Тупик испанского правосудия

22.04.10
Эксклюзив

Тупик испанского правосудия

Эксперты МГИМО: Орлов Александр Арсеньевич, к.ист.н.

В Испании набирает обороты скандал вокруг, пожалуй, наиболее известного представителя испанской правоохранительной системы — судьи Бальтасара Гарсона, которого обвиняют в превышении должностных полномочий. Если обвинению удастся доказать обоснованность своих претензий, то Гарсон рискует быть отрешенным от должности на срок до 20 лет. В этом случае фактически будет поставлена жирная точка в конце блестящей карьеры юриста, ставшего едва ли не живым олицетворением неподкупности и справедливости испанской Фемиды.

Фабула вопроса

Судья Верховного суда Испании Лусиано Варела в начале апреля с.г. издал постановление, в котором обвинил Гарсона в «многочисленных нарушениях» испанского законодательства, «незнании основных принципов правового государства» и, как следствие, превышении должностных полномочий.

Что же противозаконного совершил судья Гарсон? По ходатайству родственников жертв франкизма он начал расследование по факту исчезновения во время гражданской войны в Испании в 1936 — 1939 гг. и в период существования диктаторского режима генерала Франсиско Франко в 1939 — 1975 гг. более 100 тыс. человек, сторонников законного республиканского правительства. В целях идентификации жертв франкистского террора началось вскрытие массовых захоронений, находящихся в различных частях Испании. Заметим, кстати, что до сих пор не найдено место захоронения великого испанского поэта Федерико Гарсия Лорки, расстрелянного франкистскими мятежниками в 1936 г. Открывая расследование по событиям неблизкой уже истории, судья Гарсон квалифицировал действия франкистов как преступления против человечности, к которым сроки давности не применяются. Исходя из этого, а также руководствуясь недавно принятым Законом об исторической памяти, который предусматривает поиск захоронений испанцев, пропавших без вести в период франкизма, судья Гарсон посчитал, что у него есть все необходимые законные основания для проведения соответствующего расследования.

Однако, как хорошо известно, закон можно трактовать по-разному, причем временами вопреки здравому смыслу. Нечто подобное сегодня происходит в Испании. Когда судья Гарсон затевал антифранкистское расследование, он, конечно, не мог не понимать, что его предполагаемые выводы и заключения понравятся далеко не всем. Шумихи было не избежать. Но что окопавшиеся в глубоких «бункерах» наследники приснопамятного каудильо будут действовать настолько нахраписто, видимо, мало кто в Испании ожидал. Во всяком случае развитие событий пошло, можно сказать, по самому сложному сценарию. Против судьи Гарсона выступили две до неприличия правых организации — некая ассоциация «Чистые руки» («Manos Limpias»), возглавляемая бывших руководителем «Новой силы» («Fuerza Nueva») — оплота франкизма, Мигелем Бернардом, и Испанская фаланга ХОНС, от названия которой, кстати, происходит слово «фалангист», то есть наиболее идейно близкая к фашистам часть движения Франко. Итак, эти две организации, о самом существовании которых в современной демократической Испании, наверное, никто даже не догадывался, подали жалобу на судью Гарсона, что он нарушил закон об амнистии от 1977 года, по которому все бывшие франкисты получили индульгенцию от правосудия. Судья Варела, в свою очередь, на удивление быстро рассмотрел и удовлетворил жалобу крайне правых, на что, естественно, не могли не обратить внимания многие СМИ, причем как в самой Испании, так и за рубежом. В результате подобного развития событий на скамье подсудимых могут оказаться не франкисты, виновные в массовых убийствах, истязаниях и пытках (причем чисто символически, поскольку неумолимый ход истории уже не дает возможности осуществить правосудие в режиме «реального времени»), а человек, который только лишь задался целью расставить на свои места все «запятые» истории.

О судье Гарсоне

Бальтасар Гарсон является широко известным и весьма популярным не только у себя на родине, но и за ее пределами представителем судейского корпуса Испании. За ним давно закрепилась слава беспощадного борца с терроризмом и коррупцией. В середине 1990-х годов он инициировал и довел до логического завершения громкое расследование деятельности т.н. Антитеррористических групп освобождения (Grupos Antiterroristas de Liberación — GAL) — нелегальной военизированной организации, созданной и финансировавшейся министерством внутренних дел Испании. Целью GAL была борьба с баскскими террористами из организации ЭТА с использованием незаконных методов (убийства, пытки и т. д.). В результате на длительные сроки были осуждены министр внутренних дел и его ближайшее окружение, а правящая в тот период Испанская социалистическая рабочая партия (ИСРП), к которой Гарсон, по превалирующим оценкам, идейно близок, с треском проиграла на общенациональных выборах и надолго была отлучена от власти. При этом судья Гарсон традиционно не дает спуска (в юридическом смысле) и террористам, которые не раз пытались его за это «наказать», однажды даже направив ему по почте бутылку дорогого коньяка, содержимое которой было отравлено.

На ниве борьбы с коррупцией судья Гарсон прославился громкими операциями против «русской мафии» в Испании, действующими лицами которых стали весьма известные представители нашего прошлого и нынешнего политического бомонда. В последнее же время он вел расследование в рамках т.н. «дела Гюртель» (Caso Gűrtel) — коррупционной сети, занимавшейся отмыванием денег, налоговыми злоупотреблениями, подкупом и «трафиком влияния» или, говоря по-русски, оказанием давления с задействованием административного ресурса, фигурантами по которому являются представители регионального руководства правоконсервативной Народной партии, основного оппонента ИСРП на будущих парламентских выборах. Это дело, которое уже на протяжении нескольких месяцев не сходит со страниц испанских СМИ, может сильно ударить по «светлому образу» НП, поставив крест на потугах правых вернуться к власти.

Тем не менее самыми резонансными в послужном списке судьи Гарсона делами, безусловно, были выписанные им ордера на арест бывшего чилийского диктатора Аугусто Пиночета и лидера «Аль-Каиды» У. бен Ладена, неоднократные заявления о намерении провести расследование о причастности Генри Киссинджера к установлению диктаторских режимов в ряде стран Латинской Америки в 1970-е годы в рамках т.н. «Операции Кондор», а также обращение в Совет Европы с требованием лишить иммунитета премьер-министра Италии С. Берлускони.

Развитие событий

Действия судьи Варелы имели лавинообразные последствия. Все антифранкистские силы Испании, включая ведущие профсоюзы — Всеобщий союз трудящихся (UGT) и Рабочие комиссии, решительно осудили инициативу Варелы, углядев в ней политическую подоплеку. Но одними декларациями дело не закончилось. Оно перешло в плоскость серьезного юридического спора, последствия которого для «заваривших кашу» консерваторов от политики и юриспруденции могут быть весьма печальными.

Во-первых, две ассоциации в поддержку восстановления исторической памяти (одна из Каталонии, другая — с Мальорки) обратились в Верховный Суд Испании с жалобой на судью Варелу и его шефа и покровителя председателя Палаты по уголовным делам Хуана Сааведру. По их мнению, судья Варела, открыв дело против судьи Гарсона, злоупотребил своими полномочиями, «поскольку знал, что его (Гарсона) решения объективно являются допустимыми в юридическом плане, поскольку единственное, что он стремился сделать — это интерпретировать (трактовать) право, исходя из применимости международного права» (то есть, учитывая тот факт, что под Международным пактом о гражданских и политических правах и Конвенциями о предупреждении преступления геноцида и о защите от насильственных исчезновений стоит подпись Испании).

Во-вторых, в Буэнос-Айресе (Аргентина) две семьи лиц, пропавших в период франкизма, а также дюжина аргентинских и испанских правозащитных организаций (в т. ч. Аргентинская лига за права человека, Ассоциация за восстановление исторической памяти, Федерация галисийских ассоциаций Аргентинской республики и т. д.) направили в Федеральную палату Буэнос-Айреса иск по фактам геноцида и преступлений против человечности, совершенных в Испании с 17 июля 1936 г. по 17 июня 1977 г. В иске содержится требование предоставить список лиц, пропавших без вести, убитых и подвергавшихся пыткам; информацию о массовых захоронениях, обнаруженных в Испании; список детей, отобранных у родителей в период франкистской диктатуры (в годы франкизма существовала практика передачи детей из республиканских семей на воспитание в «правильные» франкистские семьи — прим. автора), а также список «всех существующих до сих пор частных компаний, где в принудительном порядке использовался рабский труд заключенных-республиканцев». В иске содержится призыв к аргентинскому правосудию действовать в соответствии с принципом универсальной юрисдикции с тем, чтобы обеспечить неотвратимость наказания в связи с тяжелыми преступлениями, являющимися предметом иска.

Ситуация вокруг судьи Гарсона стала предметом серьезных комментариев за пределами Испании. В качестве примера сошлемся на публикацию влиятельной «The New York Times», которая вполне справедливо отметила, что в этом «политически мотивированном» деле «реальными преступлениями являются исчезновения людей [во время гражданской войны и франкистской диктатуры], а не расследование Гарсона». Обвинения против него должны быть отвергнуты судом, пишет газета, поскольку иной исход дела «удовлетворил бы его политических врагов, но при этом являлся бы пародией на правосудие».

Раны истории заживают небыстро

В чем же суть «дела Гарсона»?

То, что это фрагмент борьбы за власть между правыми и левыми в Испании, в частности, на правовом поле, и фактически заблаговременный старт предвыборной кампании (общенациональные парламентские выборы должны состояться весной 2012 года), не вызывает сомнений.

Но главное, не в этом. Судья Гарсон задел, можно сказать, одну из самых проблемных «болевых точек» современной Испании — то, что в период демократического «транзита» от диктатуры к демократии во второй половине 1970-х годов не была дана политическая и юридическая оценка преступлениям франкизма. В тот период основные политические силы Испании предпочли во имя создания демократического государства не трогать тему франкизма. Явными и скрытыми франкистами тогда были «нашпигованы» все основные государственные органы, включая правоохранительную систему и армию. Архитекторам реформ нужно было, как у нас принято говорить, пройти между дождевыми струйками, чтобы завершить начатое дело.

Но гражданская война и последовавшая за ней диктатура Франко не стали от этого атрибутом далекой и в чем-то призрачной истории. Война разделила страну на два лагеря, которые в общих чертах существуют до сих пор. И последняя точка в той войне, как показывают последние события, еще не поставлена.

«Дело Гарсона», если его не «замнут» на политическом уровне, чего, кстати сказать, не следовало бы исключать, может стать серьезным раздражителем, способным так или иначе дестабилизировать политическую систему Испании.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу