Жить в эпоху перемен

18.06.10

Жить в эпоху перемен

Эксперты МГИМО: *Бусыгина Ирина Марковна, д.полит.н., профессор

9 июня 1672 года родился великий российский реформатор Петр Первый. А готова ли сегодня наша страна к глобальной модернизации?

Поводом для очередной дискуссии в проекте «Осторожно, история!» стала дата рождения Петра Первого — самого великого реформатора за всю историю России. На «Эхе Москвы» в связи с этим решили обсудить цену (как экономическую, так и политическую) модернизации нашего нового времени. Гостями программы стали экономист Владислав Иноземцев и политолог, профессор МГИМО Ирина Бусыгина.

О страхе перед новым

ирина бусыгина: Чем выше скорость реформ, тем более они болезненны. Это в полной мере относится к той гигантской модернизации, которую провел в свое время Петр I. На вопрос, насколько нам сегодня жизненно необходимы реформы, в обществе, думаю, однозначного ответа нет. Политическая элита, мне кажется, их даже побаивается. Думает: кто даст мне гарантии, что после начала реформ я не потеряю свое место и со мной будет все в порядке?

владислав иноземцев: Да, осознание того, что реформы нам давно нужны, есть, а вот желания их осуществлять — нет. Наши государственные деятели прекрасно понимают, насколько мы отстали от цивилизованного мира. Но, как сказала Ирина, для них личная цена серьезных изменений может быть очень высока. Поэтому пока, кроме риторики по поводу необходимости модернизации, ничего не происходит.

бусыгина: Как это начиналось в других странах? Во-первых, создавалась общественная поддержка. Проводить модернизацию стараниями одних элит возможно лишь в случае быстрых и почти гарантированных реформ — чтобы народ не успел озвереть, пока будет страдать. У нас на это оснований полагаться нет, поэтому нужны модернизационная коалиция и политическое движение, которое бы эту коалицию возглавило. Таковых я в России пока не вижу. Во-вторых, необходим фактор Запада: либо непосредственным вовлечением (финансовым, технологическим, политическим), либо моральным воодушевлением. В-третьих, нужна политическая воля.

иноземцев: Главная проблема — та, что сегодня в России в отличие от всех стран, которые модернизировались, существует неразделенность власти и бизнеса. Задача модернизации — это политический проект. Во времена Петра это был проект похода в Европу, во времена Александра II — проект воссоздания военного могущества, во времена большевиков — идеологический мощный проект мировой революции. Сегодня у нас нет такого идеологического и политического проекта. Сегодня власть в России — самый высокодоходный вид бизнеса, и пока нет поводов считать, что находящиеся у власти люди откажутся от своего бизнеса, который заключается в распиле доходов энергетической экономики.

О «кошельке» реформ

иноземцев: Я считаю, что основные затраты на модернизацию должно нести государство. Как происходило становление южнокорейской промышленности? За счет прямого государственного субсидирования крупнейших машиностроительных компаний и за счет очень высоких пошлин на ввоз такой же импортной продукции. В Китае до середины 90-х годов средние пошлины достигали 30–35%. При этом государственные деньги через государственные банки шли в передовые отрасли китайской промышленности. Так же происходило становление аэрокосмического концерна «Бразерс» в Бразилии. В Японии существовали даже разные валютные курсы, по которым продавалась валюта из банка Японии для тех компаний, которые были готовы закупать иностранное оборудование и технологии и развивать производство. И в России, я считаю, государство должно быть основным инвестором в модернизацию. Вопрос: в каких масштабах? Сегодня российский бюджет составляет немногим больше 10 триллионов рублей, примерно 350 млрд долларов. На модернизацию можно извлечь из него процентов десять. Это 30 млрд долларов. Но, к примеру, в Китае на одну только программу дорожного строительства сегодня тратится 70 млрд долларов в год. На структурную поддержку одного региона — 55 млрд долларов в год. В России сегодня реально невозможно вложение госсредств в таких масштабах, поэтому нужно придумывать особые схемы. Нужны механизмы госгарантий для западных инвестиций, механизмы концессий — например, на строительство дорог. Но государство должно быть и основным финансистом, и основным «зазывальщиком» инвесторов. Один российский частный бизнес выполнить эту задачу не сможет. Особенно наш так называемый олигархический бизнес, который в офшорах. Он получает свои доходы в основном от сырьевого бизнеса и он не заинтересован в развитии страны как места для ведения бизнеса.

Об издержках российского бизнеса

иноземцев: Думаю, для того чтобы в России ситуация изменилась радикально, нам нужно около триллиона долларов с учетом европейских и китайских цен. Я имею в виду, что российские цены совершенно несопоставимы на сегодняшний день. Например, новый аэропорт «Шереметьево» построен в среднем в три раза дороже, чем такой же аэропорт в Европе. То же самое мы знаем о строительстве российских дорог. У нас чудовищные издержки, и они все растут и растут…

бусыгина: Мягкое слово «издержки». В этих издержках и воровство, и откаты, и неэффективность.

иноземцев: Да, и это тоже, конечно. Хотя я говорю про бухгалтерские отчеты — по ним мы видим, что за последние 5–6 лет реальные производственные издержки в металлургии, химической промышленности, машиностроении выросли в 4–6 раз. В условиях модернизации такой рост издержек невозможен. Наоборот, первые 8–10 лет модернизации в Южной Корее, на Тайване, в Китае в принципе сохраняли уровень жизни населения и средние доходы на том же уровне, который был до этих лет. Разгон повышения доходов граждан, повышения реальных доходов везде начинался приблизительно с 8-10-го года модернизации. Оживление и становление фондового рынка начинались приблизительно с 12-15-го года, то есть модернизации были всегда ориентированы на конкретные производственные результаты.

бусыгина: Самое плохое — начать модернизацию и не доделать ее до конца. Это самый проигрышный вариант, какой может быть.

иноземцев: Согласен. Сегодня многие кремлевские политологи говорят, что модернизация — это вопрос жизни и смерти для страны. На самом деле это неправда. Я уверен, что реформы можно начать всегда. Главное — хорошо их подготовить. Южная Корея начинала свою модернизацию с уровня ВВП на душу населения приблизительно равным Сомали, после жуткой разрушительной войны. Сингапур начинал пустым островом и добился результатов. Сегодня главная проблема нашей модернизации — это внутриэлитная проблема. То есть от нее потеряют в значительной мере российская бюрократия, доморощенный монополизированный бизнес (наши мелкий и средний бизнесы вполне конкурентоспособны) и наши силовые органы — эти три структуры точно потеряют. И они же — которые сегодня являются как раз самыми могущественными силами, которые стоят у власти

Петровские реформы

Петр I — младший сын царя Алексея Михайловича от брака с Натальей Нарышкиной — родился 30 мая 1672 года. В детстве получил домашнее образование, с юных лет знал немецкий язык, затем изучал голландский, английский и французский.

В апреле 1682 года Петр был возведен на престол после смерти бездетного царя Федора Алексеевича в обход своего сводного старшего брата Ивана. Однако сестра Петра и Ивана — царевна Софья и родственники первой жены Алексея Михайловича — Милославские использовали стрелецкое восстание в Москве для дворцового переворота. В мае 1682 года приверженцы и родственники Нарышкиных были убиты или сосланы, «старшим» царем был объявлен Иван, а Петр — «младшим» царем при правительнице Софье.

Последующие годы Петр жил в селе Преображенском под Москвой. Здесь из своих ровесников он сформировал «потешные полки» — будущую императорскую гвардию и познакомился с сыном придворного конюха Александром Меншиковым, который впоследствии стал «правой рукой» императора. Во второй половине 1680-х годов начались столкновения между Петром и Софьей Алексеевной, стремившейся к единовластию. В августе 1689 года, получив известия о подготовке Софьей дворцового переворота, Петр поспешно уехал из Преображенского в Троице-Сергиев монастырь, куда прибыли верные ему войска и его сторонники. Вооруженные отряды дворян, собранные гонцами Петра I, окружили Москву, Софья была отрешена от власти и заключена в Новодевичий монастырь. После смерти Ивана Алексеевича (1696) Петр I стал единодержавным царем.

В годы царствования Петр I провел реформы, направленные на преодоление отсталости России от Запада. Он расширил владельческие права помещиков над имуществом и личностью крепостных, заменил подворное обложение крестьян подушным. Указ о единонаследии (1714) уравнял поместья и вотчины, предоставив их владельцам право передавать недвижимое имущество одному из сыновей, и тем самым закрепил дворянскую собственность на землю. Табель о рангах (1722) установила порядок чинопроизводства в военной и гражданской службе не по знатности, а по личным способностям и заслугам.

Реформы госаппарата при Петре I явились важным шагом на пути превращения русского самодержавия XVII века в чиновничье-дворянскую монархию XVIII века с ее бюрократией и служилыми сословиями. Место Боярской думы занял Сенат (1711), вместо приказов были учреждены коллегии (1718), контрольный аппарат представляли сначала «фискалы» (1711), а затем прокуроры во главе с генерал-прокурором. Взамен патриаршества была учреждена Духовная коллегия, или Синод, находившийся под контролем правительства. Большое значение имела административная реформа. В 1708–1709 годах вместо уездов, воеводств и наместничеств было учреждено 8 (затем 10) губерний во главе с губернаторами. В 1719 году губернии были разделены на 47 провинций.

В 1703 году Петр I заложил город Санкт-Петербург, ставший в 1712 году столицей государства. В 1721 году Россия была провозглашена империей.

Делом всей его жизни было усиление военной мощи России и повышение ее роли на международной арене. В годы Северной войны Петр I создал регулярную армию и военно-морской флот. Основой устройства вооруженных сил явились рекрутская повинность (1705) и обязательная военная служба дворян, получавших офицерский чин после окончания военной школы или службы рядовыми и сержантами гвардии. Организацию, вооружение и снаряжение, правила обучения и тактики, права и обязанности всех чинов армии и флота определяли Воинский устав (1716), Морской устав (1720) и Морской регламент (1722), в разработке которых участвовал император.

Заботясь о моральном духе войск, Петр I награждал отличившихся генералов учрежденным им в 1698 году орденом Святого Андрея Первозванного, солдат и офицеров — медалями и повышением в чинах (солдат — также деньгами). В то же время Петр I ввел в армии суровую дисциплину с телесными наказаниями и смертной казнью за тяжкие воинские преступления.

При Петре I впервые в истории России были учреждены постоянные дипломатические представительства и консульства за границей, отменены устаревшие формы дипломатических отношений и этикета.

Крупные реформы Петром I были проведены также в области культуры и просвещения. Появилась светская школа, была ликвидирована монополия духовенства на образование. Петром I были основаны Пушкарская школа (1699), Школа математических и навигацких наук (1701), медико-хирургическая школа, открыт первый русский общедоступный театр. В Санкт-Петербурге были учреждены Морская академия (1715), инженерная и артиллерийская школы (1719), школы переводчиков при коллегиях, открыт первый русский музей — Кунсткамера (1719) с публичной библиотекой. В 1700 году были введены новый календарь с началом года 1 января (вместо 1 сентября) и летосчисление от «Рождества Христова», а не от «Сотворения мира».

Петр I был дважды женат: на Евдокии Лопухиной и на Марте Скавронской, позднее императрица Екатерина I; имел от первого брака сына Алексея и от второго — дочерей Анну и Елизавету (кроме них 8 детей Петра I умерли в раннем детстве).

Петр I умер в 1725 году, похоронен в Петропавловском соборе Петропавловской крепости в Санкт-Петербурге.

Кто больше должен вложиться в модернизацию страны?

Конечно, бизнес, но при этом государство обязано создать комфортные условия: цивилизованную экономико-правовую базу, отвечающую не только современным, но и будущим требованиям для модернизации и динамичного развития страны.

Руководитель предприятия из Новосибирска, 52 года

Государство должно заниматься защитой страны и граждан, а граждане сами все, что надо, модернизируют, если им государство не будет мешать, как это происходит сейчас. А модернизация страны государством — это, боюсь, разворовывание госбюджета под прикрытием пустой ежедневной болтовни про светлое будущее руководителей этого государства.

Системный администратор из Санкт-Петербурга, 57 лет

В модернизацию системы государственного управления вкладывать должно государство. Непосредственно в проекты — бизнес и государство.

Директор по персоналу из Москвы, 45 лет

Государство. Точнее, все олигархи, которые захапали народные блага (нефть, газ, свет), должны вернуть деньги в оборот страны для ее экономического подъема…

Главный бухгалтер из Серпухова, 22 года

В нашей стране власть и крупный бизнес — близнецы и братья. Значит, власть и должна вкладываться.

Дизайнер из Санкт-Петербурга, 36 лет

19 июня 1925 года Госплану СССР поручили разработать список проектов, интересных для капиталистов

Петр Романов обозреватель РИА Новости

Если верить версии о германских деньгах для русской революции, то Запад начал вкладывать свои кровные в дело социализма еще до Октября 1917 года. Впрочем, это лишь версия.

СССР на геополитической карте мира в глазах западного политика выглядел инородным образованием, которое необходимо было прочно изолировать. Именно это Запад (за исключением еще одной страны-изгоя — Германии) и пытался сделать. Квинтэссенцией такой политики стала американская нота 1920 года, которая провозгласила политику непризнания СССР. Правда, эта нота, получившая название «нота Колби» (по имени тогдашнего госсекретаря США), все же оставляла лазейку в области торговли. Нота ставила заслон на уровне госсотрудничества с Кремлем, но не перекрывала кислород частной инициативе.

Один из наглядных примеров всемогущества денежного интереса, который преодолевает все политические препоны, — известная история отношений Москвы с американским «Фордом». Уже в 1926 году на колхозных полях Поволжья и Сибири появились американские трактора «Фордзон». Причем оплата была произведена не наличными, а в рамках долгосрочного кредита, что для США было большой редкостью. То есть и Москва, и сам «Форд» явно настраивались на долгосрочное сотрудничество.

Так оно и произошло. «Форд» не только поставил СССР 20 тысяч тракторов, но и помог построить с использованием новейших по тем временам технологий Горьковский автомобильный завод — автогигант соцэкономики. Позже похожий сценарий повторился с итальянцами: вспомним ВАЗ и легендарную «копейку».

А ведь был еще и Арманд Хаммер, или, точнее, семейство Хаммер, чье богатство родилось на базе сотрудничества с СССР. Еще папа Джулиус в 1921 году подписал с Наркоматом внешней торговли договор о поставке в Россию 1 млн бушелей пшеницы в обмен на пушнину, черную икру и экспроприированные большевиками драгоценности, хранившиеся в Гохране.

В 1922 году была создана Русско-американская индустриальная корпорация, которой были переданы 6 текстильных и швейных фабрик в Петрограде и 4 в Москве. Но в целом в тот период преобладали все же концессии: в 1926–1927 годах насчитывалось 117 подобных соглашений Страны Советов с западными дельцами.

Во времена строительства нефтепровода «Дружба» расцвел бартер — западные немцы поставляли нам 1,2 млн труб в год, а мы им — нефть. Не без помощи Запада СССР готовился и к Олимпиаде-80. Здесь главную роль играли финны. Наконец, даже в голодные горбачевские годы, спасая социалистических граждан, Запад инвестировал в умиравший СССР товары народного потребления. Иначе говоря, идея изоляции СССР оказалась невыгодной ни коммунистам, ни капиталистам.

Слушать аудиозапись

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Неделя»
Распечатать страницу