Что мы знаем о войне?

22.06.10

Что мы знаем о войне?

Эксперты МГИМО: Буторина Ольга Витальевна, д.экон.н.

Кажется, мы знаем о войне все. По, крайней мере, основные даты и очередность крупнейших операций. Знаем о вероломном нападении и о незащищенности наших границ, о самоотверженных защитниках Брестской крепости и о тягостном отступлении 1941 года. Знаем, какими неимоверными усилиями отстояли Москву. Навсегда отпечатались в памяти фотографии похоронных саночек в блокадном Ленинграде… Потом были Севастополь и Харьков. Потрясшая мир битва за Сталинград. Курская дуга, форсирование Днепра, освобождение Украины и Белоруссии. Кадры кинохроники: колонны пленных немцев идут по улицам Москвы. Вступление Советской Армии в Польшу, кровопролитные бои в Будапеште. Взятие Кёнигсебрга. Знамя Победы над Рейхстагом. Акт о капитуляции.

Знаем и чтим имена полководцев. Помним ужасную цифру потерь. Скорбим о расстрелянных мирных жителях. Память о войне — в названиях улиц и станций метро. Она в книгах, впервые взятых в школьной библиотеке, и в десятках знакомых до кадра фильмах.

Все так, пока наша память касается Великой войны великого народа. Когда же речь заходит о конкретном солдате, все оборачивается иначе. О нем мы знаем и помним до обидного мало. Хотя прошло уже 65 лет, в течение которых работали военные историки и архивисты, защищались диссертации и писались книги, формировались музеи и открывались мемориалы. Спасибо, что Министерство обороны создало уникальную базу данных «Мемориал», позволяющую найти сведения о погибших родных.

Но можем ли мы, гордящиеся Великой Победой, ответить на самые простые вопросы о войне? Можем назвать номера полков и дивизий, в которых воевали наши деды и прадеды? Знаем ли, хоть в общих чертах, их боевой путь? Представляем ли, в бою за какое село, станцию, рощу или ручей они отдали свою жизнь? Знаем ли имена тех, кто поднимал их в последнюю атаку и отдавал приказ о наступлении? Держали ли мы в руках дивизионные газеты того времени? Представляем ли, как наших раненных дедов перевозили в госпитали, как выхаживали и провожали в последний путь?

Оба моих деда погибли на войне. На сегодня наша семья имеет представление только о судьбе одного из них. Историю боевых действий 385 стрелковой дивизии весной 1942 года пришлось собирать самостоятельно и буквально по крупицам. Интернет выдавал несколько ссылок, из которых информативными были две-три. Вы не поверите, но сейчас на запрос «з85 стрелковая дивизия» второй строчкой Google дает ссылку на мой скромный журнал с сотней читателей. Это при том, что в стране есть Институт военной истории Министерства обороны и издается профессиональный «Военно-исторический журнал». В фондах Государственной библиотеки имеется одна (!) книга о 385 стрелковой дивизии — «От Фрунзе до Эльбы. Воспоминания ветеранов» на 150 страницах. Ситуация по другим дивизиям — точно такая же.

Давайте вдумаемся: потери Западного фронта (22.06.41 — 24.04.44) составили 460% личного состава, в их числе 200% — безвозвратные. То есть, в среднем каждая дивизия в составе 9 — 10 тысяч человек погибала дважды. И теперь, 65 лет спустя после окончания войны, все наши знания об этих 46 тысячах убитых и раненных и, возможно, еще 5 тысячах вернувшихся домой с победой умещаются на 150 страницах? По семь букв на человека? Верить в это я отказываюсь.

Военная история российских сел и городов, кроме, самых крупных, выглядит не намного лучше. Не будучи специалистом, расскажу о личном опыте. В прошлом году я отправилась в город Малоярославец Калужской области, где умер от ран и был похоронен дед. Моей целью было узнать, где располагались три военных госпиталя, действовавшие в городе после того, как он оказался в нашем тылу. Меня очень тепло приняли в администрации города. Но узнать не удалось ровным счетом ничего. В местом архиве сведений о госпиталях нет. Как их нет в недавно созданном краеведческом музее. По словам местных жителей, главный госпиталь мог располагаться в стенах Черноостровского монастыря. Я зашла туда и спросила проходившую мимо монахиню, она хмуро ответила, что слышит об этом впервые. В храме тоже никто ничего не знал. Тогда я зашла в местный книжный магазин и спросила книги о Малоярославце, о его военной истории и судьбе жителей, в числе которых несколько Героев Советского Союза. Продавцы дружно замотали головами: таких книг нет и никогда не было. И это в городе с 30-тысячным населением. В преддверии нынешнего дня Победы я была в городе Сальске Ростовской области. Его население 60 тысяч человек, в городе есть прекрасная аллея героев с мемориалом и вечным огнем. Но книг об этих героях, как и о простых солдатах нет. Их никто не написал.

Думаю, что память о войне, это не только вечный огонь и цветы ветеранам. Это еще и, возможно, главное — знание о том, что было с твоими предками и их боевыми товарищами, с людьми твоего города, района, села, улицы. Память о войне это не только Жуков и Рокоссовский, но и сосед с третьего этажа дядя Ваня, это дед школьного товарища или сослуживца. Эту историю войны нам только предстоит узнать и принять.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Блог Ольги Буториной
Распечатать страницу