К визиту Президента Республики Узбекистан И.Каримова в Россию

22.04.10
Эксклюзив

К визиту Президента Республики Узбекистан И.Каримова в Россию

Эксперты МГИМО: Чернявский Станислав Иванович, д.ист.н.

19–20 апреля состоялся официальный визит в Россию президента Узбекистана Ислама Каримова. Судя по официальным оценкам, переговоры прошли в дружественной обстановке, хотя очевидно, что киргизские события внесли в повестку дня свои коррективы.

Не вдаваясь в глубины разногласий между узбекской стороной и ее соседями, следует отметить, что отношения с Киргизией и Таджикистаном развиваются болезненно. Сказывается, в первую очередь, неурегулированность пограничных вопросов.

Общая протяженность границы Киргизии с Узбекистаном составляет 1 375 км, из которых 200 км находятся в стадии обсуждения. Делимитация границы сознательно тормозится узбекской стороной. Создана специальная рабочая межправительственная комиссия. Узбекистан ссылается на карту 1924 г., а Киргизия — на документ (карту) 1955 г.

Попытки урегулировать пограничные вопросы не привели к позитивным результатам. 26 февраля 2001 г. был принят киргизско-узбекский меморандум о делимитации госграницы, в котором подчеркивалась «целесообразность» соединения анклава Сох с Узбекистаном. В обмен киргизам предложили равную по площади территорию Узбекистана. Однако соглашение не было реализовано, так как предложенная к обмену земля оказалась безжизненным горным массивом и была отвергнута Бишкеком.

В 2000 г. Узбекистан ввел визовый режим для граждан Киргизии. Киргизия ответила аналогичным шагом. Визовой режим значительно усложнил общение между народами двух государств, в том числе и потому, что консульства, где можно получить визу, имеются только в Бишкек и Ташкенте. Принятые Ташкентом меры не укрепили безопасность границ и не сократили количество инцидентов. Первая их волна пришлась на 2000 г., когда Узбекистан приступил к укреплению границ, вторая — на 2005—2006 гг., когда после кровавого подавления волнений в Андижане (май 2005 г.) из Узбекистана в соседние страны хлынул поток беженцев. Тогда Ташкент обвинил Киргизию в том, что на территории этой страны прошли и продолжают проходить подготовку террористы, организовавшие «мятеж» в Андижане.

Еще более сложные отношения складываются с Таджикистаном. Узбекская сторона по-прежнему отказывается разминировать 54 заминированных участков госграницы, заложенных узбекской стороной в одностороннем порядке, без уведомления таджикской стороны. С 1991 г. от мин погибло более 150 человек, получили ранения и увечья более 300 человек, половина которых дети.

С сентября 2000 г. визовой режим введен для взаимных поездок граждан Таджикистана и Узбекистана, что весьма болезненно отражается на населении, поскольку около 5% населения Узбекистана (население Узбекистана — 27,5 млн. человек) составляют таджики. При этом не учитывается, что в ходе переписи населения многие таджики были записаны как узбеки. Причина: факты притеснения таджиков в Узбекистане. В Таджикистане, в свою очередь, из 7 млн. населения 17% составляют узбеки.

Естественно, в условиях текущих событий в Киргизии, обеспокоенность Узбекистана возможностью распространения этих волнений на пограничные районы Ферганской долины не лишена оснований.

Что касается отношений с Россией, то и здесь позиция Узбекистана выглядит неоднозначно. Как известно, Ташкент в декабре 2008 года вышел из ЕврАзЭС, выключив себя из интеграционных процессов в рамках этого объединения.

Немало недоговоренностей остается в области экономического взаимодействия. Его развитие по-прежнему упирается в проблему защиты инвестиций. Несмотря на многочисленные заверения узбекской стороны, вопрос о конвертации прибыли в национальной валюте до сих пор не решен. В результате «Газпром» вынужден практически свернуть свою деятельность в Узбекистане, хотя уже сделаны большие вложения в рамках подписанных контрактов. В Узбекистане действует около 800 российских предприятий, постоянно испытывающих трудности конвертации, которая по большей части зависит от ближайшего окружения президента Каримова.

Примером невыполнения договоренностей в экономической области может служить ситуация вокруг Ташкентского авиационного производственного объединения им. Чкалова. Три года назад был подписан меморандум о вхождении этого предприятия, некогда крупнейшего завода в Средней Азии, в состав российской «Объединенной авиастроительной корпорации». Ставилась цель поставить на поток среднемагистральный самолет Ил-114, разработанный российским ОКБ им. Ильюшина, и наладить более тесную кооперацию в производстве ИЛ-76 и АН-124 («Руслан»). Но дело так и не сдвинулась с мертвой точки.

Второй сложный вопрос — государственный долг Узбекистана перед Россией общей суммой около $700 млн., возникший еще в 90-х годах. Позже узбекский парламент признал этот долг нелегитимным, и Ташкент прекратил выплату процентов по этому долгу. Узбекистан не раз предлагал решить проблему простым списанием, как это делалось в отношении некоторых беднейших стран. Москва это предложение отклонила, предлагая перевести долг в собственность на территории Узбекистана.

Крайне тяжело России определиться и в болезненном для Средней Азии в вопросе строительства электростанций и регулирования стока рек. В ходе визита в Ташкент в январе 2009 года Д.Медведев поддержал позицию Узбекистана, настаивающего на проведении международной экспертизы проектов строительства ГЭС в Таджикистане и Киргизии, что привело к охлаждению отношений между Москвой и Душанбе.

А в конце 2009 года российско-узбекские отношения стали еще более напряженными. Их обострение связано с историей вокруг памятника советскому солдату, «защитнику южных рубежей Отечества», установленному в 1975 году у ташкентского Музея вооруженных сил Узбекистана. Внезапный ночной демонтаж памятника вызвал широкий резонанс в Узбекистане и за его пределами, что вынудило власти страны дать обещание после реконструкции вернуть памятник на свое место к 65-летию Победы в мае нынешнего года.

Разумеется, упомянутые «раздражители» российско-узбекских отношений не могут являться непреодолимыми препятствиями. Российская Федерация заинтересована в обеспечении мира и стабильности на своих южных рубежах. Итоги официального визита И.Каримова в Россию дают основания надеяться, что терпеливая, целенаправленная работа с Узбекистаном как на государственном уровне, так и в рамках сотрудничества бизнес структур не только укрепляет здесь позиции России, но и позитивно отражается на ситуации в Центральной Азии в целом.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу