Договор о СНВ и перезагрузка в отношениях России и США

16.03.10

Договор о СНВ и перезагрузка в отношениях России и США

Эксперты МГИМО: *Гусева Елена Олеговна

Подписание договора о СНВ — свидетельство повышающегося доверия в двусторонних отношениях, которые находились на «точке заморозки» в 2008 г.

Последнее время политика США в области безопасности характеризуется переходом от hard power и жесткой внешнеполитической риторики к soft power, более сдержанному поведению и взвешенной политике. С момента прихода к власти администрация Барака Обамы нажала уже несколько «кнопок перезагрузки». В отношении исламского мира перезагрузка означала более сдержанную позицию, примером которой стала каирская речь Обамы. В отношении Китая перезагрузка означала минимизирование американских претензий по поводу нарушений прав человека и бросающихся в глаза проявлений антагонизма по отношению к Пекину. Усилия по перезагрузке израильско-палестинских отношений, которые сейчас и сами проходят перезагрузку, включали в себя давление на Израиль с целью убедить его остановить строительство поселений на Западном берегу Иордана. В Иране перезагрузка включала в себя выражение готовности на нормализацию отношений в обмен на отказ Тегерана от попыток создать ядерное оружие. И, конечно же, знаковая перезагрузка произошла с Россией, где администрация попыталась деидеологизировать отношения ради соглашений по контролю над вооружениями и будущей помощи в отношении Ирана и Афганистана.

Говоря о нормализации в российско-американских отношениях, нельзя не упомянуть одно из важнейших свидетельств нового внешнеполитического курса США: визит в октябре 2009 г. госсекретаря США Х.Клинтон в Россию. От лица США Х.Клинтон выразила интерес к сотрудничеству с Россией в сфере безопасности по целому ряду направлений, особо отметив, что США не считают, что они с Россией представляют угрозу друг другу. «Мы полагаем, что другие стороны представляют угрозу обеим нашим странам, поэтому и предложили идею ближайшего сотрудничества между Россией и США», — подчеркнула госсекретарь.

Одним из важнейших свидетельств перезагрузки российско-американских отношений служит интенсивная работа по новому договору о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ). Подписание договора о СНВ является ключевым показателем того, что обе стороны воспринимают этот процесс серьезно.

Переговоры по СНВ шли практически безостановочно с начала ноября 2009 г. С российской стороны переговорщиков возглавлял директор департамента МИД РФ по вопросам безопасности и разоружения Анатолий Антонов, с американской — заместитель госсекретаря США Роус Гетемюллер. Со стороны РФ в состав делегации входили около сорока человек из различных ведомств, со стороны США — порядка пятидесяти.

Несмотря на сжатые сроки (срок действия старого договора о СНВ истек 5 декабря 2009 г.) и целый комплекс проблем, возникших в ходе согласования основных пунктов нового договора, которые касались процедур контроля и проверок, контроля цифровых данных, обмена данными о ракетных испытаниях, предельного количества пусковых установок для ядерного оружия, решения вопроса с «возвратным потенциалом» США, взаимосвязи между стратегическими наступательными и оборонительными вооружениями, права сторон одностороннего выхода из СНВ и т. д., стороны продолжали выражать оптимизм по поводу перспектив заключения договора в скором времени.

Действия и заявления официальных лиц США и России указывали на серьезность намерений сторон.

Одним из свидетельств того, как важно для США решение вопроса сокращения ядерных потенциалов, является тот факт, что уже до начала двусторонних переговоров по СНВ, Клинтон выступила с инициативой ввести систему проверок, включающую визиты экспертов США и России на ядерные объекты двух стран с целью контроля за выполнением нового договора о стратегических ядерных вооружениях. Россия также проявляла готовность идти на компромиссы, несмотря на обеспокоенность по поводу новых планов США, касающихся американской системы ПРО в Европе.

Этот важный шаг в сторону перезагрузки двусторонних отношений следует рассматривать в комплексе с другими событиями, свидетельствующими о неком переломе в российско-американских отношениях. Среди них начало деятельности президентской российско-американской комиссии, в состав которой входит помимо прочих групп рабочая группа по взаимодействию в сфере гражданского общества (группа Макфола-Суркова), в июле 2009 г., результатом деятельности которой уже стало соглашение с международной организацией Transparency International о сотрудничестве в мониторинге уровня коррупции в РФ и США; визит беспрецедентно представительной делегации американских IT-деятелей, куда помимо представителей Госдепартамента и Совета национальной безопасности США вошли руководители крупнейших американских технологических и социально-медийных компаний, целью которого стало изучение возможности использования социальных СМИ и других инновационных технологий для укрепления связей между двумя странами, а также решения современных проблем с помощью интернет-технологий.

Подписание договора о СНВ — свидетельство повышающегося доверия в двусторонних отношениях, которые находились на «точке заморозки» в 2008 г.

В конце января советник президента США по национальной безопасности генерал Джеймс Джонс отметил, что отношения между США и Россией «достигли лучшей точки за многие годы», что предполагает углубление сотрудничества на двустороннем уровне.

В конце февраля, оценивая современное состояние российско-американских отношений, официальный представитель МИД России Андрей Нестеренко подчеркнул, что Москве и Вашингтону удалось существенно продвинуться в укреплении доверия и предсказуемости в двусторонних отношениях. «Итоги прошедшего года взаимодействия с новой американской администрацией мы расцениваем как положительные и обнадеживающие. Прошедший год показал, что у российско-американского сотрудничества есть хорошие перспективы», — заявил он. В феврале этого года Лавров также отметил, что с приходом к власти новой администрации президента США между странами «появилась и сохраняется новая атмосфера» конструктивности и общеприемлемых решений.

Говоря о расширяющемся взаимопонимании между сторонами нельзя не упомянуть сближение стран по другим вопросам помимо подписания договора о СНВ, таким как иранская ядерная программа, Афганистан, ядерная программа Северной Кореи и т. п. Об этом не раз говорила госсекретарь США Хилари Клинтон.

Особо показательном в этом плане является сближение позиций сторон по иранскому вопросу. Несмотря на изначальный отказ российской стороны от тактики давления на иранское правительство, Москва до сих пор не выполнила своих обязательств по поставкам ракетных комплексов С-300 в Иран, затягивается строительство атомной электростанции в Бушере. Кроме того, ранее довольно жесткая позиция России, заключающаяся в принципиальном отказе от ведения жестких санкций против Ирана за его отказ от сотрудничества с МАГАТЭ в связи с развитием экономических связей и сотрудничеством в области ядерных технологий с Тегераном, эволюционирует в сторону более мягкой позиции, благоприятствующей планам США. На встрече президентов США и России в Сингапуре в ноябре прошлого года Д.Медведев заявил, что Россия присоединится к санкциям США против Ирана, если переговоры с Тегераном не увенчаются успехом. Лавров заявил недавно, что Россия выступает против санкций, которые могут нанести вред стране, хотя не исключает их введение со стороны Совета Безопасности ООН из-за нежелания иранского руководства более тесно сотрудничать с МАГАТЭ.

В общем и целом развитие российско-американских отношений не может не внушать оптимизма. Продолжается сотрудничество между США и Россией по Афганистану — в Вашингтоне с удовлетворением восприняли начало реализации соглашения с Москвой о воздушном транзите военных грузов для войск НАТО в Афганистане. Президент США ищет в России партнера по решению проблемы Северной Кореи, ядерной программы Ирана и другим вопросам как региональной, так и глобальной безопасности. США готовы обсудить предложения Москвы о построении новой архитектуры безопасности в ОБСЕ и Совете Россия-НАТО, рассматривают возможность совместного использования российских радаров в Габале и Армавире и стремятся вернуть Россию в ДОВСЕ. Очевидно начало нового типа диалога между США и Россией.

Представляется важным не снижать темпа «сближения» и обеспечить после подписания договора о СНВ его скорейшую ратификацию парламентами обеих стран, что находится не только в интересах двух стран, но в интересах всего международного сообщества, т. к. сведет на нет опасность того, что «режим нераспространения» окажется под угрозой в связи с огромным значением договора для подготовки к обзорной конференции, посвященной исполнению договора о нераспространении ядерных материалов, в мае 2010 г.

Договор о стратегических наступательных вооружениях нельзя рассматривать вне контекста другого важного вопроса безопасности — системы противоракетной обороны. В настоящее время особенно важно найти компромиссное решение по проблеме ПРО, которое бы отвечало интересам безопасности обеих стран и международного сообщества в целом. В этой связи нельзя не упомянуть слова заместителя госсекретаря США по Евроазиатскому региону Филиппа Гордона, заявившего в начале февраля, что России и США необходимо укрепить взаимное доверие и продолжить продвижение к конструктивному диалогу, особенно в вопросах европейской безопасности и противоракетной обороны. Курс Б.Обамы на перезагрузку дает надежду на то, что новая администрация будет более склонна к компромиссам и учету интересов своих партнеров, в том числе и России.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу