«Августовская буря» в преддверии мира

01.09.10

«Августовская буря» в преддверии мира

Эксперты МГИМО: Мягков Михаил Юрьевич, д.ист.н.

Второго сентября 1945 года последний союзник нацистской Германии, Япония, подписала Акт о капитуляции. Вторая мировая была закончена

Это эпохальное событие стало возможным после сокрушительного разгрома советскими войсками в Маньчжурии главной боевой силы японцев — миллионной Квантунской армии. Стремительное наступление советских воинов, испытанных прежде в тяжелейших боях с гитлеровцами, длилось меньше месяца. Эта завершающая операция Второй мировой войны, известная на Западе под названием «Августовская буря», и сегодня изучается в академиях США и Европы как блистательный образец военного искусства.

Вступление в войну Советского Союза с Японией было предопределено рядом событий. Сразу после нападения японцев на американскую базу Перл-Харбор в декабре 1941 года, послужившего поводом вступления США во Вторую мировую войну, Рузвельт стал задумываться о том, чтобы использовать советские территории для воздушных атак на Японию.

Об этом свидетельствуют стенограммы дипломатических переговоров в Москве и личная переписка американского президента со Сталиным. Но вступление в войну с Японией в тот период для Советского Союза, отражавшего на своей территории агрессию гитлеровской Германии, было невозможным, — рассказывает «Голосу России» профессор МГИМО доктор исторических наук Михаил Мягков.

«Тем не менее уже на Тегеранской конференции 1943 года Сталин дал устное заверение Рузвельту и Черчиллю, что спустя два-три месяца после окончания европейской войны, СССР, выполняя свои союзнические обязательства, вступит в войну против Японии. Что и было закреплено на Ялтинской конференции 45-го года в секретном протоколе. Только после этого началась непосредственная подготовка наших боевых сил для войны против Японии», — отмечает Михаил Мягков.

Говоря о тех событиях, необходимо напомнить, что в 41-м году, накануне войны с гитлеровской Германией, Советский Союз подписал с Японией Пакт о нейтралитете, заключенный на срок до апреля 1946 года.

«Но уже через два месяца после его подписания японское командование разработало план боевых действий по захвату советских дальневосточных территорий под кодовым названием „Кантокуэн“. Этот план корректировался и дорабатывался вплоть до 1944 года», — подчеркивает историк.

«И мы вынуждены были держать там крупные силы. Порой в наших войсках на Дальнем Востоке было даже больше танков, чем на фронте против Германии. Постоянно происходили также и провокации со стороны японских войск. Японские подводные лодки топили суда, везшие грузы в наши дальневосточные порты, в том числе грузы по ленд-лизу. Понятно, что СССР не мог оставаться безучастным к такой ситуации на своих дальневосточных границах. Понятно, что здесь рано или поздно это должно было военным путем пресечься. Кроме того, Советский Союз должен был выполнить свои союзнические обязательства перед Соединенными Штатами и Великобританией», — продолжает эксперт.

В апреле 45-го года правительство СССР денонсировал советско-японский Договор о нейтралитете и заблаговременно проинформировал об этом Японию. Маньчжурская наступательная операция началась через три месяца после денонсации Договора.

К тому времени Япония уже потерпела ряд поражений от англо-американских войск, но все еще была боеспособной. Не сломили ее дух и американские атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, целесообразность которых вот уже 65 лет вызывает споры, отмечает в интервью «Голосу России» директор Института всеобщей истории, академик РАН Александр Чубарьян.

«В американской политологии и историографии преобладает позиция, утверждающая, что использование атомного оружия ускорило капитуляцию Японии. Может быть, это и так. Но сотни тысяч погибших мирных жителей Хиросимы и Нагасаки — это слишком высокая цена. И скорее здесь были не столько военные, сколько политические соображения. Это был фактор силы, который американцы хотели продемонстрировать миру при решении назревавших послевоенных проблем», — отмечает ученый.

И после американских атомных бомбардировок японская императорская армия насчитывала в общей сложности 6 миллионов человек и 500 боевых кораблей. Это была очень значительная сила, угрожавшая и Соединенным Штатам Америки, и Советскому Союзу, и всему миру.

Ошеломляющее наступление советских войск началось 9 августа. Командование фронтов было превосходно. Это были опытные, искушенные генералы. Командовал наступательной операцией бывший начальник Генерального штаба маршал Василевский. Первый Дальневосточный фронт возглавлял прославленный военачальник Мерецков. Второй Дальневосточный фронт — генерал армии Пуркаев. Забайкальский фронт — маршал Малиновский.

Обладая богатым опытом боевых действий против гитлеровцев, советские войска серией быстрых и решительных ударов прорвали японскую оборону и начали наступление в глубь Маньчжурии. Танковые части успешно продвигались в казалось бы непригодных условиях — через пески Гоби и хребты Хингана, но отлаженная за четыре года войны с самым грозным противником военная машина практически не давала сбоев. Квантунская армия не могла ей противостоять. За сутки советские войска проходили до 80 километров. Вскоре начались операции по освобождению Южного Сахалина и Курильских островов.

Еще до окончания боев, 17 августа, японский император Хирохито, не упомянув об американских атомных бомбардировках, заявил: «Теперь, когда в войну против нас вступил и Советский Союз, продолжать сопротивление означает поставить под угрозу саму основу существования нашей империи».

…Утро 2 сентября 1945 года в Токийской бухте выдалось туманным. В бухте стояло множество боевых кораблей. На одном из них — американском линкоре «Миссури», украшенном флагами, — царило оживление. Поблескивали погоны и кокарды разных стран; на мостках трещали фото- и кинокамеры. Общее внимание было обращено к столу, перед которым — с одной стороны — плотным строем стояли представители стран победительниц (Австралии, Англии, Канады, Китая, Новой Зеландии, СССР, США, Франции), с другой — бесформенной кучкой — представители разгромленной Японии.

Главным режиссером процедуры подписания Акта о капитуляции был Верховный Главнокомандующий союзных армий генерал армии США Дуглас Макартур. Верховное Главнокомандование Советских вооружённых сил представлял генерал-лейтенант Кузьма Деревянко.

Процедура началась с акции «пять минут позора Японии». Японцы (их было 11 человек) должны были выдержать взгляд победителей. Тяжелее других для них был взгляд представителя Китайской Республики генерала Су Юн-чана: как известно, японцы китайцев за людей не считали. Японскую делегацию возглавил министр иностранных дел Мамору Сигемицу.

Прервав тишину, генерал Макартур сказал: «Мы собрались здесь как представители главных воюющих держав для того, чтобы заключить торжественное соглашение, которое восстановит мир. Проблемы, связанные с различными идеалами и идеологиями, были разрешены на полях сражений всего мира, и потому не подлежат дискуссии или дебатам». Небрежным жестом он пригласил к столу японских представителей.

Церемония подписания Акта длилась 45 минут, заняв время одного школьного урока. Когда чернила на Акте высохли, а все речи над палубой отзвучали, Макартур проговорил: «А теперь давайте помолимся за мир, который был сейчас восстановлен для мира, и за то, чтобы Бог хранил его всегда».

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу