У русских есть необъяснимая симпатия к индонезийцам

03.02.10

У русских есть необъяснимая симпатия к индонезийцам

Эксперты МГИМО: *Шахрай Сергей Михайлович, д.юрид.н., профессор

Сергей Михайлович Шахрай, заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор Московского государственного института международных отношений (университет) МИД России. Один из авторов российской Конституции 1993 года, бывший заместитель председателя и вице-премьер правительства РФ (1991–95).

Сейчас — руководитель аппарата Счетной палаты Российской Федерации, член Президиума Совета по внешней и оборонной политике, президент Национальной федерации бадминтона России. Он является научным руководителем Государственного научно-исследовательского института системного анализа Счетной палаты Российской Федерации и Высшей школы государственного аудита МГУ им. М. В. Ломоносова.

Накануне празднования 60-летия установления дипотношений между Россией и Индонезией Сергей Шахрай дал интервью РИА Новости. Беседовал Михаил Цыганов (Джакарта).

— Сергей Михайлович, вы приехали в Джакарту сразу в трех ипостасях: как председатель Общества дружбы Россия-Индонезия, как руководитель аппарата Счетной палаты РФ и как президент Национальной федерации бадминтона России. И все это происходит на фоне празднования 3 февраля 60-летия установления дипломатических отношений между нашими странами…

— Как любой юбилей, 60-летие дипломатических отношений — это прекрасный повод подвести некоторые итоги и наметить планы развития. При этом, несмотря на праздник, нужно поставить диагноз: а что не получилось?

Для России Индонезия — очевидный ключевой и стратегический партнер и по своему географическому положению на перекрестке мировых торговых путей, и по огромному экономическому потенциалу (член «большой двадцатки»), и по численности населения (четвертая страна мира), и по месту, которое она занимает не только среди мусульманских стран (первая по числу жителей), но и лидеров Движения неприсоединения, и так далее.

— И что же у нас не получилось?

— К сожалению, на протяжении этих 60 лет отношения наших стран сводились в основном, к пониманию стратегической необходимости этих отношений, в некоторой степени — к военно-техническому сотрудничеству и просто к человеческим симпатиям.

Хотя, наверное, с этого надо начать — есть какая-то необъяснимая симпатия у русских к индонезийцам и у индонезийцев к русским. Это чувствуется сразу, когда начинаешь с ними работать, встречаться, дружить…

— Что Вы считаете главной задачей на этот момент?

— На мой взгляд, наше экономическое сотрудничество до сих пор развито далеко недостаточно. Конечно, в 2008 году был резкий рывок: наш двусторонний оборот увеличился в два раза до одного миллиарда 600 тысяч долларов (сейчас он упал из-за кризиса). Но, согласитесь, для двух таких стран, как Россия и Индонезия это очень мало.

Поэтому 60-летие дипломатических отношений — это повод задуматься и всерьез заняться экономикой. Это означает, что российское правительство должно создать минимально необходимые условия для российского бизнеса, российских инвестиций и совместных предприятий в стратегических областях — прежде всего, горнодобывающей промышленности, переработке сырья.

А для меня все это празднование — также и вхождение в роль новоизбранного председателя Общества дружбы Россия-Индонезия.

— Каковы цели этого Общества?

— Наша задача здесь не столько экономическая, сколько гуманитарная.

Очень приятно, что накануне 60-летия в Джакарте произошло поистине стратегическое событие — презентация готовящегося к печати специалистами Московского государственного университета, Санкт-Петербургского государственного университета и Университета «Индонезия» нового русско-индонезийского словаря на 80 тысяч слов, который будет издан в Индонезии. К сожалению, такие словари мы обновляем очень редко, надо бы это делать как минимум раз в десятилетие, а может быть и чаще — все же речь идет о пятом по числу разговаривающих на нем языке мира.

Кроме того, мы наметили у себя в плане на 2010 год публикацию не только книг наших ученых об Индонезии, но и популярной литературы.

Еще один огромный ресурс для Общества — использование современных информационных технологий. Сколько бы мы ни проводили концертов и выставок, сколько бы ни издавали словарей, об этом узнают десятки, сотни, максимум — тысячи человек. Но если мы ворвемся в информационное пространство грамотным Интернет-сайтом, то речь пойдет уже о десятках и сотнях тысяч людей.

И еще у нас есть такой неожиданный резерв, как десятки тысяч российских любителей бадминтона. Вот мы поработаем, а потом проведем совместный съезд, и все бадминтонисты вступят в Общество дружбы Россия-Индонезия (смеется).

— Кстати, а что у нас с бадминтоном?

— В этот вид спорта я влюбился больше 30 лет назад, и вот уже прошло четыре года с того момента, как меня избрали президентом Национальной федерации бадминтона.

Не все знают, что бадминтон пришел в Россию благодаря Сергею Павловичу Королеву и Юрию Гагарину: именно его великий конструктор выбрал основным спортом для подготовки космонавтов. И не случайно: бадминтон не травматичен, физически очень интенсивен — работают все группы мышц. А уже потом бадминтон взяли на вооружение американские астронавты, причем в самом начале их тренировал индонезиец…

На олимпиадах и чемпионатах мира я давно оценил, как играют индонезийцы: в красивый бадминтон, не такой, может быть, силовой, как китайский, но очень красивый. А у меня давно была выведена формула: мы сможем обыграть азиатов, только соединив азиатскую технику с русским куражом. Вот индонезийцы играют со своим куражом, и нам есть, чему поучиться.

Надеюсь, в рамках этого визита мы сможем сдвинуть дело вперед и, возможно, договоримся о получении играющего тренера. Кроме того, нам важно присылать сюда молодежь на тренировочные сборы и приглашать индонезийских спортсменов к нам.

— Мы чуть не забыли о Счетной палате…

— На самом деле, это основная цель моего визита.

После подписания в 2007 году соглашения о сотрудничестве между Счетной палатой РФ и Управлением аудита Индонезии наши отношения вышли на новый уровень. Мы очень активно взаимодействуем в азиатском объединении высших контрольно-счетных органов АЗОСАИ, причем именно Индонезия там являлась для России ключевым партнером.

Дело в том, что Государственное управление аудита функционирует в этой стране уже 63 года, и хотя в некоторые периоды оно сталкивалось с серьезными трудностями, все же за более чем полвека сложился очень профессиональный коллектив, у которого нам есть чему поучиться. В Индонезии уже созданы правовые условия для работы управления по аудиту — не только специальный закон, но и финансовое законодательство. По сути, это реально независимый — даже с финансовой точки зрения — орган финансового контроля.

Ну и, кроме того, в 2007 году в ходе визита в Индонезию президента Путина было подписано соглашение о кредите со стороны РФ на сумму в миллиард долларов, и главы наших государств тогда поручили двум счетным палатам контролировать его реализацию. Чем мы сейчас и занимаемся.

Наконец, речь пойдет и о двух новых для нас направлениях работы: противодействии коррупции и аудите в сфере природопользования в широком смысле слова.

Теперь мы ждем в Москве индонезийскую делегацию, а чтобы эти отношения были неформальными, Счетная палата РФ вызвала на матч по бадминтону управление по аудиту Индонезии.

— Ну и, наконец, что такое Индонезия лично для Вас? Почему Вы согласились стать председателем Общества?

— Сближение с Индонезией у меня произошло сначала именно благодаря бадминтону. Ну, а потом мой старший сын для своего свадебного путешествия с женой выбрал Бали. Они приехали в абсолютном восторге, и стали агитировать и нас.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РИА Новости
Распечатать страницу