О перспективах сотрудничества России и Турции по «Южному потоку»

27.05.10
Эксклюзив

О перспективах сотрудничества России и Турции по «Южному потоку»

Эксперты МГИМО: Кудряшова Юлия Сергеевна, к.ист.н.

6 августа 2009 г. Турция дала предварительное согласие на строительство газопровода «Южный поток» в своих территориальных водах. Это закреплено в межправительственном протоколе России и Турции о сотрудничестве в газовой сфере. Турецкие власти дали разрешение на проведение научных и технических исследований, геологоразведочных работ, сейсмических и экологических изысканий в исключительной экономической зоне Турции в Черном море в интересах реализации проекта газопровода «Южный поток». По этой магистрали будет поставляться российский газ в Европу в обход Украины, что является одной из основных задач проекта. Предположительно, труба пройдет по дну Черного моря от России до Турции и Болгарии, а затем разделится на две ветки: одна будет транспортировать топливо в Грецию и на Юг Италии, другая — в Сербию, Венгрию и Австрию. Планируется, что газопровод будет запущен в 2015 г. Соучредителем российского оператора проекта «Газпрома» является итальянская компания Eni. Затраты на весь проект оцениваются примерно в 25 млрд. долл. Стоимость подводного участка может составить 10 млрд. долл.

По словам премьер-министра России Владимира Путина, такой стратегический проект, как «Южный поток» может сыграть существенную роль в развитии российско-турецкого сотрудничества в энергетической сфере, он исключительно важен в контексте развития всего комплекса связей России и Турции. Ведь Турция занимает третье место после Германии и Италии по объемам закупок природного газа в России, а доля энергоносителей в российском экспорте в эту страну составляет 70%.

В ответ на разрешение на строительство «Южного потока» Турция получила от России принципиальное согласие участвовать в реализации проекта нефтепровода Самсун-Джейхан для решения проблемы перегруженности Босфора танкерами, транспортирующими нефть из Черноморского бассейна. Российские компании «Роснефть», «Транснефть» и «Совкомфлот» вошли в этот проект младшими партнерами. Участие России в обоих проектах — важный фактор для удержания основных транзитных путей. При этом учитывается угроза закрытия альтернативного проекта Бургас-Александруполис с болгарами. Одновременное финансирование обоих проектов достаточно обременительно для России, поэтому рассматривается возможность объединения трубопроводов Бургас-Александруполис и Самсун-Джейхан. Выступая на Международном семинаре в Зальцбурге в мае 2010 г. исполнительный директор турецкого Акбанка Зийа Аккурт объяснил важность российского участия в проекте тем, что сотрудничество с Россией позволит превратить турецкий порт Джейхан в крупнейший терминал.

Интерес российского оператора проекта «Южный поток» — «Газпрома» — состоит в обеспечении транзита газа по турецкой территории, затруднив самостоятельный выход на европейские рынки центральноазиатских государств. Договор о прокладке трубопровода «Южный поток» по территории Турции планировалось подписать во время визита президента России Дмитрия Медведева в Анкару в мае 2010 г. Однако этого не произошло, вместе с тем премьер Турции Реджеп Эрдоган пообещал, что документы, разрешающие строительство в турецкой экономической зоне, будут выданы в ноябре 2010 г. Соответственно, на переговорах в Анкаре стороны так и не пришли к согласию относительно поставок российской нефти для трубопровода Самсун-Джейхан.

Несговорчивость Турции по «Южному потоку» объясняется рядом факторов. Проекты «Южный поток» и «Набукко» активно переманивают друг у друга участников и конкурируют за ресурсную базу. Анкара заинтересована в обоих проектах, поскольку доходы от транзита станут весомой статьей доходов в турецкий бюджет. Кроме того, через участие в максимальном количестве энергетических проектов Турция укрепляет свое транзитное лидерство. На официальном уровне Анкара утверждает, что два газопровода не конкурируют между собой, а совместно обеспечат диверсификацию поставок в Европу, рост спроса на энергоресурсы поможет примирить два проекта.

Вместе с тем, представители Турции подчеркивают, что «Набукко» является приоритетным проектом, по нему турецкое правительство уже подписало все документы. В вопросе наполнения данного трубопровода Турция рассчитывает на согласие Азербайджана, отмечая, что в этом случае европейские компании должны инвестировать в добычу газа. Выражается надежда на изменение отношения Туркмении к данному проекту. Турция указывает на трудности сотрудничества с Тегераном, однако она ищет подходы к иранской бюрократии, так как потенциально именно Иран может стать основным источником наполнения «Набукко». Кроме того, последнее время активно развивается экономическое сотрудничество Турции с Ираком, который, по мнению Анкары, будет играть существенную роль в деле снабжения «Набукко». Турция также настаивает на привлечении к проекту Египта, несмотря на его географическую удаленность. В ответ на утверждения о существовании угрозы возможного выхода из строя трубопровода представители Турции отмечают, что на данный момент не существует технических препятствий для починки трубопроводов.

При этом турецкая сторона подчеркивает, что проект «Южный поток» слишком дорогостоящий. На семинаре в Зальцбурге на мой вопрос о причинах того, что Анкара медлит с подписанием документов по «Южному потоку», бывший замминистра энергетики и природных ресурсов Турции, а ныне советник при правительственных структурах Йурдакул Йигитгюден дал мне следующий ответ. Турецкая сторона полагает, что «Южный поток» необходим России только для того, чтобы не был запущен проект «Набукко». Как только ЕС откажется от строительства «Набукко», Россия свернет проект «Южный поток», т. к. его строительство обойдется слишком дорого. «Газпром» продает газ внутри страны ниже себестоимости, к тому же он спонсирует внутрироссийские социальные проекты, на что уходит значительная доля его прибыли. Турция готова участвовать в проекте «Южный поток» только на том условии, если строительство участка, который пройдет по ее территории, будет оплачено российским оператором «Газпромом». По мнению турецкой стороны, у России отсутствуют достаточные финансовые средства на это.

Турция позиционирует свою территорию как надежный транзитный коридор, способный транспортировать в Европу как российский, так и не российский газ в случае кризиса с поставками. Турецкие лидеры подчеркивают, что эта страна является безопасным маршрутом, энергетическим узлом для перераспределения природных ресурсов СНГ и Ближнего Востока в Европу. Турция аргументирует свою способность играть роль ключевого поставщика на европейский рынок тем, что она может предоставлять 70% транзитного газа благодаря своему географическому положению, экономическому росту, открытому и конкурентоспособному энергетическому рынку. Чтобы достичь этой цели, Турция стремится диверсифицировать источники поставок, развивать инфраструктуру, строить подземные хранилища. В 2009 г. наибольшие вложения европейских компаний были сделаны в энергетический сектор Турции. Хотя попытки Турции стать центром транзита энергоресурсов для Европы не дают ей гарантии усиления позиций во вступлении в Евросоюз.

Представители европейских стран выражают обеспокоенность тем фактом, что Москва и Анкара в ходе участившихся за последнее время контактов всякий раз принимают значительные пакеты сотрудничества, имеющие долгосрочную перспективу. На семинаре в Зальцбурге член Специального европейского комитета Палаты лордов Дэвид Хэннэй заявил, что согласие Анкары с политикой России на территории СНГ послужит препятствием для вступления Турции в ЕС, Европа не приемлет рассмотрение постсоветского региона как сферы влияния России.

В свою очередь, турецкие представители подчеркивают, что стратегия Турции на постсоветском пространстве и, в первую очередь, в каспийском регионе состоит в том, чтобы усилить независимость и процветание региона, содействовать рыночной экономике и демократическому развитию, стабилизировать регион, наладив экономические связи между государствами, гарантировать энергетические поставки из региона и обеспечить их диверсификацию. Член Центрального исполнительного комитета правящей Партии справедливости и развития и вице-председатель Комитета по внешней политике турецкого парламента Суат Кыныклыоглу указал на то, что отношения с Россией развиваются преимущественно в экономической сфере, они не являются приоритетными, так как внешняя политика Турции многовекторная и имеет много альтернатив. Противостояние по линии Россия — Грузия представляет такую же значимость для Турции, как и линия США — Иран, кризис в Греции. По его словам, важность отношений с Москвой определяется тем, что Россия является для Турции основным поставщиком энергоресурсов. Турция импортирует 27 млрд. куб. м. нефти, 33% из России. Импорт газа составляет 37,8 млрд. куб. м., из них 62% из России. При этом турецкая сторона заявляет, что энергетическая политика России не соответствует международному праву, т. к. она не подписала Энергетическую хартию ЕС.

Тем не менее, Москва играет заметную роль почти во всех энергетических планах и геополитических расчетах Анкары. По мере того, как энергетика занимает все более важное место в региональной политике обеих стран, особенно в том, что касается их отношений с Европой, стратегическая важность турецко-российского сближения без сомнения будет расти. Вместе с тем, возникают опасения, что Москва впадает в излишнюю зависимость от Анкары, Турция уже поднимает вопрос о более низких ценах на российский газ и праве реэкспортировать его в Европу.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу