Ближневосточный вектор внешней политики США: итоги мартовского мониторинга

06.04.10
Эксклюзив

Ближневосточный вектор внешней политики США: итоги мартовского мониторинга

Эксперты МГИМО: *Гусева Елена Олеговна

Ситуация в Ираке

Значимым событием марта, предопределившим основные тенденции развития ситуации в Ираке, стали парламентские выборы.

За места в парламенте Ирака боролись 6292 кандидата от 12 предвыборных блоков и 165 политических объединений.

На парламентские выборы весь мир, прежде всего США, возлагал огромные надежды в связи с той значительной ролью, которую они должны оказать на дальнейшую траекторию развития страны, на ее стабильность и устойчивое развитие в сторону демократии.

Помимо этого, результаты выборов должны были стать показателем готовности страны к выводу американского контингента. Вторые после свержения режима Саддама Хусейна парламентские выборы в стране должны были стать своеобразным экзаменом для иракской армии и полиции, поскольку в 2011 году американские войска должны покинуть страну. Представители американского командования заявили, что только крайнее ухудшение ситуации с безопасностью в Ираке сможет послужить основанием для пересмотра планов по выводу из страны 96-тысячного контингента армии США.

4 марта в Ираке началось досрочное голосование на выборах в парламент, в котором приняли участие военнослужащие, силы безопасности и полицейские, которые должны были 7 марта обеспечивать безопасность выборов, а также заключенные, больные и инвалиды.

На время выборов были приняты повышенные меры безопасности. Так, 4 марта школы, в которых находились 28 действующих в Багдаде избирательных участков, были взяты под усиленную охрану. Избиратели допускались на избирательные участки только после того, как внешний кордон безопасности убеждался, что их имена есть в списках, которые были наклеены на стенах. Повышенные меры безопасности были приняты и в других частях города, который, за исключением нескольких дорог, был практически закрыт для движения транспорта. Из семи мостов через реку Тигр действовали только два. Во всех районах иракской столицы были выставлены дополнительные посты армии и полиции, на улицах увеличено число патрулей. 5 марта, в преддверии всеобщих парламентских выборов, было введен режим комендантского часа, прекращено морское, воздушное и наземное сообщение с другими странами. 7 марта, в день основного голосования, за порядком следило около 1 млн военнослужащих, полицейских, сотрудников разведслужб, а также подразделения США, участие которых ограничивалось наблюдением и сбором информации о ситуации, а также оказанием возможной медицинской помощи. Согласно действующему в стране плану обеспечения безопасности, все провинции на время выборов были изолированы друг от друга.

Одной из главных проблем, стоящих перед лицом иракского правительства стали многочисленные террористические акты, целью которых было помешать проведению выборов. Существовали опасения, что теракты могут серьезно дестабилизировать ситуацию в стране накануне и в период проведения выборов.

Террористы, пытающиеся сорвать выборы, устроили серию террористических актов в столице страны, а также в других городах Ирака. Исламская экстремистская организация официально объявила запрет на передвижение во время выборов, угрожая, что на тех, кто нарушит запрет, «обрушится гнев Аллаха и огонь из всех видов оружия».

3 марта серия мощных взрывов смертников в иракском городе Баакуба убила, по меньшей мере, 33 человека и ранила 55 человек.

В ночь на 4 марта в провинции Анбар была обнаружена заминированная автоцистерна, полностью готовая к взрыву, в связи с чем полиция ввела в провинции запрет на ночное передвижение автотранспорта.

4 марта 5 человек погибли, 22 получили ранения в результате теракта в Багдаде. Как сообщили представители полиции, заложенное у обочины дороги взрывное устройство сработало вблизи избирательного участка в квартале Эль-Хуррия на северо-западе столицы.

Также 4 марта, по данным Associated Press, в самом Багдаде прогремело три взрыва — в районе Мансур, в результате чего погибли 6 солдат, 18 человек получили ранения; в центральной части Багдада, погибли 4 человека, 14 получили ранения; в результате третьего было убито 7 человек.

6 марта сильный взрыв произошел в священном для шиитов иракском городе Эн-Наджаф, 4 иранских паломника погибли, ранения получили 54 человека, в том числе 33 иранца.

7 марта, в день основных выборов, 12 человек погибли при подрыве жилого дома в Багдаде; еще 4 человека погибли и 8 получили ранения при подрыве другого жилого дома в Багдаде; за первые часы после открытия участков погибли 12 человек, около двух десятков получили ранения в связи с минометным обстрелом столицы. Позднее появились сведения, что в первой половине дня жертвами терактов и атак экстремистов стали 25 человек, свыше 70 получили ранения. В конце дня число погибших достигло 60 человек.

Подводя итог, можно сказать, что жертвами террористов в период с 3 по 8 марта стало около 282 человек, из которых 119 было убито и около163 ранено.

Таким образом, опасения, что, несмотря на все принятые меры безопасности, не удастся избежать взрывов и жертв в день выборов, оправдались. Такое большое количество жертв (больше, чем в предыдущие выборы) стало свидетельством провала задач, поставленных перед силовыми структурами. Тем не менее, сам факт проведения выборов был признан его организаторами большим успехом. Около 65% иракцев, что является хорошим показателем, приняло участие в выборах.

С проведением выборов террористические акты не прекратились:15 марта взрыв заминированной машины, прогремевший у одного из мостов в центре иракского города Эль-Фаллуджа, унес жизни семи человек, в том числе боевика-смертника, 14 человек получили ранения; 16 марта в иракском городе Эль-Муссаиб прогремело два взрыва, в результате которых погибли 8 и ранены 11 человек; 21 марта 6 человек погибли 8 человек ранено в Ираке в результате двух взрывов и двух нападений неизвестных; 24 марта террорист-смертник взорвал себя в населенном пункте Хит рядом с домом подполковника Валида Сулеймана аль-Хити, главой антитеррористического армейского подразделения в провинции Анбар, 3 человека погибло; 25 марта 1 полицейский погиб и 5 других получили ранения в результате взрыва к западу от Багдада.

Если говорить об итогах выборов, необходимо отметить тот факт, что расклад сил в Ираке таков, что ни одна партия не имеет очевидного большинства. Об этом свидетельствует постоянное изменение лидера выборов в ходе подсчета голосов Избирательной комиссией. Изначально, согласно неофициальным предварительным результатам, лидировала возглавляемая премьер-министром Ирака Нури аль-Малики коалиция «Государство закона». 16 марта председатель Высшей независимой избирательной комиссии Хамдия аль-Хусейни сообщил, что после подсчета 66% голосов блок «Государство закона» занимало первое место в семи провинциях страны из 18. На втором месте в Багдаде шел светский партийный блок «Аль-Иракия» во главе с основным конкурентом Аль-Малики бывшим премьером Айядом Аляви, на третьем — Иракский национальный альянс, объединяющий шиитские религиозные партии.

После подсчета 79% голосов лидерство захватил светский политический блок «Аль-Иракия». Чуть позже лидерство вернулось к аль-Малику, но после подсчета 92% бюллетеней во всех 18 провинциях страны появились официальные данные о том, что возглавляемый Аляви блок «Аль-Иракия» опережает блок Аль-Малики «Государство закона» примерно на 8 тысяч голосов.

Глава правительства Ирака Нури аль-Малики незамедлительно потребовал пересчитать голоса избирателей вручную, от чего Избирательная комиссия отказалась.

Несмотря на успех, по большому счету, парламентских выборов, вопрос стабильного будущего Ирака еще не решен. Выборы — это только начало длительного процесса согласования интересов различных сегментов иракского общества, формирования стабильной и эффективной политической власти. Правительство, которое изберет новый парламент, должно будет, в частности, контролировать ход выполнения соглашения с США о выводе американских войск из страны.

Тот факт, что США не спешат ликовать по поводу успешных выборов, свидетельствует о том, что США понимают, что процесс формирования кабинета министров может затянуться на несколько месяцев, в течение которых страна окажется в «очень опасном переходном периоде», результаты которого нельзя предсказать со стопроцентной уверенностью. Согласно действующей иракской конституции, правительство должно быть сформировано коалицией, которая получит наибольшее число мест в парламенте. Всего в Парламенте 325 мест, следовательно, н6еобходимо 163 места для формирования правительства, а этого, что абсолютно очевидно уже сейчас, нет ни у одной из партий, набравших наибольшее количество голосов. И даже если удастся без осложнений найти компромисс с меньшей партией и сформировать коалиционное правительство, в любом случае политический процесс будет затруднен наличием очень сильной и, очевидно, непримиримой оппозиции. Само наличие в Ираке глубокого этноконфессионального раскола ставит будущее Ирака под угрозу.

Напряженность вокруг ситуации в Ираке продолжает расти. Напомню, что новый иранский кризис начался с подозрений в отношении Ирана в разработке им ядерного оружия после отказа Тегерана от предложений МАГАТЭ. В последние месяцы Запад призывает ужесточить санкции, введенные ранее Советом безопасности ООН за отказ Тегерана приостановить обогащение урана, в то время как Иран продолжает отвергать подозрения, заявляя о мирном характере своей ядерной программы.

Иран по прежнему не уступает международному давлению. Иранская тактика ведения переговоров является копией северокорейского варианта и представляет собой смесь блефа, угроз (того, что Иран может прервать поставки нефти в Европу и направить ракеты на любую враждебную державу), попыток продемонстрировать свою мощь (к ним, например, относятся сообщения иранских военных о том, что в ближайшее время будут проведены испытания нового поколения авиационных бомб, а также о начале производства новой противокорабельной крылатой ракеты Nasr-1), обвинений против США (Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад назвал теракт 11 сентября 2001 г. «чудовищной фальсификацией», которая послужила оправданием организованной США войны против терроризма; министр иностранных дел Ирана Манучехр Моттаки обвинил США и Великобританию в поддержке терроризма в среднеазиатском регионе) и мнимых уступок (готовность идти на переговоры с МАГАТЭ). Основная их цель — это, очевидно, недопущение реального международного контроля над национальными ядерными программами. В это же время Иран продолжает «закручивать гайки» внутри страны посредством закрытия правозащитных сайтов, наложения санкций на оппозиционную партию, лишения свободы на один год бывшего вице-президента Ирана, цензуры интернета и радиостанций и т. п. Похоже, иранское правительство опасается того, что в условиях кризиса, экономического и политического давления Вашингтона и его союзников, страна может выйти из-под контроля.

Сам Вашингтон надеется выработать такие санкции, которые «нанесли бы максимальный финансовый ущерб иранскому правительству и Корпусу стражей исламской революции, но одновременно — как можно меньший вред народу Ирана». Помимо международных санкций в США рассматривают также возможность введения некоторых односторонних мер. Так, например, администрация США в начале марта рассматривала планы перехвата на море подозрительных грузов, следующих в Иран или из него, в качестве меры оказания дополнительного давления на Тегеран с целью заставить его прояснить характер своих ядерных разработок.

Попытки экономического давления на Иран — на лицо. 8 марта крупнейшие мировые нефтяные трейдеры «Витол», «Гленкор» и «Трафигура» без громких объявлений прекратили поставки бензина в Иран, 11 марта Shell PLC заявила о прекращении поставок бензина в Иран.

В вопросе санкций Вашингтон поддерживают его союзники на Западе. Большинство европейских государств совместно с США готовы выступить за принятие жёстких санкции по отношению к Ирану. На заседании совета директоров Международного агентства по атомной энергии 3 марта в Вене представители ЕС и США обнародовали заявление о намерении добиваться от ООН наложения на Иран новых санкций. Это вызвано отказом Тегерана от выполнения обещаний представить доказательства мирного характера своей ядерной программы. Дипломаты обвинили Тегеран в «неоднократных отказах» от выполнения международных обязательств. 15 марта Евросоюз даже заявил, что вслед за США он введет против Тегерана санкции, даже если ООН не поддержит их.

США, Франция и Великобритания передали двум остальным постоянным членам Совета безопасности ООН, России и Китаю, предложения относительно проекта резолюции Совбеза, которые касаются новых санкций в отношении Ирана. Дипломатические источники в штаб-квартире ООН сообщили, что в новом варианте проекта резолюции речь идет о мерах воздействия на руководство Ирана, включая Корпус стражей исламской революции. В частности, предлагаются ограничения в сфере судоходства, банковской сфере и сфере страхования. По словам дипломатов, речь идет об ужесточении тех мер, которые уже действуют в отношении иранской стороны по предыдущим санкционным резолюциям СБ ООН, последняя из которых была принята в октябре 2006 года. Кроме этого, предполагается также эмбарго на торговлю оружием, аналогичное тому, которое действует в отношении Северной Кореи.

Однако принятие жестких санкций в отношении Ирана является проблематичным, поскольку ни для кого не секрет, что Россия и Китай занимают более мягкую позицию в отношении Ирана, чем их западные партнеры.

Администрация Обамы сейчас склоняет Пекин поддержать ужесточение санкций в отношении Ирана. Но дело в том, что в Иране Китай покупает около 15% потребляемой им нефти и газа. Как следствие, Китай достаточно сдержанно относится к введению в отношении ИРИ новых экономических и политических санкций. По мнению китайской стороны, дипломатические средства урегулирования рассматриваемой проблемы еще не исчерпаны.

Тем не менее, последние события дают возможность предположить, что Китай, который на сегодняшний день является единственной страной из постоянных членов Совбеза ООН, выступающей против принятия согласованных санкций в отношении ядерной программы Ирана, и всячески затягивающий решение этого вопроса, скорее всего, согласится одобрить несколько смягченный текст резолюции Совета Безопасности ООН в том случае, если Запад пойдет ему на определенные уступки. Об этом говорит хотя бы согласие Китая на участие в обсуждении возможных санкций, от чего еще совсем недавно он отказывался. Стоит также вспомнить, что Китай уже трижды поддерживал санкции в отношении Ирана, но делал он это каждый раз в самый последний момент, предварительно добиваясь того, чтобы они были максимально смягчены и не затронули бы его собственных интересов в этой стране.

Долгое время американская инициатива введения санкций наталкивалась на жесткое сопротивление со стороны еще одного постоянного члена Совбеза ООН — России, но после того, как Иран отверг предложение МАГАТЭ о дообогащении урана за границей, а затем отказался от обмена НОУ на готовое топливо, Россия выражает все большее недовольство позицией Исламской Республики. В марте глава МИД РФ Сергей Лавров заявил, что Иран упускает возможность для нормального сотрудничества. В свою очередь, премьер Владимир Путин сообщил госсекретарю США Хиллари Клинтон, что Москва может поддержать новые санкции в отношении Тегерана. Д.Медведев со своей чтороны заявил, что Россия готова обсудить вопрос о санкциях против Ирана, если это не усугубит гуманитарную ситуацию на Ближнем Востоке

Говоря о перспективах введения санкций ООН против Ирана, необходимо отметить тот факт, что и временные члены Совета безопасности ООН не так категоричны, как Вашингтон.

Что касается Бразилии, то она считает «неблагоразумным загонять Иран в угол» Многочасовые переговоры 4 марта между Госсекретарем США Хиллари Клинтон, бывшей в Латинской Америке с рабочим визитом, и главой бразильского МИД Селсу Аморимом, не принесли США желаемого результата. Бразилия как временный член СБ ООН отказалась поддержать пакет санкций против Ирана, предложенный США. Президент Бразилии Лула да Силва высказал позицию Бразилии по вопросу иранской ядерной программы таким образом: «Необходимо вести переговоры. Я хочу для Ирана того же, чего я хочу и для Бразилии: использовать атомную энергию в мирных целях. Если Иран выкинуть из этого процесса, мы не сможем прийти к согласию».

Между тем Бразилия выступила с неожиданной инициативой по решению иранской ядерной проблемы. Министр иностранных дел страны Селсу Аморим после встречи с генеральным директором МАГАТЭ Юкио Амано предложил обменивать иранскую урановую руду на обогащенный за рубежом уран через третью «надежную страну-депозитарий».

Не стоит рассчитывать США и на поддержку другого временного члена СБ ООН — Турции. Особенно если учесть нарастающую напряженность между Турцией и Израилем, которая чуть не переросла в начале этого года в крупный кризис, а также конфликт между Турцией и США, вызванный признанием США геноцида армян. Турция недвусмысленно даёт понять, что против каких-либо санкций. «Мы не хотим видеть каких-либо дополнительных санкций в регионе», — заявил министр иностранных дел Турции Ахмед Давудоглу на встрече в Финляндии. «Что нам нужно, так это политическая стабильность и экономические связи с Ираном».

Не поддержит санкции и Ливан, который и раньше не отличался лояльностью в отношении Израиля, а после ливано-израильской войны 2006 года и моральной поддержке в ней со стороны Ирана — и подавно. Трудно будет уговорить Уганду и Габон. Первую — потому что та интенсивно развивает с Ираном экономическое сотрудничество, представители ж Габона в начале марта заявили, что не готовы еще обсуждать вопрос о санкциях против Ирана.

Из 10 временных членов Совета безопасности ООН США могут рассчитывать на поддержку введения жестких санкций против Ирана только пяти — на Австрию, Боснию и Герцеговину, Японию, Нигерию и Мексику.

