Роль Турции в энергетических проектах Центральной Азии и Кавказа

11.03.10
Эксклюзив

Роль Турции в энергетических проектах Центральной Азии и Кавказа

Эксперты МГИМО: Кудряшова Юлия Сергеевна, к.ист.н.

Турция стремится представить свой опыт государственного строительства в качестве образца, наиболее подходящего для молодых тюркских государств. Следует ожидать, что членство в ЕС будет использовано турецким руководством для дальнейшего укрепления своих позиций в странах Центральной Азии и Закавказья. В этом случае Турция станет позиционировать себя в качестве локомотива модернизации, демонстрируя на своем примере путь аграрной исламской страны к становлению современной развитой державой регионального масштаба. Расширение и углубление турецкого проникновения на постсоветское пространство будет увеличивать значение Турции для ЕС как «моста» в Евразию.

Одним из направлений стратегии Европейского Союза является создание условий для активного коммуникационного сообщения по маршруту Центральная Азия — Южный Кавказ — Турция — ЕС. Значение Турции как стратегического партнера ЕС будет только возрастать ввиду стремления Европы получить доступ к новым рынкам и источникам сырья в Центральной Азии. Каспийская нефть, выход на местные рынки сбыта необходимы для роста европейской экономики. Турция как демократическое государство с тесными политическими, культурными и торговыми связями со странами, обладающими крупнейшими в мире запасами природного газа и нефти, обеспечит ЕС стабильные поставки энергоресурсов. Совместные проекты турецких и европейских компаний уже привели к запуску нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан и Южно-Кавказского газопровода, вдоль которых ведется строительство железной и автомобильной дорог. Таким образом, влияние Европы посредством Турции будет проецироваться на берега богатого энергоресурсами Каспийского моря.

Важнейшим совместным проектом Анкары и Брюсселя, который поддерживает Вашингтон, является транскаспийский газопровод Набукко. Источником газа для этого проекта выступает Азербайджан, Казахстан и Туркменистан, а транзит будет проходить через территорию Грузии и Турции в обход России. Однако не ясно, достаточно ли в этом регионе запасов голубого топлива. Церемония подписания соглашения по проекту между Турцией и четырьмя членами ЕС (Болгария, Румыния, Венгрия и Австрия) прошла 13 июля 2009 г. в Анкаре в присутствии представителей стран — потенциальных поставщиков газа. К проекту Набукко уже готова подключиться Молдавия, а туркменские потоки, которые его заполнят, могут быть увеличены засчет Прикаспийского газопровода, идущего через Россию.

Основные причины, по которым этот маршрут до сих пор так и не стал реальностью, — колоссальная цена строительства (больше $10 млрд.) и неясность с источниками газа. Ни Казахстан, ни Туркмения, ни Азербайджан наполнить Набукко на данный момент не могут. К тому же в Турции этот газопровод должен пройти по территории вооруженного конфликта с курдскими террористами, от которых уже поступают угрозы взрывов трубопроводов.

Кроме того, 27 июля 2007 г. премьер-министры Турции, Греции и Италии подписали межправительственное соглашение о строительстве трубопровода (TGI) для экспорта газа из Центральной Азии в Европу с 2011 г. Газовая магистраль Каспийский регион — Южная Европа пройдет по дну Адриатического моря и соединит газовые инфраструктуры Греции и Италии. Трубопровод предусматривает транспортировку на европейский рынок природного газа Азербайджана, а в перспективе Туркменистана и Казахстана, а также Ирана и Египта. С вводом в действие этого трубопровода фактически будет реализован один из проектов по диверсификации поставок природного газа в страны Южной Европы в обход России.

Если с Туркменией еще предстоит вести переговоры, то Азербайджан благодаря действующему газопроводу Баку-Тбилиси-Эрзерум уже сегодня представляет большой интерес для стран Южной Европы, в частности, Греции. Например, в настоящее время Греция закупает азербайджанский газ через Турцию в объеме 1 млрд. куб. м в год. Не исключено, что вслед за Грецией увеличить закупки азербайджанского газа захотят и другие европейские страны. Во всяком случае, так поступила Италия. Рим также будет импортировать необходимый газ из Азербайджана.

Соглашение Азербайджана с Турцией затрагивает также вопрос транзита азербайджанского газа, добываемого с месторождения Шах-Дениз. После реализации второй фазы разработки месторождения Шах-Дениз в год будет добываться 14 млрд. куб. м газа. Из этого объема 3 млрд. куб. м будет направлено на внутреннее потребление, а оставшиеся 11 млрд. — на экспорт. Этот объем полностью покрывает спрос Турции и Греции. Запасы газа оцениваются в 1,2 трлн. куб. м. В настоящее время газ транспортируется в Грузию и Турцию по Южно-Кавказскому газопроводу. В рамках первой стадии разработки месторождения предполагается добывать ежегодно более 9 млрд. куб. м газа. Эти объемы будут продаваться Азербайджану, Грузии и Турции. В рамках второй стадии, реализация которой начнется после 2013 года, добыча будет увеличена до 20 млрд. куб. м. В рамках этой стадии газ предполагается экспортировать в европейские страны.

Вместе с тем, Турция, обеспечив возможность экспорта азербайджанских энергоресурсов в Европу, естественно, заинтересована в подключении Казахстана и Туркменистана к транскаспийским проектам. Астану устраивает вариант дальнейшего развития энергодиалога с Евросоюзом при активном участии Турции, в том числе в разработке и реализации совместных проектов транспортировки нефтегазового сырья в Европу. Однако напряженные отношения возникли у турецкого бизнеса с новыми туркменскими властями.

Турция в перспективе может стать одним из основных маршрутов доставки энергоносителей в Европу. В таком случае будет реализована задача ЕС по снижению зависимости от российских поставщиков, которые занимают сегодня на европейском рынке энергоносителей положение, близкое к монопольному. Между тем, правовые нормы ЕС запрещают доминирование одной страны в энергетической сфере Общего рынка. Кроме того, Анкара будет вместе со странами Евросоюза выступать за снижение цен на российские энергоресурсы. Как следствие, усиленно пропагандируются турецкие варианты прокладки трубопроводов, которые предназначались бы для перекачки азербайджанской и центрально-азиатской нефти на Запад. Они привлекательны для государств СНГ тем, что ликвидируют одностороннюю привязку поставок углеводородного сырья к коммуникациям, проложенным по территории России. В свою очередь, Россия оказалась не в состоянии блокировать турецкие маршруты экспорта каспийских энергоресурсов в Европу. В результате в вопросе создания энергетической инфраструктуры Турция оказалась в состоянии конфликта интересов с Россией.

Тем не менее, 06 августа 2009 г. Турция дала предварительное согласие на строительство газопровода «Южный поток» в ее территориальных водах. Это закреплено в межправительственном протоколе России и Турции о сотрудничестве в газовой сфере. Турецкие власти дали разрешение на проведение научных и технических исследований, геологоразведочных работ, сейсмических и экологических изысканий в исключительной экономической зоне Турции в Черном море в интересах реализации проекта газопровода «Южный поток». По этой магистрали будет поставляться российский газ в Европу в обход Украины, что является одной из основных задач проекта. Предположительно, труба пройдет по дну Черного моря от России до Турции и Болгарии, а затем разделится на две ветки: одна будет транспортировать топливо в Грецию и на Юг Италии, другая — в Сербию и Австрию.

В ответ на разрешение на строительство «Южного потока» Турция получила от России принципиальное согласие участвовать в реализации проекта нефтепровода Самсун-Джейхан для решения проблемы перегруженности Босфора танкерами, транспортирующими нефть из Черноморского бассейна. Российские компании «Роснефть», «Транснефть» и «Газпром нефть» вошли в этот проект младшими партнерами. Участие России в обоих проектах — важный фактор для удержания основных транзитных путей. При этом учитывается угроза закрытия альтернативного проекта Бургас-Александруполис с болгарами. Интерес российского оператора проекта — «Газпрома» — состоит в обеспечении транзита газа по турецкой территории, отрезав самостоятельный выход на европейские рынки центральноазиатским государствам.

В результате два проекта — «Южный поток» и «Набукко» — активно переманивают друг у друга участников и конкурируют за ресурсную базу. Анкара одинаково заинтересована в обоих проектах, поскольку доходы от транзита станут весомой статьей доходов в турецкий бюджет. Кроме того, Турция укрепляет свое транзитное лидерство. Анкара утверждает, что два газопровода не конкурируют между собой, а совместно обеспечат диверсификацию поставок в Европу, рост спроса на энергоресурсы поможет примирить два проекта. Однако по проекту «Набукко» турецкое правительство уже подписало все документы. Турция позиционирует свою территорию как надежный транзитный коридор, способный транспортировать в Европу как российский, так и не российский газ в случае кризиса с поставками. Хотя попытки Турции стать центром транзита энергоресурсов для Европы не дают ей гарантии усиления позиций во вступлении в Евросоюз.

Как посредник Турция выдвигает условие, чтобы каспийские ресурсы, достигнув Южного Кавказа, продолжили движение в Европу по уже налаженным на турецкой территории коммуникациям. При этом Анкара крайне неуступчива в вопросе собственности на трубопроводы, поскольку желает оставаться монополистом транзитных коридоров. Турция не готова выступать в роли чистой транзитной территории, у нее более серьезные амбиции, в частности, стать посредником в торговле углеводородами между Европой и Азией. Цель Анкары — сделать Турцию региональным энергетическим узлом, то есть покупателем каспийского газа, который она будет затем перепродавать европейским потребителям. Позиция Анкары вынуждает ЕС искать дополнительные варианты транспортировки газа.

В свою очередь, Москва играет заметную роль почти во всех энергетических планах и геополитических расчетах Анкары. Турция занимает третье место после Германии и Италии по объемам закупок природного газа в России, а доля энергоносителей в российском экспорте в эту страну достигает 70%. По мере того, как энергетика занимает все более важное место во внутренних и региональных расчетах обеих стран, особенно в том, что касается их отношений с Европой, стратегическая важность турецко-российского сближения без сомнения будет расти. Вместе с тем, возникают опасения, что Москва впадает в излишнюю зависимость от Анкары, т. к. в перспективе Турция может начать требовать от России низких цен на газ и права реэкспортировать его в Европу.
Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу