Россия: особый и сложный партнёр

21.09.10

Россия: особый и сложный партнёр

Эксперты МГИМО: Богатуров Алексей Демосфенович, д.полит.н., профессор

Центральная Азия привлекает к себе интерес всех без исключения мировых держав. Во-первых, здесь сосредоточены богатые месторождения нефти и газа, а во-вторых, этот регион имеет стратегически важное месторасположение на Евразийском континенте.

Наиболее активными и влиятельными игроками в Центральной Азии являются Россия, США, ЕС и Китай. Россия располагает на этом геополитическом поле определёнными преимуществами, но здесь же находится и её исторически сложившаяся зона ответственности за то, что происходит в регионе. В странах Центральной Азии по-прежнему проживает большое количество русских людей, их приход был связан с существованием Советского Союза, правопреемником которого считает себя Российская Федерация. Вполне логично, что наши отношения с этими государствами окрашены в светлые тона, и они справедливо носят особый характер.

Когда бываешь в Центральной Азии, то замечаешь, что Россию здесь считают особым партнёром, понимают, что диалог с Москвой получается лучше, чем с кем-либо другим. Российское руководство в отличие от европейцев и американцев гораздо глубже погружено в специфику местной жизни. В своё время у нас было одно государство, было много общих проблем, недостатков, но были также и несомненные успехи.

Советская система действовала в Центральной Азии так же деспотично, как и на всём остальном пространстве страны. Но при всех пороках она хорошо подготовила данный регион к тому времени, когда бывшие союзные республики стали независимыми государствами. Эта система позволила местной власти сдержать рост низовых протестов, направить исламизацию в умеренное русло и справиться с натиском криминальных структур, которые действовали в союзе с тамошними и зарубежными экстремистами. Сценарии раздела Таджикистана, распада Киргизии и образования криминального «Ферганского халифата» не реализовались, а попытка «исламской революции» не привела в Центральной Азии к тем удручающим результатам, которые мы видим в Афганистане. Так что русским легче понять, что сейчас происходит в Центральной Азии, каков расклад действующих сил, какие риски и угрозы исходят оттуда.

Вообще, на мой взгляд, у России сегодня больше шансов, чем у других крупных игроков мировой политики, на то, чтобы доминировать в регионе. Всё ещё сохраняются важные рычаги: экспорт энергоресурсов через российскую территорию, рабочие места для мигрантов, широкое использование русского языка. Очевидно, что и страны региона сохранили симпатию к России, по-прежнему при необходимости прибегают к использованию её ресурсов, позволяя взамен пользоваться своим потенциалом, в том числе сырьевым и транзитным.

Но конкуренция в этой важной геополитической зоне нарастает с каждым годом, причём идёт она по разным направлениям. Например, военное присутствие в Центральной Азии является одним из важнейших механизмов американской внешней политики. В то же время нельзя не отметить, что США до сих пор не имеют экономических интересов в регионе, за исключением, пожалуй, нескольких крупных проектов в Казахстане.

ЕС в отличие от США в своих отношениях со странами Центральной Азии делает ставку на совместные экономические проекты. Кроме того, европейцы целенаправленно продвигают в регионе свои технические регламенты, стандарты качества, создавая базу для дальнейшего расширения влияния.

Китай за счёт масштабной экономической экспансии с каждым годом укрепляет свои позиции. В конце прошлого года состоялся запуск одного из крупнейших региональных проектов: газопровод Туркмения-Узбекистан- Казахстан-КНР уже в ближайшей перспективе должен серьёзно поменять геоэкономическую картину в Центральной Азии. Пекин, создавая базу для долгосрочного присутствия в регионе, предпочитает не вмешиваться в российско-американскую борьбу за политическое влияние в регионе, а наблюдает за схваткой со стороны и без лишнего шума продвигает свои экономические интересы. В настоящее время изучаются или находятся на окончательных стадиях решения ряд совместных проектов по строительству железных дорог, других видов транспортной инфраструктуры. Всё это в дальнейшем обеспечит ещё более тесные контакты стран региона с Китаем.

Более того, большинство из планируемых железнодорожных и морских путей нацелены на соединение Востока и Запада, в котором государства региона будут играть роль транзитных, что вызывает их дополнительный интерес к этим проектам.

После распада СССР советская железнодорожная сеть перестала замыкаться на европейскую и сибирскую части России. Тогда Казахстан достроил участок, соединивший эту республику с китайским городом Урумчи. И теперь грузопотоки, в случае если это окажется рентабельным, потянутся из Центральной Азии на восток не только по Транссибу, но и через Китай.

Туркмения в начале 90-х годов тоже построила участок железнодорожной ветки, соединивший туркменскую сеть с иранской через город Мешхед. В результате открылся прямой путь транспортировки на юг. После длительной изоляции от южных и восточных соседей регион «распахнулся», получив впервые возможность прямого сообщения не только в северном и западном направлениях, но и в южном и восточном. Особое географическое положение региона несёт в себе и отрицательный заряд, ведь именно там сосредоточено нелегальное производство наркотиков. Речь идёт прежде всего о Фергане, где пролегает крупнейший транзитный путь, по которому после распада Советского Союза и свержения просоветского правительства в Афганистане стали доставляться наркотики афганского производства. Этот поток, частично оседая в России, следует далее через российскую территорию в страны Евросоюза.

Сама по себе тема наркотрафика чрезвычайно деликатна. Дело в том, что абсолютно во всех странах региона наркотрафик существует в рамках политической системы, где имеются элементы, которые если не содействуют, то определённо не препятствуют искоренению этого зла. Доходы от оборота наркотиков во многом питают местные экономики. В наиболее гротескном виде это проявляется в Афганистане, в какой-то степени в Таджикистане, а вот в Киргизии наркобизнес дал метастазы с вывихом в политику. Экс-президент Курманбек Бакиев был связан с наркобаронами и в отличие от предыдущего главы государства Аскара Акаева не мешал им. Наркофактор, попытки местных криминальных структур поставить у власти «своих» людей составляют элемент местного политического, социально-экономического и идеологического колорита. Многие эксперты в киргизских событиях отчётливо видят кокаиновый фон. Сама же кокаиновая дорожка ведёт на нефтяные прииски Сибири, в Москву и Санкт-Петербург.

Наконец, важнейшее значение имеет неразрывность политических проблем Центральной Азии с вопросами безопасности Афганистана, Ирана и Пакистана. В Ферганском оазисе, зоне таджико-афганской границы или в поясе проживания пуштунских племён на рубежах Афганистана и Пакистана невозможно разграничить интересы безопасности сопредельных государств. Более того, сейчас границы прежних региональных альянсов в экономической, политической сфере разрушаются. В силу естественных причин формируется новая конфигурация связей. И уже, видимо, нужно говорить о пространстве Большой Евразии.

Два направления будут приоритетными. Это экономика: транспортные коммуникации, энергетические проекты, торгово-экономические отношения. Второе направление — безопасность. Меняются риски, появляются новые вызовы. И необходимо консолидировано искать ответы на нерешённые ещё вопросы в этом сегменте ответственности России.

Таджикистан

Площадь — 143 тысячи 100 квадратных километров, численность населения — 7 миллионов 349 тысяч. Таджикистан единственное ираноязычное государство в Центральной Азии. Этнический состав: 69 процентов — таджики, 25 процентов — узбеки, 3 процента — русские. МВФ даёт прогноз роста ВВП Таджикистана в номинальном выражении до 5 миллиардов 499 миллионов долларов в этом году против 4 миллиардов 982 миллионов в 2009 году. Таджикистан — одна из беднейших стран мира, что сочетается с высоким уровнем безработицы. Пространственная замкнутость республики, затруднённое строительство автомагистралей из-за рельефа не позволяет осуществлять полноценный товарообмен с соседними государствами. В таких условиях для Душанбе жизненно важным становится участие в Зоне свободной торговли стран СНГ. В последнее время здесь резко возросло влияние Китая, вложившего 2 миллиарда долларов в энергетику и строительные проекты, и США, которые системно наращивают в Таджикистане своё политическое и военное присутствие. Политическая обстановка далека от нормальной: гражданское общество находится в состоянии упадка, политические партии не проявляют активности, оппозиционные издания закрываются.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Эхо планеты»
Распечатать страницу