На фоне отсутствия согласия по поводу санкций обнародованные спецслужбами США данные о том, что боевики движения «Талибан», ведущие партизанскую войну против войск США и НАТО в Афганистане, на протяжении многих лет проходили подготовку на территории Ирана и получали оттуда оружие и боеприпасы, а также данные о том, что Иран пытался купить ядерную бомбу у Пакистана в 1987 году, звучат более чем провокационно. США не могут сказать, сколько именно боевиков «Талибана» прошли обучение в Исламской республике, а также была ли подобная деятельность санкционирована официальным Тегераном, однако, на правдивости информации настаивают. Представляется, что единственное объяснение подобным заявлениям — подготовка информационного фундамента для массированной пропаганды необходимости срочного и достаточно жесткого решения иранской проблемы. США ищут любой повод для того, чтобы подтолкнуть международное сообщество к скорейшему решению проблемы Ирана.

Подводя некоторый итог, можно сказать, что на настоящий момент тактика США представляется неэффективной ввиду отсутствия каких-либо положительных сдвигов в решении иранской проблемы. У Соединенных Штатов было бы больше шансов на успех, если бы Белый дом отказался от угроз военного вмешательства и призывов к смене режима. Результатом нынешней политики США в отношении Ирана почти наверняка станет превращение Ирана в ядерную державу. Якобы хитроумная комбинация использования «кнута» и «пряника», включая частые официальные намеки на то, что американский военный вариант решения проблемы «остается на столе», ведет лишь к тому, что Иран еще больше желает иметь собственный ядерный арсенал.

Правильный подход к Ирану должен учитывать то, что американские авиаудары по иранским ядерным объектам или менее эффективные израильские приведут лишь к тому, что реализация ядерной программы Ирана будет задержана во времени, в то время как в любом случае ответственность ляжет на США, которым придется заплатить определенную цену за вероятные реакции Ирана. Результатом почти наверняка станет дестабилизация на Ближнем Востоке и Афганистане и срыв поставок нефти, что, как минимум, приведет к значительному повышению и без того высокой цены на нефть. Это не выгодно никому.

Единственной альтернативой силовому решению проблемы являются экономические санкции. Но шансы на то, что будут предприняты серьезные и болезненные санкции чрезвычайно малы. Китай и Япония являются потребителями иранских углеводородов, что делает их позицию по вопросу введения санкций неуступчивой. Плюс позиция России, которая в силу своих собственных экономических и политических резонов всячески препятствует «излишнему давлению на Иран». В этой ситуации выбор перед Вашингтоном невелик. Он должен уговорить своих союзников и не союзников присоединится к санкциям. От широты вовлечения участников будет напрямую зависеть и их эффективность.

Ближневосточное урегулирование

Ситуация вокруг урегулирования ближневосточного конфликта довольно неоднозначна. С одной стороны, в самом начале марта появились первые признаки прогресса в ближневосточном мирном процессе за последние полтора года — Лига арабских государств заявила о возможности возобновления непрямых переговоров с Израилем, правительство которого, в свою очередь, приветствовало это заявление; Генеральный секретарь исполкома ООП Ясир Абд Раббо объявил, что при посредничестве США ООП согласилась вступить в течение четырех месяцев в косвенные переговоры с Израилем; была запланирована встреча «квартета» международных посредников в Москве. С другой стороны, периодически обостряется обстановка в Иерусалиме (инцидент на Храмовой горе, решение израильского правительства включить в Список объектов национального наследия гробницу Рахили близ Вифлеема и Пещеру патриархов в Хевроне).

Процесс мирных переговоров был поставлен под удар скандалом, разразившимся в результате заявления Израиля о намерении построить 1,6 тыс. «единиц жилья» в оккупированной с 1967 года арабской части Иерусалима, которое совпало с приездом в еврейское государство вице-президента США Джо Байдена.

Нетаньяху строительство еврейских поселений на палестинских территориях связал с вопросом обеспечения безопасности Израиля, намеренно или нет упуская из вида, что это строительство способствовало ухудшению отношений с палестинцами. В долгосрочной перспективе это вряд ли может отвечать интересам Израиля.

Администрация США расценила заявление израильской стороны весьма негативно, ведь цель высокопоставленных лиц США, в том числе Байдена, состоит в проведении контактов и координации усилий ради косвенных переговоров между Палестиной и Израилем. Госсекретарь США Хиллари Клинтон, по данным израильских СМИ, в течение 45 минут на повышенных тонах общалась с премьером Нетаньяху по телефону. Историю с обнародованием планов строительства в Восточном Иерусалиме она назвала «очень серьезным негативным сигналом», бросающим тень на американо-израильские отношения, так как это подрывает авторитет США как посредника в диалоге Израиля с Палестиной. «Это серьезное оскорбление»,- добавил в эфире телеканала ABC News советник президента США Дэвид Аксельрод.

Несмотря на принесенные премьером Биньямином Нетаньяху извинения, США в ультимативной форме требуют от Израиля пойти на ряд уступок Палестине. Вашингтон ждет от Израиля ответа на заявление госсекретаря США Хиллари Клинтон, который мог бы разрядить дипломатический кризис. По информации израильской газеты «Гаарец», госсекретарь США потребовала от Израиля предпринять ряд шагов «для восстановления доверия». Для начала израильским властям следует освободить большую группу палестинских заключенных. Кроме того, Израиль должен пообещать внести в повестку будущих переговоров с палестинцами все ключевые аспекты мирного процесса — границы, вопрос о возвращении беженцев, статус Иерусалима, судьбу еврейских поселений, меры безопасности и водные ресурсы. Наконец, Хиллари Клинтон потребовала отменить обнародованные планы строительства в Восточном Иерусалиме, а заодно провести расследование с целью установить, почему они были анонсированы в день приезда в регион вице-президента США: по недомыслию или исходя из осознанного желания сорвать возобновление палестино-израильских переговоров.

Давление на Израиль оказывает и ООН. 19 марта «квартет» в составе глав российской, европейской и американской дипломатий Сергея Лаврова, Кэтрин Эштон и Хиллари Клинтон, а также генсека ООН Пан Ги Муна принял по итогам встречи в Москве заявление, в котором осудил незаконные поселенческие планы Израиля, дал конфликтующим сторонам 24 месяца для возобновления переговоров и столько же времени для создания независимого палестинского государства. Палестинцы заявление «квартета» приветствовали; израильтяне, намеревающиеся расширить еврейские поселения на оккупированных территориях, в том числе в Восточном Иерусалиме, подвергли критике.

Несмотря на мнение всего международного сообщества Нетаньяху остается непреклонен. Он легко согласился лишь на последнее условие Х.Клинтон. Инцидент, который пресса преподносит как самый серьезный кризис за год взаимодействия кабинета Нетаньяху с администрацией Барака Обамы, премьер назвал «достойным сожаления», но в очередной раз не выказал намерения отказываться от планов строительства в Восточном Иерусалиме, который, с позиций международного права, относится к оккупированным территориям. «Мы назначили комиссию из генеральных директоров (профильных министерств) для того, чтобы изучить последовательность событий и принять меры, которые бы гарантировали от повторения подобного в будущем. Думаю, вышесказанным стоит ограничиться», — сказал Нетаньяху. Предметом сожаления израильского руководства остается только время, выбранное для объявления о строительстве поселений в Восточном Иерусалиме. При этом необходимость такого строительства никем в истеблишменте под сомнение не ставится.

Нынешний спор между Бараком Обамой и Биньямином Нетаньяху не просто более ожесточенный, чем обычно, — впервые он чреват кризисом в двусторонних отношениях, пишут СМИ. Белый дом прямо подчеркивает, что спорное строительство в Иерусалиме наносит вред мирному процессу на Ближнем Востоке и поставило возобновление диалога под угрозу срыва. В некотором смысле для Нетаньяху настал «момент истины», когда ему предстоит сделать выбор между поддержкой правой коалиции и собственными идеологическими установками, с одной стороны, и сотрудничеством с США в вопросах безопасности, с другой. Проблема в том, что если Нетаньяху пойдет на значительные уступки, для израильской правительственной коалиции это может закончится развалом.

Ситуация вокруг арабо-израильского конфликта явно заходит в тупик. Израиль отказывается от требований международного сообщества, а палестинцы уже говорят о том, что могут пойти на одностороннее провозглашение собственного государства, если возобновляющиеся мирные переговоры с Израилем окажутся безрезультатными, при этом радикальные палестинцы призывают к новой интифаде.

В этих условиях будущее мирных переговоров и всего мирного процесса на Ближнем Востоке во многом будет зависеть от последовательной позиции США, от их способности стать именно посреднической стороной, а не сторонником позиции какой-то одной стороны конфликта.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу