Я бы не рекомендовал эту книгу студентам

15.12.09
Эксклюзив

Я бы не рекомендовал эту книгу студентам

Эксперты МГИМО: Подберезкин Алексей Иванович, д.ист.н., Серегин Александр Васильевич, к.культурологии

Несколько дней назад состоялась презентация двухтомника «История России. XX век: 1894–1939. 1939–2007», опубликованного издательством «Астрель». Объёмная работа — около 2000 страниц — подготовлена весьма широким коллективом авторов. Генеральным директором проекта и ответственным редактором одновременно выступил профессор нашего Университета А. Зубов. Сразу оговоримся, издание это не имеет никакого отношения к МГИМО и специалистами нашего университета не рецензировалось.

«Эта книга была написана за очень короткий период времени… Все недостатки — на мне», — признаёт ответственный редактор. Тогда возникшие и у нас вопросы мы зададим ответственному редактору или генеральному директору.

Сейчас особенно остро в политических и научных кругах стоит вопрос о фальсификации нашей истории, что наносит ущерб интересам России. Попытки фальсификации в основном затрагивают период Второй мировой войны, 70-летие начала которой сравнительно недавно отмечалось во всём мире. Не будем уточнять, что такое фальсификация, кому она нужна и какие цели она преследует: на эти вопросы легко ответит и сам читатель. Но вот почему генеральный директор проекта счёл возможным повествовать о предвоенной истории без объективного рассмотрения в контексте предшествующих ей событий Мюнхенского договора (или сговора, как его справедливо окрестили многие учёные) ответа мы не находим. В книге этому договору отведено всего две строчки. «Захват Гитлером Чехословакии в нарушение Мюнхенского договора и его военные приготовления против Польши показали западным демократам тщетность политики умиротворения». И всё. А ведь нравственность, за которую так ратует Генеральный директор в предисловии ответственного редактора: мол исторические факты «требуют нравственного осмысления» как раз и была порушена Мюнхеном. Интересно, и почему договор этот, важнейший и краеугольный в истории довоенного противостояния, практически обойдён молчанием? Не с той ли целью, чтобы не подвергать его нравственному осмыслению?

«Для французов и особенно англичан, — читаем мы дальше, — переговоры с Москвой были, прежде всего, средством удержания Гитлера от войны с Польшей». Странно. Профессору внешнеполитического университета должно быть известно, что таковым средством в международной политике, прежде всего, является договор и его исполнение. Подписали бы договор с Москвой, и, глядишь, остановили бы агрессию. Но не входило это в планы Парижа и Лондона, да и судьба Польши им была глубоко безразлична, что показали дальнейшие события. Главное, что руководило их действиями, было оградить себя от гитлеровской агрессии, канализировать её на Восток, на СССР. И Бог с ней, с Польшей. Поэтому Лондон и Париж умышленно затягивали переговоры с Москвой. Даже делегацию на трёхсторонние переговоры направили туда на пассажирском пароходе (медленнее, разве что на перекладных).

Или в книге звучит: «Сталин желал войны». Никаких документов, мало-мальски подтверждающих это утверждение, не приводится. А всё, что читаем мы дальше свидетельствует совсем о другом. Сталин рассчитывал на выгодное вступление в войну, избежать которой к тому времени было уже невозможно. Но разве в Лондоне и Париже не считали точно также и не «вели циничную игру сразу на двух шахматных досках, сравнивая возможные выгоды обоих вариантов», — как отмечается в книге только в адрес советского руководства. Неужели нравственность для одних — одна, а для других — другая?

Эта и подобные сомнительные оценки и утверждения мешают не только историческому познанию. Они становятся неодолимой преградой и на пути нравственного осмысления событий, к чему стремится любой историк, любой преподаватель истории.

В научных кругах это издание воспринято весьма неоднозначно и, полагаем, что серьёзное научное обсуждение этих книг и их оценки ещё впереди. Однако уже сейчас можно с уверенностью говорить, что рекомендовать это спорное издание нашим студентам было бы большой ошибкой.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу