Абхазия и Южная Осетия: будущее отношений с Грузией

05.12.09

Абхазия и Южная Осетия: будущее отношений с Грузией

Эксперты МГИМО: Пономарева Елена Георгиевна, д.полит.н., профессор

Агрессия Грузии против Южной Осетии в августе 2008 г., массовый геноцид осетинского населения – события, ставшие кульминационной точкой в развитии грузино-абхазского и грузино-осетинского конфликтов и вынудившие Россию принять не только необходимые меры военного характера, но и признать независимость Абхазии и Южной Осетии (ЮО). Они повлекли за собой необратимые последствия, качественно изменив статус-кво в Закавказье и в мировой политике в целом.

Расчеты грузинских руководителей и покровительствующих им сил на бездействие Москвы не оправдались. Сложилась совершенно новая политическая ситуация, в которой развитие грузино-абхазских и грузино-осетинских отношений можно прогнозировать по трем основным сценариям. Условно их можно назвать: (1) «Великая Грузия», (2) конфликт с нулевой суммой и (3) «Большая Европа».

Сценарий «Великая Грузия»

Этот сценарий имеет формальные основания в конституции республики, принятой 24 августа 1995 г. Параграф 1 ст. 1, содержащий элемент исторической фальсификации, гласит: «Грузия – независимое, единое и неделимое государство, что подтверждено референдумом, проведенным 31 марта 1991 г. на всей территории страны, включая Абхазскую АССР и бывшую Юго-Осетинскую автономную область, и Актом о восстановлении государственной независимости Грузии от 9 апреля 1991 года». «Запрещается отчуждение территории грузинского государства. Государственные границы могут быть изменены только на основе двустороннего соглашения с соседним государством» (ст. 2, п. 2). Причем ст. 2 конституции, принятой после проигранной грузинами войны 1992-1993 гг. в Абхазии, содержит очень показательный параграф 3: «Государственно-территориальное устройство Грузии будет определено конституционным законом на основе принципа разграничения полномочий после полного восстановления юрисдикции Грузии на всей территории страны» (курсив мой. – Е.П.). И, наконец, согласно ст. 8, «государственным языком Грузии является грузинский, в Абхазии – также абхазский» (изменение внесено Конституционным законом Грузии от 10 октября 2002 г.)1.

Здесь следует напомнить некоторые хрестоматийные истины, подтверждающие неправомочность провозглашения территориальной целостности Грузии, включающей Южную Осетию и Абхазию, а значит, и антиправовую основу сценария «Великая Грузия».

Историко-юридическая экспертиза1 показывает, что Грузия как государство – это молодое по историческим меркам формирование нескольких этносов, существовавших раздельно в виде суверенных образований независимо друг от друга на протяжении нескольких тысячелетий и объединённых только после распада Российской империи в 1918 г.

Георгиевским трактатом (1773 г.) границы Картли-Кахетинского царства (понимаемого как Грузия), взятого под покровительство российской короной, как известно, определены не были. Грузия или то, что было названо Грузией на российской карте «План операции корпуса генерал-майора Сухотина в Азии в кампании 1771 года», располагалась на незначительной территории Центрального Закавказья. Грузия как государственная структура включала Карталинию, Кахетию, Самхетию, Казахи, Шамшадыль, Бамбаки, Шурагель. Все её пространство занимало около 300 км с востока на запад и немногим более 300 км с севера на юг.

Грузия добровольно вошла в состав Российской империи 18 января 1801 г. после долгих прошений и обращений грузинских князей, начиная с ХVI в. «Высочайший манифест от 18 января 1801 г. о присоединении Грузии к России» в приложении на карте чётко определял границы: Грузия делилась на пять уездов – «Горийский, Лорийский, Душетский (Карталиния) и Кахетия в составе Телавского и Сигнахского уездов». В те времена ни Абхазия, ни Южная Осетия, ни Имеретия, ни Гурия, ни Мегрелия в состав Грузии не входили, поскольку такого государства, как Грузия, просто не было.

Осетия вошла в состав Российской империи значительно раньше – в 1774 г. Грамота от 17 февраля 1810 г. о покровительстве Российской империи Абхазскому княжеству, имевшему свою территорию, действовала до 1864 г.3 В 1864 г. в целях «водворения внутреннего порядка» Абхазское княжество было упразднено, и до 1918 г. территория напрямую управлялась российской администрацией и не включалась в состав Грузии. С 1883 г. Абхазия называлась Сухумским округом и делилась на Бзыбский, Абхазский (Сухумский), Абджуйский округа, Цебельдинское (с 1837 г.), Самурзакандское (с 1840 г.) и Джигетское (с 1840 г.) приставства.

Ещё одним принципиально важным уточнением является частичность, этапность вхождения территорий современной Грузии в состав России. Так, в 1801 г. Александр I присоединил Восточную Грузию к России. Из Картли и Кахетии образовалась Тифлисская губерния России. К этому времени единая Осетия уже 27 лет была в составе России. В 1804 г. в состав России вошла Имеретия и образовалась маленькая Кутаисская губерния. В декабре 1811 г. русские войска штурмом взяли Ахалкалак. 16 мая 1812 г. Россия в войне с Турцией наносит ей очередное поражение, в результате чего подписывается Бухарестский мирный договор. В соответствии с ним Россия (а не Грузия) получает участок берега Чёрного моря с г. Сухум и Мегрелию (без г. Пот).

В 1828 г. русская (а не грузинская) армия с боями овладела городами Ахалцих, Каре, Анапа и Пот. 2 сентября 1829 г. подписывается Адрианопольский мирный договор, согласно которому к России отошла вся полоса от Анапы до Поти, а также Ахалцихская область. 3 марта 1878 г. после очередного поражения Турции в Сан-Стефано подписывается мирный договор, в соответствии с которым России (а не Грузии) отходят Каре, Ардаган, Баязет, Батум, Гурия. Итак, вышеназванные земли, которые сейчас занимает Грузия, ей изначально не принадлежали, а были завоеваны русской армией в ходе боев и сражений.

После Октябрьской революции и крушения Российской империи один из пунктов соглашения от 9 февраля 1918 г., достигнутого между Национальным советом Грузии и Абхазским народным советом, устанавливал границы Абхазии как суверенного государства в пределах от р. Ингури на юге и до р. Мзымта на севере. В документах по объединению 26 мая 1918 г. ряда княжеств в «Грузинскую демократическую республику» вопрос о границах Абхазии не ставился. Документы о разделе Осетии в 1917 г. на Северную в составе Горской республики и Южную также определяли их границы вне Грузии.

В ХХ в. закавказские государства дважды объявляли о своей независимости. Первый раз – после развала Российской империи, второй раз – после развала Советского Союза. И оба раза имели место факты, о которых грузинская сторона либо умалчивает, либо даёт им идущую вразрез с мировой юридической практикой интерпретацию.

Ссылка Тбилиси на договор с РСФСР от 7 мая 1920 г., в котором Грузия присоединяет без согласия территорию Абхазии, не имеет юридической силы. На процедуре подписания этого договора представители Абхазии отсутствовали – их просто не пригласили. Дословно соответствующие пункты этого договора выглядят так: «Ст. IV, п. 1. Россия обязуется признать безусловно входящими в состав Грузинского государства… Тифлисскую, Кутаисскую, Батумскую со всеми уездами и округами, составляющими означенные губернии и области, а также округа Закатальский и Сухумский»4.

С точки зрения международного права в 1920 г. Грузия присвоила территорию другого государства (Абхазии) не на основе добровольной уступки, а на основе сговора с третьей стороной – большевистской РСФСР. Тем самым был нарушен принцип международного права nemo dat guod non haben (никто не может передать то, чего не имеет). Эта норма римского права подтверждена современным международным правом: «Объектом международного договора не могут быть права и интересы третьих государств. Договор, нарушающий их права, должен считаться недействительным».

Данное положение нашло применение в практике Международного суда ООН и подтверждено Комиссией международного права. В случае нарушения императивной нормы основополагающий принцип права pakta sunt servanda (договоры должны выполняться) теряет силу и должен быть либо пересмотрен в части исключения вопросов, подпадающих под императивную норму, либо аннулирован вообще. Особенностью его пересмотра является положение, при котором согласия подписавших сторон не требуется. Недействительность навязанных силой договоров была признана Лигой Наций в 1932 г., затем подкреплена ст. 53 Венской конвенции 1939 года. Ст. 46 этой конвенции уточняет, что международный договор считается недействительным в случае, если он:

  • заключён с явным нарушением конституционных норм и порядка заключения договоров (п. 1);
  • государство заключило договор под влиянием обманных действий другого, участвующего в переговорах государства (п. 3);
  • договор в момент заключения противоречил основным принципам международного права (п. 7).

Таким образом, договор между РСФСР и Грузией от 7 мая 1920 г., касающийся территории суверенной Абхазии, не имеет юридической силы.

Заключение договора с РСФСР послужило также поводом для вторжения в Южную Осетию воинских формирований тбилисского правительства и проведения ими карательной операции 17 мая 1918 г. Этому предшествовала попытка Осетии самостоятельно войти в состав РСФСР. В первой грузино-осетинской войне погибли около 18 тыс. человек, около 50 тыс. человек бежали в Северную Осетию.

Грузинская демократическая республика перестала существовать 25 февраля 1921 г., когда части Красной Армии вошли в Тбилиси. Вероятно, эту акцию можно трактовать как «оккупацию Грузии», как нарушение российско-грузинского договора 7 мая 1920 г., но правовое значение этой акции никак не распространяется на те территории, которые были присоединены к Грузии в советские времена. Юридически Грузия имела и имеет право только на ту территорию, которой она владела до вхождения в состав Российской империи.

На основании вышесказанного могу утверждать, что, в соответствии с международным правом, Грузия могла создать самостоятельное государство только на той территории, с какой она входила когда-то в царскую Россию.

Однако грузинские лидеры с этими утверждениями не соглашаются и продолжают лелеять планы создания «Великой Грузии». Постоянно ведутся разговоры о «мирном марше на оккупированные территории» (напомню, что с подобного «мирного марша» началась первая война с Южной Осетией во времена Гамсахурдиа под лозунгом «Грузия для грузин!»).

К сожалению, стремление режима Саакашвили вернуть новые государства Закавказья в состав Грузии не ограничивается риторикой. В частности, вдоль реки Ингур сосредоточено до 2 тыс. сотрудников спецназа вооруженных сил и МВД Грузии. На участке грузино-абхазской границы от устья реки Ингури до населенного пункта Эрисцкали развернуто 10 стационарных и 17 выносных постов, развёртываются позиции РСЗО «Град» и 120-мм минометов, круглосуточно ведётся наблюдение как с основных, так и с выносных постов. В приграничных с Южной Осетией районах сосредоточены подразделения грузинских вооружённые сил и МВД общей численностью около 2,5 тыс. человек. В зоне, прилегающей к грузино-осетинской границе, развёрнуто более 50 стационарных и мобильных постов, ведутся активные фортификационные работы, перебрасывается бронетанковая техника и артиллерия, подтягивается живая сила5.

Все это происходит на глазах у наблюдателей различных международных структур, выступающих (на словах) за безопасность и стабильность в Закавказье. Началось это далеко не вчера, а, самое позднее, в начале 2009 г., когда грузинская армия почувствовала, что оправляется от нанесенного ей в августе 2008 года урона. Учения в различных частях Грузии следуют друг за другом, а специфика некоторых поставок через порт Батуми также указывает на военные приготовления тбилисского режима.

(Продолжение следует)

_________________

1. Конституция Грузии. – http://www.kavkaz-uzel.ru/docstext/docs/id/1176560.html

2. Грачева Т.В. Святая Русь против Хазарии. Алгоритмы геополитики и стратегии тайных войн. – Рязань: Зерна, 2009. – С. 50-51; Крылов А.Б. Абхазия: выстраданная независимость – Pежим доступа: www. fondsk.ru; Коппитер Б. Грузино-абхазский конфликт // Европеизация и разрешение конфликтов: конкретные исследования европейской периферии. – М.: Весь мир, 2005. – С. 197-201; Лакоба С. Абхазия. После двух оккупаций. – Гагра: Интеллигенция Абхазии, 1994; Менташашвили А. Исторические предпосылки современного сепаратизма в Грузии. – Тбилиси: ТГУ, 1998.

3. Шамба Т.М., Непрошин А.Ю. Абхазия: Правовые основы государственности и суверенитета. – М.: Ин-Октаво, 2005. – С.64-67.

4. Крылов А.Б. Абхазия: выстраданная независимость – http://www.fondsk.ru/

5. Выступление заместителя секретаря Совета безопасности РФ Ю.А. Зубакова на конференции «Безопасность и сотрудничество на Кавказе» / Асимметричные угрозы и конфликты низкой интенсивности. – 2009. – № 5-6. – C. 64.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Фонд стратегической культуры»
Распечатать страницу