Через 20 лет ЕГЭ не будет

27.11.09

Через 20 лет ЕГЭ не будет

Эксперты МГИМО: Симонов (Вяземский) Юрий Павлович, к.ист.н., профессор

Единый госэкзамен, вызывающий сегодня массу споров, критики и нареканий, выполнит свою миссию и со временем будет упразднён как институт, считают эксперты. Пока же его надо воспринимать как неизбежный итог проводимых в стране реформ.

Реформа образования носит неотложный и острый характер, отметил научный руководитель ГУ-ВШЭ Евгений Ясин на открытии семинара «Экономическая политика в условиях переходного периода». И ядром этих реформ, а соответственно и дискуссий стал ЕГЭ. У госэкзамена много сторонников, много противников, но ещё больше непонимающих, считает Ясин. Поэтому крайне важно устраивать как можно больше публичных обсуждений, на которых люди могли бы высказываться, спорить и, в конечном счёте, добиваться истины.

Элитным вузам — особые права

Присутствовавшие на семинаре эксперты и специалисты высказывали разные точки зрения по поводу единого госэкзамена, но как неудивительно (единодушие для подобного формата встреч — большая редкость), многие сошлись во мнении, что сам по себе экзамен вторичен. Точнее, излишне пристальное внимание, которое к нему приковано, отвлекает общество от других не менее важных и значимых проблем образовательной отрасли.

«Наша школа находится в бедственном положении, чтобы как-то отвлечь внимание от этой ситуации, выбрали в качестве объекта критики госэкзамен, и все только об этом и говорят, — отметил профессор МГИМО, ведущий телепередачи «Умники и умницы» Юрий Вяземский. — Основная проблема, которая стоит перед руководством государства, связана с обеспечением достойного положения преподавателя. Я защищал диссертацию по Скандинавии, у шведов больше всего зарабатывает учитель дошкольных учреждений, на втором месте — школьный педагог и на третьем — преподаватель вуза. В России всё наоборот».

Главное в образовании человека — это самообразование, считает г-н Вяземский. Учитель — всего лишь помощник, наставник, задача которого — привить интерес к предмету (если молодой человек разносторонне развит и одарён, ему трудно выбрать, кем стать), а также дать базовую ориентацию в этом предмете. В данном случае — при введении ЕГЭ, тестовой системы теряется данное предназначение учителя. Последствия очевидны. Как признался Юрий Вяземский, в последние годы он наблюдает грустную тенденцию: ежегодно к нему приходят на собеседование умники в области истории и литературы, они прекрасно знают даты, последовательность событий и так далее, но как только им задаёшь элементарный вопрос, например, «Кто такой Александр Невский, каково его значение для истории?», ребята замолкают, теряются, потому что это не относится к сфере ЕГЭ.

«Мы живём в техногенную эру, поэтому вполне логично, что всё больше и больше людей стремятся получить высшее образование, — признал Юрий Вяземский. — Думаю, к середине века даже рабочие должны будут оканчивать вузы, чтобы уметь работать на современной технике. Проблема не в массовом высшем образовании. Существуют самобытные, элитные вузы, они есть в Америке, Англии, есть и у нас. Мне непонятно, зачем их уравнивать с вузами, которые появились совсем недавно и ничего ещё собой не представляют. Элитные вузы должны иметь право на собственные экзамены, так же как консерватории, творческие вузы. Например, в МГИМО обязательно надо проверять способности человека к иностранному языку, не знания, тем более тест, а именно способности, чтобы человек мог ориентироваться в языковом пространстве. А также — способности к специальности».

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Наука и технологии России»
Распечатать страницу