О новом «Юго-Восточном позиционном районе ПРО» в Европе

15.02.10
Эксклюзив

О новом «Юго-Восточном позиционном районе ПРО» в Европе

Эксперты МГИМО: *Кулагин Владимир Михайлович, к.ист.н., доцент, почетный профессор МГИМО

В начале февраля в повестке дня европейской, да и глобальной безопасности возникло новое измерение, связанное с планами создания нового «Юго-Восточного позиционного района» ПРО США в Европе.

4 февраля президент Румынии Т. Бэсеску сообщил, что Вашингтон пригласил Румынию к переговорам о размещении к 2015 г. на территории этой страны наземного варианта противоракет средней дальности. Представитель Государственного департамента США Ф. Кроули подтвердил эту информацию, но дал понять, что наряду с противоракетами наземного базирования речь может идти и о размещении таких ракет в территориальных водах Румынии на кораблях, оснащенных системой «Эгида-Иджис». 12 февраля вслед за Румынией о готовности рассмотреть вопрос о размещении элементов такой ПРО заявила и Болгария.

Контуры этого варианта позиционного района ПРО пока очерчены только пунктиром. Предполагается, что на первом этапе там будут развернуты противоракеты СМ-3 «Стандартная ракета — 3» (Standart Missile-3 Block IA) в комплексе с системами боевого управления «Эгида» (от греческого «Иджис»).

Оснащение эсминцев и крейсеров ВМС США системой «Эгида-Иджис» для решения военно-морских задач началось в 80-х годах. Это продвинутая система боевого управления с РЛС кругового обзора дальностью до 400 км, которая позволяет автоматически обнаружить и сопровождать 250–300 целей на поверхности, под водой и в воздухе. Ядром системы является компьютерный центр с элементами искусственного интеллекта, позволяющий производить автоматическое поражение наиболее угрожающих целей. Позже корабли с такой системой управления начали оснащаться ракетами СМ-3, которые продемонстрировали высокий потенциал не только противовоздушной, но и противоракетной обороны. В ходе прошедших в 2007 г. испытаний эти ракеты, стартовавшие с эсминца «Лэйк Эри», поразили две баллистические ракеты на высоте около 180 км. В начале 2008 года ракета СМ-3, запущенная с того же эсминца, поразила американский аварийный разведывательный спутник на высоте 247 км, двигавшийся со скоростью 7,6 км/сек, т.е. близкой к скорости межконтинентальной баллистической ракеты.

Несколько лет назад начались совместные американо-японские эксперименты по использованию комплексов корабельных противоракет СМ-3 и систем боевого управления «Эгида-Иджис» для возможного уничтожения северокорейских ракет, которые дали неплохие результаты.

Вашингтон заявил, что решение о развертывании нового «Юго-Восточного района ПРО» в Европе было принято в связи с тем, что Иран успешно разрабатывает ракеты средней и меньшей дальности, а прежние оценки возможности Тегерана по созданию ракет межконтинентальной дальности оказались преувеличенными. Кроме того, ракеты СМ-3 в большей степени готовы к практическому развертыванию, чем противоракеты дальнего действия GBI, половина испытательных пусков которых завершаются неудачей. Наконец, или в первую очередь было подчеркнуто, что новый район ПРО не направлен против России.

Действительно, по своим тактико-техническим данным и стратегическому потенциалу планируемый «Юго-восточный позиционный район ПРО» в Европе отличается от прежнего «третьего позиционного района» с базированием на Польшу и Чехию, развертывание которого было прекращено или приостановлено президентом Б. Обамой в сентябре 2009 года. На первом этапе новый район будет оснащаться противоракетами значительно меньшей дальности по сравнению с противоракетами GBI, которые ранее планировалось установить в Польше. Базирующиеся в Румынии противоракеты СМ-3 смогут перехватывать ракеты межконтинентальной, средней, меньшей и малой дальности над зоной с радиусом примерно в 400 км, с какого бы направления и расстояния они не были запущены. Можно предположить, что в будущем эти ракеты и комплексы боевого управления потребуют размещения на Кавказе или в Турции загоризонтной РЛС предупреждения о запусках ракет с территории Ирана. Новый район находится дальше от основных мест расположения российских стратегических ядерных сил наземного базирования и вероятных траекторий их пусков. Вероятность перехвата российских СНВ снижается. Зона действия радиолокационных станций системы «Эгида-Иджис» в несколько раз меньше по сравнению с зоной действия мощной РЛС в Чехии, которая могла бы «просматривать» российское космическое пространство вплоть до Плесецка.

Вместе с тем масштабное размещение комплексов «Эгида-Иджис» на кораблях в Черном море может существенно изменить соотношение сил в его акватории по обычным, в первую очередь военно-морским вооружениям, поскольку такие морские платформы помимо функции ПРО располагают, как отмечалось, повышенными возможностями уничтожения воздушных, надводных и подводных целей. Дополнительная проблема возникает и в связи с возможным размещением элементов новой ПРО на кораблях США в Черном море на постоянной основе. Такие планы вошли бы в коллизию с положениями Конвенции Монтре 1936 года, которая ограничивает сроки пребывания кораблей нечерноморских держав в Черном море. Но Соединенные Штаты могут обойти это юридическое препятствие, передав корабли с системой «Эгида-Иджис» и противоракетами на борту одной из черноморских держав, скажем, Румынии, Болгарии или Турции, как они ранее передали такие комплексы Японии.

Пока главные претензии со стороны Российской Федерации вызваны тем, что США снова приняли решение по вопросам ПРО, что называется, явочным порядком, несмотря на то, что между президентами Д.А. Медведевым и Б. Обамой была достигнута договоренность о проведении совместных российско-американских оценок ракетных угроз и такая работа только началась.

Кроме того, планы создания «Юго-Восточного района ПРО» необходимо поставить в глобальный стратегический контекст. Сегодня противоракетный потенциал США состоит из нескольких позиционных районов: на Аляске, где базируются 13 ракет перехватчиков GBI и обслуживающая их РЛС; в Калифорнии — 2 аналогичные противоракеты; совместный американо-японский район на кораблях с системами «Эгида-Иджис» в акватории близ Северной Кореи. Аналогичная система разрабатывается с Израилем и, возможно, будет размещена в Персидском заливе. В начале этого года Китай провел успешное испытание своего пилотного проекта по разработке технологий ПРО. В РФ на боевом дежурстве стоит объектовая система ПРО вокруг Москвы.

Последняя была создана еще в рамках Договора по ПРО и призвана обеспечить российскому политическому и военному руководству в случае ракетного нападения «временной зазор» для правильной оценки ситуации и принятия адекватного решения по ответным мерам. Можно согласиться с тем, что аналогичные ограниченные системы ПРО могут быть полезны для сдерживания новых ракетных угроз, например, со стороны КНДР или Ирана. Но важно то, что они в большей или меньшей степени могут одновременно сокращать сдерживающий наступательный потенциал соседних с проблемными странами государств, например, России и Китая. Сегодня вся совокупная система ПРО США теоретически может перехватить до десяти ракет межконтинентальной или средней дальности. Такая способность существенно не снижает возможности сотен носителей стратегических наступательных вооружений РФ или КНР. Но по мере ее «утолщения» и развития способности противоракетной обороны будут возрастать, а в случае дальнейшего многократного сокращения ракет и их головных частей всеми ядерными державами ПРО может стать одной из главных составляющих в глобальном стратегическом уравнении.

Кроме того, уже сегодня противоракетные технологии таят некоторые более близкие потенциальные риски. Как упоминалось, с помощью ракеты СМ-3 был поражен аварийный американский разведывательный спутник. Такой же эксперимент был осуществлен Китаем. Противоспутниковый потенциал систем ПРО, способный «ослепить» противника, может значительно быстрее дестабилизировать глобальное стратегическое уравнение.

В последние дни пришло еще одно сообщение: в ходе проведенных в США испытаний баллистическая ракета (дальность ее не указана) была успешно поражена лазером установки, базировавшейся на борту самолета «Боинг». Пока речь идет лишь о средствах атмосферной противовоздушной обороны. Однако при совершенствовании этой технологии может появиться соблазн вывода таких ударных установок, работающих на новых физических принципах, в космос для целей ПРО. Одновременно такие установки могут получить потенциал нанесения ударов из космоса по наземным целям.

Российское общество еще «не остыло» от яростной борьбы против третьего позиционного района в Польше и Чехии, сохраняет накопленную инерцию для противодействия планам развертывания любых американских районов ПРО. Новой ситуацией не прочь воспользоваться и другие игроки — из Тирасполя уже звучат призывы разместить российские «Искандеры» в Приднестровье, и нацелить их на Румынию. Могут быть предприняты попытки стимулировать новые власти Украины, которая ближе к новому району, на совместную борьбу против него в надежде отдалить Киев от Брюсселя. Свою игру в связи с новой ситуацией в бассейне Черного моря не преминет сыграть и Тбилиси.

Как представляется, сегодня важно сохранить трезвость суждений, комплексно оценить, насколько новая ситуация снимает прежние озабоченности и порождает новые, просчитать возможные результаты тех или иных практических шагов для минимизации последних. Именно в этом и состоит задача экспертного сообщества, в том числе и экспертов нашего Университета.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу