«Неправда, что в МКАСе дела идут медленнее, чем в госарбитражах»

27.08.10

«Неправда, что в МКАСе дела идут медленнее, чем в госарбитражах»

Эксперты МГИМО: Костин Алексей Александрович, к.юрид.н., профессор

Типичная логическая ошибка — синхронизация смены руководства МКАС с решением Верховного суда Нидерландов по делу о взыскании люксембургской Yukos Capital S.a.r.l. с «Роснефти» около $420 млн. Эту ситуацию я выражу латинской формулой post hoс non est propter hoc — после того не значит вследствие того.

Безусловно, идея смены руководства МКАС не связана с решениями голландских судов, тем более, бывший глава коммерческого арбитража Александр Комаров повлиять на них никак не мог. Причина в другом: в июне принято дополнение к регламенту работы МКАС, где сказано, что одно и то же лицо не может занимать должность председателя больше двух сроков подряд.

Размышляя о дальнейшей работе МКАС, я руководствуюсь принципом «Не нужно революций — нужно работать». Я не считаю, что в международном коммерческом арбитраже радикальные реформы являются полезными. Особенно с учетом того, что на высоком уровне находятся нормативная, регламентная основа, и гуманитарные аспекты (качество арбитров в списке).

Тем не менее, необходимо совершенствовать некоторые направления. Например, внедрять новые технологии для ускорения рассмотрения дел, ввести правила ускоренного производства для небольших дел, которых не так много. Хочется улучшить работу нашего секретариата.

Считаю также, что арбитрам надо чаще встречаться, обмениваться опытом. Это поможет выработать единую судебную практику, единообразно рассматривать аналогичные дела. МКАС рассматривает значительное количество дел, и нужно стремиться вырабатывать одинаковые подходы. Это позволяет участникам процесса строить определенные прогнозы относительно возможного решения арбитров.

Помочь арбитражам способна медиация. Эти две вещи — суды и медиация — вполне согласуются. Не секрет, что иногда сторона обращается в арбитраж, чтобы побудить другую сторону к заключению мирового соглашения. Но полагаю, перспективы медиации станут явью не так быстро, как некоторые об этом говорят и пишут. Это процесс непростой.

Арбитраж настолько хорош, насколько хороши арбитры. Это выражение нашей профессии. В списке арбитров МКАС более 170 человек. В нем элита российских юристов, около трети — известные зарубежные арбитры.

Когда за рубежом говорят о международном коммерческом арбитраже в России, то имеют в виду МКАС. Но я далек от мысли, что в России нет других третейских судов, которые на надлежащем уровне выполнят свои функции. Хорошая репутация, например, у Третейского суда Газпрома, Арбитражной комиссии при ММВБ. И в регионах есть серьезные третейские суды.

В последнее время фактическое место нахождения арбитража становится не самым важным фактором при выборе третейского суда. По действующему регламенту МКАС, слушания могут проводиться за рубежом. Нередко и у нас разрешаются споры между иностранными компаниями.

Выбор в пользу МКАС делают, в частности, потому, что наша практика ежегодно публикуется. Конечно, речь не обо всех делах, а о тех, которые интересны с точки зрения фабулы, юридических подходов.

Кроме того, правила нашей работы, установленные регламентом 2006 года, современны и понятны, соответствуют международным стандартам. Еще один плюс: у нас стороны могут избирать арбитров не только из списка, но и вне его.

Судьи государственных арбитражей завалены делами. Я удивляюсь, как можно в том темпе, в котором они работают, основательно рассмотреть сложные дела, которые могут попасть к нам. У третейского же суда больше времени для изучения дела и его рассмотрения. Есть возможность отложить заседание, встретиться еще раз, при необходимости заслушать что то, представить дополнительные документы. У состава арбитров есть конкретное дело, которое нужно решить, и за дверью никто не ждет и не подгоняет.

Цифры — вещь лукавая. Для тех, кто не знаком со спецификой международного коммерческого арбитража, числа могут показаться не самыми впечатляющими по сравнению с мириадами дел, которые рассматриваются в государственных судах. На 3 августа 2010 года в МКАС поступило около 170 исков, плюс к этому более 10 встречных исков. К концу года мы точно выйдем за 200 арбитражных дел.

В 2009 году мы получили около 250 исковых заявлений. В обороте всегда находится не менее 200 дел. Эта цифра не меньше, а, может быть, и больше, чем в Лондоне и Стокгольме.

У МКАС перед другими аналогичными зарубежными центрами есть известное преимущество — арбитражный сбор меньше, особенно он отличается от размера сбора в Париже, Лондоне, Стокгольме. Однако сбор МКАС выше, чем пошлина в государственных арбитражах, да и во внутренних третейских судах, которые ориентируются на планку госпошлины. Это абсолютно логично, так как МКАС нужно сравнивать не с государственными судами, а с другими подобными арбитражными центрами.

Только кажется, что в государственных арбитражах дела идут быстрее. МКАС и аналогичные третейские суды выносят решения в первой и последней инстанции — ни апелляции, ни кассации. А в государственных арбитражных судах есть апелляция, кассация, надзор, которые могут отменить решение, возвратить дело на новое рассмотрение. Так что за это время, если не на пошлины, то на адвокатов точно придется потратиться.

Стоит помнить, что и у нас есть определенный контроль. Прежде чем решение будет подписано, оно отдается в секретариат на проверку формальной правильности решения. Такая процедура существует в арбитражных центрах ряда других стран.

Только около 15 процентов вынесенных решений МКАСа потом становятся предметом судебных разбирательств. Однако точной статистики нет, так как стороны не информируют нас, собираются ли они обратиться в государственный арбитражный суд за исполнительным листом или за отменой решения МКАС. Причем утверждать, что по всем 15 процентам решения будут негативными, не приходится.

В некоторых судах есть желание выполнять роль «старшего брата» по отношению к МКАС и косвенно входить в существо решения. Тенденция здесь позитивная, ВАС РФ несколько раз высказал четкую позицию: в существо спора государственные арбитражи входить не должны. С точки зрения закона «О коммерческом арбитраже», Арбитражного процессуального кодекса, Гражданского процессуального кодекса у судов есть ограниченные полномочия контроля. Они вправе контролировать лишь процессуальную чистоту оспариваемого решения.

По своей инициативе государственный суд может проанализировать только два основания для отмены решения и для отказа в его исполнении. Первое: так называемая «арбитрабельность» — может быть или не может быть тот или иной спор предметом третейского разбирательства. Второе основание — нарушение публичного порядка. Другие основания должны быть заявлены и доказаны той стороной, которая ссылается на какие-то допущенные нарушения в процессе.

Я пока не решил, буду ли, являясь председателем МКАС, принимать предложения сторон выступить в роли арбитра. В принципе юридических препятствий для избрания арбитром нет. С другой стороны, председатель часто отказывается от таких назначений, чтобы не происходило не нужного смешения функций. Могу твердо сказать: если и буду арбитром, то нечасто. Просто не хватит времени.

Есть и другая возможность — поставить в списке арбитров напротив своей фамилии звездочку. Внизу списка расшифровывается, что значит эта звездочка — «временно не принимает участие». Например, человек был арбитром, но сейчас его должность не предполагает совмещения этой должности с другими видами деятельности. Поэтому такого человека временно не избирают арбитром. Но я пока не решил, буду ли ставить звездочку напротив своей фамилии.

Думаю, из-за назначения председателем МКАС моя преподавательская деятельность не пострадает. Ведь можно регулировать свою загруженность. Есть масса примеров, когда профессура работает и арбитрами, например, преподаватели МГУ, МГИМО, Академии внешней торговли.

Участие профессуры в реальных арбитражных процессах благотворно воздействует на процесс обучения будущих кадров. Преподаватели рассказывают не только и не столько по книжкам, а опираются на реальный опыт.

Подготовили Татьяна Берсенева, Елена Голотенко

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Pravo.ru
Распечатать страницу