Киргизские тезисы

23.04.10
Эксклюзив

Киргизские тезисы

Эксперты МГИМО: Боришполец Ксения Петровна, к.полит.н.

Тревожные события, переживаемые сегодня Киргизией, широко отражаются в сообщениях СМИ и различных комментариях. Растет и общественное беспокойство относительно перспектив преодоления нестабильности в этой небольшой центральноазиатской стране. Однако, несмотря на сохраняющуюся неопределенность относительно сроков нормализации обстановки в Киргизии, хотелось бы привлечь внимание к нескольким ключевым моментам киргизской политической жизни последних лет.

1.Разрыв между словом и делом у руководства страны

Пять лет назад, массовые беспорядки в Бишкеке, известные как «тюльпановая революция», привели к отставке первого киргизского президента А.Акаева и вселили большие надежды на существенное улучшение социально-экономического положения в одной из беднейших стран постсоветского пространства. Дело в том, что, несмотря на демократическую риторику, практическая деятельность А.Акаева привела национальное производство к глубочайшему кризису. Киргизия превратилась в заложника иностранной помощи, распределение которой все более откровенно проходило в пользу президентского окружения.

Новые власти Киргизии во главе с К.Бакиевым провозгласили позитивную программу развития общества. Предполагалось, с одной стороны, преодолеть семейственность, коррупцию и неэффективность, накопившиеся за пятнадцать лет акаевского правления, а с другой — создать государственную систему, способную обеспечить достойную жизнь гражданам страны. В этой связи, на фоне усиления разногласий между лидерами «тюльпановой революции» в 2006–2007 годах в Киргизии трижды менялась Конституция. В своей последней редакции она существенно расширила не столько прерогативы ставшего президентом К.Бакиева, сколько его независимость от системы сдержек и противовесов, характерных для развитых демократий.

Однако концентрация властных полномочий в руках президента не стала стартовой площадкой для конструктивных преобразований в Киргизии. Более миллиона ее жителей оказались в положении рабочих-мигрантов, причем по оценкам специалистов до 800 000 из них уже никогда не вернутся на родину. Продолжился исход русскоязычного населения, не были преодолены и даже усилились регионализация и криминализация общества. Усиливалась и зависимость от различных видов иностранной помощи, которая обостряла конкуренцию среди политических группировок киргизской элиты. Другими словами, социальная база режима К.Бакиева стала неуклонно сокращаться, а его «не полное служебное соответствие» становилось все более очевидным по мере консолидации основных сил оппозиции.

Начиная с 2008 года консолидация киргизской оппозиции вступила в активную фазу, но критическим с точки зрения жизнеспособности режима К.Бакиева стало последнее полугодие. Эксперты по-разному указывают точки «обратного отсчета», называя в частности, насильственную смерть оппозиционных журналистов Геннадия Павлюка и Саята Шулембаева, маневры, причем не бескорыстные, К.Бакиева относительно статуса американской базы в Манасе, нецелевое расходование многомиллионного российского кредита, оказавшегося в распоряжении сына президента Максима, арест бывшего министра обороны И.Исакова, коррупционные скандалы и некоторые другие моменты. Формальная сторона публичной киргизской политики выглядит также неоднозначно — это реорганизация силовых структур, которые возглавили брат, сын и личный друг президента, приватизация крупных государственных предприятий, проведенная в пользу президентского клана, очередное изменение киргизской конституции, позволяющее обходить принцип всенародных выборов главы государства. Хотя на первый взгляд эти события вели к укреплению властных позиций К.Бакиева, реальные общественные симпатии все больше оказывались на стороне его оппонентов, причем разделительные линии между президентом и оппозицией лишили К.Бакиева поддержки не только северных, но во многом и южных областей, на которые он ранее опирался. Критическим с точки зрения дискредитации деятельности президентской команды стало многократное повышение отпускных цен на электроэнергию, ощутимо ухудшившее и без того сложное материальное положение населения. Этот шаг был предпринят несмотря на заметное снижение Узбекистаном цен на поставки углеводородов, которые составляют основу ТЭК Киргизии. В этих условиях начало протестных выступлений становилось только вопросом конкретной даты и места, а дальше, «историческая динамика вынесла общество за рамки конституционного управления».

2. Кадровый кризис в системе государственной власти

На протяжении всего постсоветского периода кадровый вопрос являлся одним из наиболее сложных для Киргизии. В стране есть достаточное количество современных управленцев, но в условиях зачаточного рынка большие группы общественных интересов очерчены здесь только в первом приближении и часто подменяются региональными, родственными и другими неформальными связями. В то же время, попытки строить государственную кадровую политику путем создания различных комбинаций клановых сил неизменно терпят фиаско.

Падение режима К.Бакиева было следствием критической массы не решаемых властью социально-экономических вопросов, недостаточным вниманием к проблемам периферийных регионов, ощутимым неблагополучием в сфере межнациональных отношений. И если пять лет назад киргизские политологи указывали, что одной из главных причин свержения А.Акаева следует считать его неподготовленность к управлению страной и слабость официальных органов власти, то и к апрелю 2010 года ситуация еще больше обострилась. Власть по существу дистанцировалась от общества и оказалась погруженной в дела корпоративного обогащения и поиска дополнительных внешних ресурсов.Полагая многовекторность внешней политики и поддержку международных усилий по нормализации обстановки в Афганистане гарантией своего политического долголетия, К.Бакиев не сумел конвертировать эти преимущества внутри самой Киргизии. Поэтому вступление в большую политику членов семьи президента вкупе с перспективами установления династического порядка передачи высшей государственной власти стали особенно болезненными признаками кадрового кризиса.

На первый взгляд конкуренты официальных властей были весьма многочисленны и разнородны. Но специфика заключалась в том, что все новые оппозиционеры, хорошо знали друг друга лично, знали на бытовом уровне, по совместной работе и в своем большинстве были отстранены от руководящих должностей членами президентской команды.

В публикациях, посвященных анализу киргизских событий, среди их важнейших причин часто указываются региональные противоречия между «севером» и «югом», преимущества в доступе к государственному управлению, которыми обладали близкие к. Бакиеву «южане». Однако такой подход является упрощенным. Потеря чувства социальной ответственности представителями высшего киргизского руководства объективно шла в разрез с интересами населения всех регионов страны. И то, что бежавший из Бишкека на юг К.Бакиев не сумел найти заметного отклика на свои призывы к расширению гражданского конфликта, подтверждает, что региональные традиции дополняют, но не определяют главное направление общественного развития Киргизии.

Справедливость яркого лозунга «кадры решают все» неоднократно подтверждалась историей. Он остается крайне актуальным для современной Киргизии, где все более уверенно и эффективно действует временное правительство во главе с Р.Отумбаевой.

3. Реалии многовекторной внешней политики

Многовекторная внешняя политика была и остается важным фактором участия Киргизии в мировых процессах. Многовекторность приносит и ощутимые материальные результаты для поддержания киргизской экономики, позволяя мобилизовать различные иностранные гранты, льготные кредиты, привлекать инвестиции. К сожалению, события последнего времени давали немало оснований для критических оценок внешнеполитических действий. Местные и зарубежные эксперты неоднократно отмечали с одной стороны, непоследовательность К.Бакиева при заключении соглашения с США о Центре транзитных перевозок в аэропорту «Манас», а с другой,- его попытки разыграть «конкурентный сценарий» взаимодействия между США, Россией и Китаем по ряду не только тактических, но и стратегических вопросов. Широкий резонанс получило, например, предложение, сделанное в январе нынешнего года китайской стороне стать партнером в приоритетных гидроэнергетических проектах, которые ранее осуществлялись с российским участием. Почву для тревожных комментариев создали и объявленные планы американских военных об открытии на территории Киргизии тренировочного контртеррористического центра, от которых, впрочем, буквально накануне апрельских событий США формально отказались.

Многовекторность, несомненно, останется важнейшим приоритетом внешней политики нового киргизского руководства. Одним из знаковых шагов в этом плане стало решение Временного правительства об автоматическом продлении договора о нахождении базы «Манас» в стране еще на год. Подтверждены другие международные обязательства Киргизии. Беспрецедентно широкий формат международного участия в организации, наблюдении и администрировании заявлен и для предстоящих в Киргизии выборов. Временное правительство, также демонстрирует стремление к укреплению сотрудничества с различными международными институтами. Тем не менее, на нынешнем, чрезвычайно сложном для Киргизии этапе, нельзя не отметить особую роль поддержки, которую оказывают ей Россия и Казахстан путем предоставления гуманитарной помощи, осуждения попыток эскалации насилия, рабочих контактов с новым киргизским руководством.

Нельзя не отметить и еще один важнейший аспект положения Киргизии на международной арене. Его содержание определяется сложной сетевой природой мировой политики, года фактически любые двусторонние связи государств обретают многостороннюю проекцию. Так, по словам российского Президента Дмитрия Медведева, урегулирование ситуации стало возможным при посредничестве целого ряда стран. «Я был в переговорах с президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым, мы обсуждали это втроем с Бараком Обамой с учетом переплетающихся интересов».

Важным для согласования международных подходов к стабилизации в Киргизии стала и состоявшаяся по взаимной договоренности состоялась встреча заместителя Генерального секретаря ОДКБ Валерия Семерикова со спецпосланником Генерального секретаря ООН по Киргизии Яношем Кубишем и спецпредставителем ОБСЕ вице-спикером Мажилиса Республики Казахстан Жаныбеком Карибжановым. По итогам встречи представители международных организаций договорились о координации дальнейшей работы в Киргизии.

В целом, в отношении событий в Киргизии достаточно быстро сложился международный консенсус, который оказался не в пользу К.Бакиева. Попытки извлечь личную выгоду из многовекторной внешней политики и под ее прикрытием превратить Киргизию в феодальную вотчину потерпели поражение.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу