Идеологический облик КНР на современном этапе модернизации

21.09.10
Эксклюзив

Идеологический облик КНР на современном этапе модернизации

Эксперты МГИМО: Корсун Владимир Андреевич, к.ист.н., доцент

Автор этих строк принял участие в международной научно-теоретической конференции «Новые нарождающиеся державы и глобальное управление», состоявшейся 14 и 15 сентября 2010 года в ведомственной гостинице ЦК КПК «Ваньшоу» расположенной в парковой зоне на западе Пекина. Спонсорами конференции выступили немецкий «Фонд Розы Люксембург» и китайский «Центр современных мировых исследований» а среди приглашенных были представители научных и общественно политических кругов Германии, КНР, России, Великобритании, Индии, Бразилии и Индонезии. Со стороны Китая был представлен практически весь спектр институтов политико-академического комплекса КНР и «мозговых центров» в сфере международных отношений. Я выступил с докладом на тему «Новые Нарождающиеся страны: они появляются или возвращаются? (Случай Китая)», который был поставлен первым в повестке дня конференции и вызвал неподдельный интерес аудитории.

Китайские докладчики и выступающие с особым пафосом констатировали, что уроком современного мирового кризиса явились интенсификация как различных форм партнерства, так и конкуренции различных стран, эрозия основ западной цивилизации и европоцентристского миропорядка, восхождение полицентрического мира и выход на мировую арену ряда новых нарождающихся держав, а также, что особенно важно, всеобщее разочарование в англосаксонской либерально-демократической системе и рост интереса к поискам более адекватных политико-идеологических основ человеческого бытия. В связи с этим возникает вопрос, что же представляет собой идеологическое лицо Китая, ставшего общепризнанной «мировой фабрикой» и поднимающимся гигантом мировой политики?

Зрительный образ теоретических истоков идеологии современного китайского руководства в концентрированном виде представлен Военного музея китайской революции, в огромном вестибюле которого в окружении портретов Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина стоит монументальная скульптура Мао Цзэдуна, а над всем этим висит транспарант с надписью: «Твердо придерживаться теории строительства социализма с китайской спецификой Дэн Сяопина!» За период с 3-го пленума 11-го созыва ЦК КПК (декабрь 1978), ознаменовавшего победу «линии Дэна» и ставшего вехой начала «политики экономических реформ и открытости» идейно-теоретической эволюции китайской элиты прошли три этапа, разделенных трагическими событиями 1989 г. и первой в истории КНР «мягкой передачи власти» в 2002—2004 гг. Десятилетие 1980-х характеризовалось стремлением интеллигенции сблизиться с мировой (т. е. западной) цивилизацией, форсировать реализацию модели «социалистической рыночной экономики», сопровождаемую политической реформой и даже окончательно отмежеваться от старой социалистической системы сталинско-маоистского образца, вытеснив приверженцев ортодоксального марксизма на обочину духовно-интеллектуальной жизни. В 1990-е годы как реакция на кризисные события в СССР и Восточной Европе на первое место вышли стремление к стабильности любой ценой и тенденции к позитивному переосмыслению национальной специфики, отказу от мечтаний об ускоренном переходе к демократии и все более критическому отношению к идее всеобщности западной цивилизации. На стыке столетий заметным стало противостояние между сторонниками свободной рыночной модели развития китайской экономики и критиковавшими эту модель за социальную несправедливость и элитарность «новыми левыми», пытающимися дать позитивное прочтение социалистических экспериментов Мао, активно выступающими за госвмешательство в экономику и критикующими политику laisse-faire. На это противостояние наложилось заметное усиление национализма, нацеленного на разоблачение «коварных антикитайских замыслов» и угрозы «гуманитарной интервенции» со стороны западного империализма во главе с США, которые в довершении ко всему подвергли бомбардировке посольство КНР в Белграде в мае 1999 г. Ярким свидетельством роста великодержавности могут служить также всплески антияпонской истерии в Китае в 2005 г. и в наши дни.

Официальная китайская идеология, «мозговыми центрами» которой выступают Институт марксизма-ленинизма и другие НИИ Академии общественных наук, а также Центральная партшкола КПК и ее филиалы по всему Китаю, впитала в наши дни идеи как неоавторитарно-технократического, так и националистическо-китаецентристского течений мысли, хотя внешне верхний эшелон власти демонстрирует приверженность коммунистической ортодоксии, смягчаемой лозунгами постепенного совершенствования социалистической демократии в рамках создания правового государства. На уровне официальной пропаганды КПК не акцентирует более ни идеи классовой борьбы, хотя ярлыки «ренегатства» и измене верности принципам порой навешиваются, ни идеи пролетарского интернационализма, между тем как КНР имеет иерархизированные отношения «партнерства» практически со всеми странами, за исключением КНДР, СРВ, ЛНДР и Кубы (!) В интерпретации «новых левых» постмодернистского толка классовая борьба по Мао была на самом деле борьбой против привилегий элиты, а разрыв между декларируемыми КПК коммунистическими идеалами равенства и повседневной реальностью (социальные диспропорции в рамках коэффициента Джини достигли в КНР в условиях современного кризиса уровня 1: 48) дал им дополнительный шанс на заполнение образовавшегося вакуума критикой разгула рыночной стихии и поэтизацией революционного духа 50-70-х годов.

Как известно, последним достижением ассоциируемого с шанхайским бизнескланом 78-летнего Цзян Цзэминя было выдвижение им идеи «тройного представительства», означающей, что КПК представляет не только «коренные интересы самых широких слоев китайского народа», но и «требования развития передовых производительных сил» и «прогрессивные направления китайской передовой культуры». Внесение данной концепции, хотя и без четкой увязки ее с именем Цзяна, в Устав КПК помогло отчасти снять противоречие между призывами открыть двери в партию для представителей новой буржуазии (в настоящее время КПК насчитывает более 78 млн членов) и закреплением в Конституции слов о «законодательной защите частной собственности», с одной стороны, и классическим марксизмом, с другой. Но, уже заняв пост генсека КПК в 2002, г. 60-летний Ху Цзиньтао сделал все, чтобы подвергнуть коррекции официальный идеологический курс, расставив в нем новые гуманистические акценты в виде концепций «брать человека в качестве основы» и «гармоничного социума», что сегодня активно переносится и на сферу международных отношений. Призывы Ху к КПК «следовать помыслам народа, помышлять об интересах народа и заполучить сердце народа» стоят ближе к традиционным конфуцианским представлениям о гуманном правлении на основе человеколюбия и справедливости, чем к западным идеям представительной демократии, провозглашения которой напрасно ждали от лидера КНР зарубежные наблюдатели. Стилистика идеологических лозунгов Ху Цзиньтао и его призывы к «дальнейшему усилению и улучшению идейно-нравственного строительства», предусматривающие, в том числе, контроль за Интернетом и за изложением древней и современной истории Китая, стали сегодня основой официального «коммунистического» дискурса, ставящего идеологические построения неолибералов и неоконсерваторов на положение маргиналов. Стремление партийных идеологов обновлять официальную теорию в соответствии с запросами времени и сделать идеологию монопольно правящей партии общенародной, пополняя пропагандистский арсенал за счет традиционной системы ценностей конфуцианства, оказавшегося на поверку более емкой парадигмой, чем все учения пришедшие в Китай извне, несомненно укрепляет легитимность власти КПК. Поиски китайской идентичности и наиболее адекватных форм правления и администрирования, свободных от политики как продукта цивилизации Запада, представляются наиболее продуктивными на фоне кризиса европоцентристской идеи однолинейного прогресса.

Тезисы английской версии доклада

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу