Борьба с фальсификацией истории России – задача общества и государства

10.03.10
Эксклюзив

Борьба с фальсификацией истории России – задача общества и государства

Эксперты МГИМО: Подберезкин Алексей Иванович, д.ист.н.

Сегодня уже стало очевидным, что история как наука перестала быть только историей, но превратилась в политический инструмент, средство для достижения вполне конкретных, часто сугубо меркантильных целей, в том силе и, быть может, в первую очередь, политических. С этой точки зрения фальсификация истории — это заведомо ложное описание либо трактовка тех или иных событий. Она становится острым идеологическим и политическим оружием, которое используется как в политических (закрепить за тем или иным государством историческое право на территорию, обосновать легитимность или нелегитимность той или иной правящей элиты), так и в экономических или иных целях. Историческое пространство любой страны может использоваться не только как поле для сражений в современных информационных войнах, но и как средство подготовки победы или поражения, как инструмент идеологического обоснования того или иного разворота событий, как «нелетальное оружие массового поражения».

Человек как творец и интерпретатор современной истории оказался в центре информационных технологий, с беспрецедентной скоростью и радикализмом меняющих жизнь человечества. Он же, его сознание, мировоззрение – в центре информационных войн. Их цель заключается, прежде всего, в том, чтобы навязать потенциальному противнику программируемый образ мира, такого мироустройства, в котором для победителя будут складываться наиболее благоприятные условия существования и развития. Г. Киссинджер определил кредо такого рода событий с беспощадностью технолога: «Знание мировоззрения противника важнее объективной реальности».

За кулисами проходящей перед глазами всего мира его массовой информатизации было разработано информационно-психологическое оружие, способное эффективно воздействовать на психику, эмоции моральное состояние людей. Вымывание из школьных учебников в постсоветской России идей гражданственности и патриотизма, «переписывание» учебников истории, из которых исчезали наиболее значимые страницы русских побед демонстрировали – прямое следствие покушения на отечественную историю, ибо, если вспомнить слова В.О. Ключевского, то народ без истории подобен ребенку без родителей: любой может с ним сделать то, что ему заблагорассудится.

Мы все зачарованы high tech’ом, в первую очередь информационными технологиями, от которых ждем самых лучших перемен в своей жизни, совершенно не задумываясь над тем, что большинство из них изначально предназначена для перестройки человеческого сознания. Подобная перестройка является не побочным продуктом достижения какой-то традиционной человеческой цели (улучшения связей между людьми, обретения больших аналитических и организационных возможностей и т.п.), но является главной, ключевой задачей воздействия информационных технологий. Неожиданно для себя люди обнаружили, что перестройка сознания, систем ценностей приносит качественно большие дивиденды, чем переделка косной материи. Массовое распространение компьютера и информационных технологий сделало возможным широкомасштабную корректировку живого общественного сознания на уровне наций и многонациональных государств.

Связанные с этим технологии уже получили название high hume, в отличие от high tech’а. Они вырастают из обычных информационных технологий, используя их как своего рода питательную среду, отличаются высочайшей эффективностью, высокой изменчивостью и приспособляемостью, а также максимальной скоростью саморазвития. Именно их применение на деле позволяет констатировать, что в развитии человечества происходит подлинный переворот, революция, последствия которой еще не осознаны даже на уровне первичного познания. Продуктом high hum’ов можно считать «цветные революции», проведенные в Сербии, Грузии, Украине, где без оружия и баррикад были сменены политические режимы. Последствия применения «мягкой силы» подобных технологий, будучи «привязанными» к определенным территориям, демонстрируют не меньший радикализм, чем традиционные войны и революции. В данном случае можно привести  слова А.И. Владимирова, который еще в начале XXI века предупреждал о «ставшей явью глобальной угрозе формирования не нами нашего образа мышления и даже национальной психологии».

Одну из главных ролей в перестройке человеческого сознания имеет соответствующая интерпретация истории, вернее, ее фальсификация и искажение, перестановка акцентов и предумышленное забвение. В последнее время целями такого рода деятельности стали:

— во-первых, российское государство как политический институт, его формы и режимы;

— во-вторых, русская история и национальные культурные и духовные ценности, те энергетические токи культуры, которые создали великое государство и великую историю;

— в-третьих — русская нация и национальное пространство, ею обживаемое и формируемое.

Именно на этих трех направлениях начали формироваться констелляции продуманных недомолвок, нарочитых умолчаний, тенденциозно подбираемых фактов, вычурно формулируемых банальностей, откровенных нелепостей и грубой фальсификации явлений и событий. И все это – отнюдь не случайности: все три упоминаемые сферы связаны с фундаментальными основами самоидентификации современной России, в них выкристаллизовываются её национальные интересы и духовные ценности.

Так, огульно критикуя (а по сути дела, фальсифицируя) историю России — СССР — Российской Федерации, фальсификаторы на деле целятся в современное российское государство как таковое, прекрасно осознавая, что именно государство, как правило, является наиболее эффективным институтом нации и общества, тем двигателем, без которого вообще невозможен общественный прогресс. В случае с Россией объектом критики становится, прежде всего, современная политическая система страны, демократичность и легитимность которой ставится под сомнение. Для этого используются такие псевдоисторические аналогии, логика которых проста и незатейлива: сначала ставится знак равенства между «тоталитарными режимами» Сталина и Гитлера, затем — между СССР и его преемницей Россией, а затем — между «режимом Сталина и Путина». И соотечественники Черчилля и Рузвельта сегодня не задумываются, почему их великие лидеры не равняли нацизм со сталинизмом; почему им и в голову не приходило оспаривать решающую роль Советского Союза в победе над Гитлером и т.п.

В Ялте и Потсдаме лидеры Великобритании и США садились со Сталиным за стол переговоров и совместно решали судьбы мира, видя за «дядюшкой Джо» великий русский народ, обеспечивший победу над фашизмом. А сейчас в этих вопросах доминируют так называемые «новые оценки», выводимые из факта существования одного документа — «пакта Молотова–Риббентропа». Вместо осознания сложнейшего узла противоречий, приведшие ко Второй мировой войне, выдвигается до бессмысленности простенькая формула: в 1939-м два злодея поделили между собой Европу, превратив все остальные европейские страны и народы в невинные жертвы. И один из современных, достаточно известных польских историков, упрекает Гитлера за «сговор» со Сталиным, а не с Варшавой, будучи уверенным, что в последнем случае немецкий фюрер не потерпел бы поражения в России.

История всегда является одним из жизненно важных ресурсов государственно организованной нации, которая не должна допускать девальвации своих исторических ценностей достижений. И борьба с фальсификацией российской истории кем бы то ни было должна рассматриваться как важнейшее государственное дело. С этой точки зрения создание Комиссии при Президенте Российской Федерации по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России является движением в нужном направлении. Специалисты МГИМО(У) фактически на общественных началах активно уже сделали и делают многое для аналитической поддержки деятельности Комиссии и развития отечественной исторической науки.

В частности, наш Университет подготовил специальный выпуск журнала «Вестник МГИМО», посвященный предшествовавшему началу Второй мировой войны периоду 1938-1939 годов. На страницах издания, наряду с учеными-историками, представителями Комиссии по противодействию фальсификации истории выступили известные политики, включая Президента Российской Федерации Дмитрия Медведева, главу администрации Сергея Нарышкина, министра иностранных дел Сергея Лаврова. Вокруг этого периода истории сегодня слишком много спекуляций, поэтому мы вместе с Комиссией зафиксировали в специальном выпуске журнала свою позицию.

Дополнительно мы опубликовали разрешенные для обнародования рассекреченные архивы. Эти исторические документы мы начинаем выкладывать на сайте МГИМО, причем в факсимильном варианте, что само по себе очень интересно: где-то идет роспись карандашом, например «товарищу Берия» или «товарищу Сталину», где-то стоит правка на разведдонесении. Это уже артефакты. Опубликованные в журнале документы — донесения нашей внешней политической и военной разведки того периода. Использовались уникальные источники: как агентурные данные, так и разведсведения из министерств иностранных дел Италии, Финляндии, Чехии. Это высокий уровень, но есть и средний уровень — российская агентура, которая работала в Чехословакии или в Польше. Материалы дают полное представление о том, как происходили события того периода, потому что разведдонесений очень много — весь предоставленный в наше распоряжение архив содержит более тысячи страниц.

После знакомства с архивными документами читателю станет сразу видно, что многие спекуляции вокруг предвоенного времени, которые искусственно создаются сейчас как в Западной Европе, так и, к сожалению, на постсоветском пространстве, в том числе некоторыми российскими журналистами и учеными, не имеют под собой никакой основы. В то же время эти публикуемые впервые архивы Службы военной разведки убеждают в том, что у советского руководства было очень много классных информаторов и источников. И, конечно, всю ситуацию Сталин и Берия знали в деталях, причем не с одного угла зрения. Они знали, что происходит в Чехословакии, Великобритании, Франции, Финляндии, Италии, Латвии и Эстонии. И это одна из сказок, когда говорится, что был какой-то уникальный агент, который прислал Сталину точную дату начала войны. Если почитать архив, то можно увидеть, что информация шла потоком. Собственно, так и устроена разведдеятельность, когда по одному и тому же поводу информация собирается из разных источников. И если 9 источников говорят о том, что это так, то сомневаться не стоит, а в нашем случае можно говорить об огромном потоке информации.

История сегодня становится серьезным политическим оружием, и тогда, когда служит благим целям, и тогда, когда совершенно сознательно фальсифицируется и используется в небескорыстных делах. На разоблачение и нейтрализацию такого рода фальсификаций и должна быть направлена работа отечественных историков. Кстати, заголовок работы: «Завтра может быть уже поздно», фраза Максима Литвинова, наркома иностранных дел, сказанная им после подписания известных мюнхенских переговоров, когда между Англией и Францией с одной стороны и Германией, с другой, был подписан мюнхенский пакт.

В этой связи хочется сделать одну ремарку. Мы недавно отмечали 70-летие начала Второй мировой войны. Все правильно, официально она началась 1 сентября 1939 года. Но я считаю, что на самом деле отсчет надо вести от сентября 1938-го, от Мюнхена. Между двумя этими датами — особый период. Это та самая развилка истории, когда события могли пойти так, а могли иначе. Перед Мюнхеном СССР пытался предотвратить раздел Чехословакии, был готов единым фронтом вместе с Англией и Францией выступить против Гитлера, называл конкретное количество дивизий, которые мог для этого выставить. А в августе 1939-го представители Советского Союза уже встречались и вели переговоры с Риббентропом.

За год — радикальная перемена советской позиции. Что произошло? На какую информацию опирался Сталин, принимая это решение? Насколько смена ориентиров была радикальной? Тут ведь масса подробностей, которые нынче мало кто вспоминает. Скажем — пакт Молотова – Риббентропа и падение Польши, которую некоторые авторы считают «невинной жертвой двух диктаторов». Но это та самая Польша, которая годом раньше наотрез отказалась пропустить к чехословацким границам наши воинские части, которые должны были спасать Чехословакию от агрессора. Та самая Польша, которая после Мюнхена отхватила кусок от уничтоженной Чехословакии! Согласитесь, поведение не жертвы, а хищника.

Перед Мюнхеном на Варшаву для обеспечения пропуска советских войск к границе Чехословакии могли надавить Англия и Франция, однако они почему-то не стали этого делать. А после Мюнхена (и еще до пакта Молотова — Риббентропа) они подписали с Гитлером договоры о нейтралитете, о которые сегодня почти не вспоминают. Из тех же донесений разведки Сталин знал, что украинским националистам за союз с Германией нацисты обещали провозглашение «независимой Украины» (другое дело, что потом Гитлер от этой идеи отказался — но это было уже потом). То есть на нашей границе могло возникнуть марионеточное государство с аппетитами, которые Западной Украиной бы не ограничивались.

Период, о котором идет речь, — время интенсивной тайной дипломатии — конфиденциальных переговоров, закрытых контактов. Рассекреченные документы показывают: у нас была блестящая разведка. Информацию она давала точную, подробную, многоплановую. Из ее совокупности становится ясным, что закулисные игры тогда вели все. «Белых и пушистых» не было, каждый международный актор тянул одеяло на себя. Сталин об этом знал и, решаясь на переговоры с Берлином, исходил из ситуации, которая складывалась: Запад делал все, чтобы обезопасить себя от гитлеровской агрессии, канализируя активность Берлина в восточном направлении.

В связи пактом Молотова-Риббентропа некоторые историки и политики сейчас очень любят упрекать советских руководителей в том, что они пошли на сговор с Гитлером, подписав с ним соответствующее соглашение. В этой связи следовало бы напомнить, что соглашение было подписано с Гитлером о ненападении, о нейтралитете. До этого, до советско-германского соглашения, такие же соглашения подписала сначала Англия, а затем и Франция. Эти факты общеизвестны, документы частично опубликованы, частично еще хранятся в архивах. В этих документах, например, очень четко показано, как параллельно, ведя переговоры с СССР, англичане переговаривались с Гитлером. Так что, знакомясь с рассекреченными документами, каждый может самостоятельно составить адекватное и основанное на знании источников мнение относительно начала Второй мировой войны, его причин и следствий.

Идя навстречу 65-ой годовщине Великой Победы в Отечественной войне 1941-1945 годов, коллектив МГИМО(У) работает над шеститомным изданием, в 17 книгах которого десятки ученых и преподавателей нашего Университета вместе с рядом известных московских исследователей раскроют все составляющие исторического подвига советского народа, разгромившего блок напавших на него стран-агрессоров и спасшего мир от «коричневой чумы» фашизма с его человеконенавистнической расовой доктриной мирового господства. Это должно быть уникальное издание, иллюстрированное не менее чем двумя сотнями малоизвестных и совсем не известных фотографий военного мира, а каждая книга — оснащена многочисленными впервые вводимыми в научный оборот документами из московских архивохранилищ.

И выполняя свой гражданский долг людей, искренне озабоченных будущим Отчизны, мы исходим из простой истины: в истории, если ее не защищать, все происходившее вчера обязательно аукается политическим суррогатом истины сегодня и может «выстрелить», превратившись в проблему, завтра.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу