензирование и аккредитация), существует множество проблем, то можно представить, что творится в сфере юридических услуг, где царят дерегулирование и хаос. Как уже говорилось, государство, нанимая на работу юристов, выдвигает к ним серьезные квалификационные требования, тем самым защищая свои интересы и интересы общества. Однако от использования таких требований к сфере юридической помощи, где присутствие государства минимально, оно давно уже устранилось, хотя значимость такой сферы для общества, экономики и самого государства крайне велика (особенно если вспомнить о том, что в последние годы количество юристов во властных структурах все возрастает).

Несомненно, что если установить соответствующие упорядочивающие правила в сфере юридических услуг (прежде всего путем использования квалификационных требований), то и в сфере юридического образования будут наблюдаться позитивные изменения, а именно:

— студенты будут более мотивированы на получение качественного образования в силу необходимости соответствовать последующим квалификационным требованиям;

— вузы более ответственно и качественно подойдут к обучению студентов, поскольку на них будет возложена такая ответственная задача, как подготовка профессиональных кадров, соответствующих последующим квалификационным требованиям;

— количество юридических вузов и факультетов уменьшится естественным образом, а не за счет искусственного ограничения их количества, как это часто бездумно предлагается;

— постепенно перестроится сама система российского юридического образования за счет того, что в ней будет усилен переход от догматизма и теоретичности к практической направленности и что у студентов появится стимул к более ответственному отношению к своей будущей профессии.

Юридические услуги, представляя собой один из важнейших секторов российской экономики, наряду с юридическим образованием требуют адекватного нормативно-правового регулирования со стороны государства. Однако без исправления неудовлетворительного положения дел в сфере юридической помощи (юридических услуг) указ президента Российской Федерации о юридическом образовании будет неполным и во многом бесплодным.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Независимая газета»
Распечатать страницу