Кому нужна единая Корея?

16.08.10

Кому нужна единая Корея?

Эксперты МГИМО: Лузянин Сергей Геннадьевич, д.ист.н., профессор

Идея лидера Южной Кореи объединить Юг и Север Корейского полуострова — красива. «Голос России» спросил у экспертов, насколько она реальна

Мировая политическая карта снова получила шанс поменяться. Выступая 15 августа с речью по случаю 65-летия создания Республики Кореи, президент Южной Кореи Ли Мен Бак предложил план по объединению Севера и Юга. Обе Кореи «не могут позволить себе повторить несчастливый период истории, отмеченный взаимным недоверием и конфронтацией… Это вопрос времени, чтобы Пхеньян посмотрел в глаза реальности, произвел смелые изменения и принял резкое решение», сказал южнокорейский лидер, добавив при этом, что власти КНДР не должны бояться перемен.

«Перемены» на полуострове, по мнению главы Южной Кореи, должны происходить в три этапа. В ходе первого этапа обе Кореи должны будут начать жить в атмосфере мира и безопасности, что подразумевает в том числе и отказ КНДР от ядерного оружия. Затем наступит период, когда две Кореи сформируют фактически единое экономическое пространство, сохраняя при этом две разные политические системы. Расширение контактов и взаимопонимания приведет к дальнейшему устранению различий. И лишь после этого возможно политическое объединение — на базе экономических достижений и единого корейского этноса.

Гипотетическое пока объединение двух экономик с совершенно разными укладами, по признанию самого инициатора Ли Мен Бака, потребует «астрономических финансовых затрат». Для снижения неизбежных расходов он предложил уже сейчас ввести специальный «налог на объединение», средства от которого будут накапливаться, а затем тратиться для реализации проектов, связанных с созданием единой Кореи.

В ситуации, когда вся экономика 24-миллионного коммунистического Севера составляет менее 3% от годового ВВП Юга с населением в 49 миллионов человек, восстановление единства, по оценке одного из комитетов парламента Южной Кореи, будет стоить ей от 1 трлн до 1,3 трлн долларов, или от 100% до 130% ВВП. В случае, если такая сумма действительно будет собрана, паритет экономических систем может быть достигнут за 60 лет.

Время для оглашения этого плана выбрано крайне неудачно. На границе двух стран продолжают находиться в постоянной боевой готовности порядка 1 миллиона солдат с обеих сторон. Формально-то КНДР и Южная Корея до сих пор находятся в состоянии войны: от агрессии их сдерживает лишь временное перемирие, подписанное 27 июля 1953 года. Напряжение между странами обострено также совместными учениями ВМС Южной Кореи и США, которые обещают стать самыми грандиозными за всю историю военных действий. Хотя по заявлению военных ведомств обеих стран учения носят исключительно оборонительный характер, да и вообще проводятся ежегодно, эксперты полагают, что они предприняты в ответ на гибель 26 марта корвета «Чхонан», в затоплении которого Южная Корея и США обвиняют КНДР. В то же время, Пхеньян, категорически отрицающий свою причастность к этому инциденту, расценивает учения как репетицию нападения на нее с моря.

Комментируя заявление президента Ли Мен Бака, южнокорейские эксперты отмечают нереалистичность ряда инициатив и отсутствие новизны. Говорят о том, что трехступенчатый план объединения по схеме «мир — экономическая интеграция — единство» уже давно хорошо известен специалистам и часто предлагался ими. С другой стороны, большинство экспертов считают, что посыл о необходимости отказа со стороны Пхеньяна уже на первом этапе от своего главного козыря — ядерного оружия — неизбежно вызовет отторжение со стороны КНДР.

Аналогичное мнение высказал «Голосу России» и российский кореевед, руководитель Центра корейских исследований Института Дальнего Востока Александр Жебин:

«Конфликт между двумя Кореями принял такой затяжной характер, что он не дезавуирован до сих пор и сопровождается периодически вспыхивающими вспышками враждебности. Да и само по себе предложение не ново. 10 лет назад, в 2000 году прошел первый межкорейский саммит, который имел большое историческое значение. Впервые прошла встреча нынешнего руководителя КНДР Ким Чен Ира с тогдашним президентом Республики Корея Ким Дэ Чжуном, который был даже удостоен Нобелевской премии мира за усилия по налаживанию отношений между Северной и Южной Кореей», — рассказывает эксперт.

«Тогда стороны пришли к соглашению о необходимости налаживания, в первую очередь, торгово-экономического сотрудничества. Но значение той встречи было гораздо более обширным и глубоким. Впервые за всю послевоенную историю южнокорейцы поняли, что непосредственной угрозы нападения со стороны Северной Кореи, чем их пугали всю жизнь, нет… И Южная Корея стала относиться к Северу, как к такому, может быть, немножко странному, небогатому родственнику, которому надо помочь встать на ноги, поднять экономику. И эта линия на постепенное выравнивание уровней развития была вполне реалистичной, прагматичной и отвечала интересам соседних стран», — продолжает Александр Жебин.

«К сожалению, нынешний президент Южной Кореи Ли Мен Бак обуславливает решение межкорейской проблемы решением ядерной проблемы. А это для Пхеньяна невозможно без заключения мирного договора с США, которые, по всей видимости, вовсе не заинтересованы в таком развитии событий, как урегулирование отношений, и тем более, объединение двух Корей», — подчеркнул ученый.

По мнению директора Института Дальнего Востока РАН, профессора МГИМО Сергея Лузянина, объединение двух государств в ближайшей будущем невозможно по нескольким причинам:

«Во-первых, не хочет этого объединения Северная Корея, как это ни странно, здесь есть и политические причины, и есть причины, я бы сказал, государственной независимости КНДР, которые существуют-де-юре и-де-факто с 48-го года. Что значит план Ли Мен Бака? Это значит поглощение Северной Кореи Южной Кореей, то есть поглощение югом севера и создание „большой Южной Кореи“ — союзника США. И в этом смысле для Сеула, конечно, проект очень перспективный. Как в свое время ФРГ (Западная Германия) поглотила ГДР (Восточную Германию) в Европе, и возникла большая Германия. Но вопрос: выгодно ли это Пхеньяну?».

«И второй момент: план Ли Мен Бака — это план ситуативный, не стратегический. Планы объединения давно существуют, и, в принципе, все поддерживают, но они больше гипотетические. А вот сегодня, учитывая кризис, учитывая то, что в Северной Корее грядет определенная смена — неважное здоровье Ким Чен Ира, появился наследник — это ситуация. И вот Ли Мен Бак использует эту ситуацию, этот кризис, чтобы объявить свой план», — полагает эксперт.

Сергей Лузянин также полагает, что высказывания Ли Мен Бака не имеют под собой реальной базы, и в большей степени это все-таки пиар-акция:

«Это колоссальные экономические жертвы. Это большие военные риски. Потому что Пхеньян никогда, ни при каких условиях не согласится на объединение на условиях Юга, Сеула. И в этом смысле это, конечно, такая пропагандистская акция — что вот это для мира, что Сеул хочет вложить деньги, поднять экономику юга. Это можно делать пока и без объединения двух Корей, потому что-де-юре две Кореи, нравится это или не нравится, они — независимые суверенные государства».

«Как ни относиться к режиму Ким Чен Ира, да, там есть колоссальные нарушения, там есть экономические проблемы, там есть даже тупик, я бы сказал, но это независимое государство. И нужно с ним в рамках диалога там даже санкции, какой-то политики „кнута и пряника“, но ввести, но, конечно, не поглощать. Не присоединять и так далее. Эта политика очень опасна, и я думаю, она не принесет дивидендов нынешнему президенту Южной Кореи Ли Мен Баку», — оценивает эксперт возможные последствия избранного Южной Кореей политического курса.

Объединение, номинально поддерживаемое США, Россией, Китаем, Японией, имеет свои весомые минусы для перечисленных стран, отмечает Сергей Лузянин:

«Допустим, для Китая сегодня или завтра создание большой Южной Кореи на границах с американскими базами совершенно невыгодно. Россия тоже приветствует, но, по большому счету, России не хотелось бы иметь огромную мощную проамериканскую Корею. Япония, конечно, поддерживает, но у Японии и Кореи свои очень сложные отношения, связанные с историей, некоторыми современными аспектами, поэтому тоже неоднозначное восприятие».

«Главное, что объединяет всех, — это то, что Пхеньян шантажирует мир ядерной программой, и для этого нужны шестисторонние переговоры, которые то затухают, то снова начинаются. Вот с этим все участники согласны», — подытожил эксперт.

Результаты социологических опросов показывают, что более чем 60% жителей Южной Кореи хотят объединения, однако предпочитают отложить этот процесс из-за его стоимости. Разумеется, в Северной Корее подобные опросы не проводились. Но решение этого вопроса зависит отнюдь не только от руководства обеих стран и уж совсем не от волеизъявления самих жителей Корейского полуострова…

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу