ЕС и САМ: проблемы и перспективы

29.09.10
Эксклюзив

ЕС и САМ: проблемы и перспективы

Эксперты МГИМО: Сапронова Марина Анатольевна, д.ист.н., профессор, профессор РАН

Участница секции «Средиземноморский регион: проблемы безопасности и развития» на VI Конвенте РАМИ, доктор исторических наук, профессор кафедры востоковедения МГИМО М.А. Сапронова рассказала порталу www.mgimo.ru о современных проблемах сотрудничества Евросоюза со странами Магриба.

— Марина Анатольевна, начало сотрудничеству Европы со странами Магриба было положено еще в конце 50-х годов прошло века. Что изменилось с тех пор?

— Сотрудничество Европы со странами Магриба с тех пор претерпело существенную эволюцию: от заключения торговых соглашений до соглашений об ассоциации с Тунисом, Марокко и Алжиром. В начале 90-х, когда европейцы предложили «Новую Средиземноморскую политику», сотрудничество с североафриканскими странами было поднято на более высокий и качественный уровень, который предполагал политическую интеграцию. Однако Магриб как региональный партнер ЕС начал вызывать определенную обеспокоенность у европейцев.

— С чем это было связано?

— С целым рядом проблем. Прежде всего, это демографический рост в Северной Африке при уменьшении экономических показателей в расчете на душу населения. Это слабое и медленное развитие региона, который полностью зависел от европейского рынка. Отсутствие качественного скачка в социально-экономическом развитии, что было связано как с причинами внутреннего характера каждой из стран Северной Африки, так и слабостью региональной организации САМ в целом. Нестабильная политическая ситуация (начало гражданской войны в Алжире, санкции ООН в отношении Ливии, ливано-израильский конфликт, рост исламского экстремизма, затронувший все без исключения страны Магриба и др.), а также несопоставимость экономических потенциалов участников сотрудничества (ЕС составляет 25% мирового ВВП, а САМ еле достигает уровня 25% ВВП Испании). В 90-е годы становилось все более очевидным, что традиционная помощь Евросоюза не принесла ожидаемых результатов. Появились и трудности политического характера: ряд арабских стран выступили против участия Израиля в средиземноморском процессе.

— Чем отличается Союз для Средиземноморья, созданный два года назад, от предыдущих интеграционных проектов?

— Союз для Средиземноморья был создан в 2008 году на Парижском саммите ЕС на основе идеи, выдвинутой Н.Саркози годом ранее. Целью создания этой организации было реанимировать процесс интеграции со странами Юга и переформатировать его. Суть нового союза заключалась в повышении степени участия в региональной политике стран Юга. С одной стороны, в рамках Союза для Средиземноморья на первый план должны были выйти экономические и гуманитарные проекты, а с другой — ответственность за результаты (как позитивные, так и негативные) предполагается делить между всеми без исключения государствами-участниками (на это нацелена и новая руководящая структура Союза). Основные вопросы, сразу же вставшие перед участниками нового соглашения — финансирование уже намеченных к реализации проектов. Отдельные дорогостоящие проекты уже вызвали немало критики в свой адрес: специалисты критикуют, например, программу создания электростанций с использованием солнечной энергии; проект по созданию «морских автострад» для перевозки кораблями груженых автодорожных фур. Немалые сомнения вызывает и проект Союза относительно очистки вод Средиземного моря и защиты их от загрязнения (о намерении сделать Средиземноморье чистым к 2020 году главы государств заявили еще в 2005 году, но реальных успехов им добиться не удалось, что не случайно: проект требует гигантских усилий).

— К 2010 году в рамках Союза для Средиземноморья планировалось создание зоны свободной торговли, однако этого не случилось. Почему?

— Только Тунису удалось войти в начале 2008 года в зону свободной торговли с ЕС (но только в том, что касается промышленной продукции). Учитывая размеры населения региона и нерешенность целого ряда насущных проблем, критики считают, что отобранные к осуществлению проекты важны для Европы, но не являются главными для стран южного побережья Средиземноморья, которые озабочены вопросами преодоления бедности, неравными условиями конкуренции и проблемами доступа своей продукции на рынок Евросоюза. Кроме того, выражаются опасения, что структуры стран Союза не в состоянии обеспечить подобные объемы финансирования, и все будет зависеть от частного сектора. Но он согласится на инвестиции лишь в том случае, если в ряде государств будут проведены серьезные реформы в экономике. На это потребуется много времени и средств, поэтому многие проекты, возможно, будут заморожены из-за отсутствия финансирования, и тем более, частных инвесторов, учитывая очень разные экономические приоритеты стран-участниц.

— Работу Союза осложняют только экономические факторы?

— Развитие средиземноморского диалога по-прежнему омрачается эскалацией палестино-израильского конфликта, а в последние годы — еще и проблемами вокруг Ливана и Сирии. Многие в регионе воспринимают предложенный Союз как навязывание искусственной идентичности, не связанной ни с цивилизационными, ни с социокультурными факторами. Европейцы, в свою очередь, также настороженно относятся к североафриканским партнерам. Внутриалжирский конфликт еще далек от своего окончательного завершения, поэтому Европа (и, прежде всего, Франция) опасается «экспорта» террора. Достаточно упомянуть, что в Алжире в противостоянии с религиозными экстремистами погибли свыше 100 тыс. человек, включая и иностранных граждан, а связь между алжирскими исламистами и организацией У. бен Ладена была установлена еще в 1992 г.

— Какое влияние на сотрудничество ЕС со странами Магриба оказывает нелегальная иммиграция в Европу и связанная с ней миграционная политика европейских стран?

— Сегодня многие страны Запада пересматривают свою миграционную политику, при этом особое внимание уделяется решению проблем нелегальной иммиграции, достигшей внушительных масштабов. ЕЕ все больше связывают с ростом преступности и терроризма и рассматривают как серьезную угрозу региональной безопасности. Под давлением правых политических партий и из-за социально-экономических проблем многие члены ЕС (Франция, Германия, Италия, Испания) ужесточили иммиграционные законы. Во Франции, например, была создана первая в Европе иммиграционная полиция. По мнению лидеров правых партий такого рода меры должны были уменьшить приток в Европу неквалифицированных иммигрантов. Однако, вопреки всем принимаемым мерам, нелегальная иммиграция в Европу (прежде всего, из стран Северной Африки) в несколько раз превышает легальную: ежегодно, по данным Международного центра по развитию миграционной политики, в страны Европы прибывает около 830 тыс. иммигрантов, при этом более половины из них пользуются при пересечении границы услугами контрабандистов.

— Как страны Магриба относятся к европейской миграционной политике?

— Меры ЕС в отношении мигрантов вызывают волну неодобрения в странах Магриба. Суть упрека сводится к тому, что Европа препятствует свободному перемещению граждан между двумя берегами Средиземноморья, несмотря на заявленные в принципы, но, тем не менее, настаивает на беспрепятственном движении промышленных товаров и капитала. ЕС обладает безусловными преимуществами, внедряясь во внутренний рынок стран Средиземноморья: промышленная продукция Европы остается вне конкуренции, ущемляя интересы местных производителей, что ведет к росту безработицы. В этой связи многие представители промышленности, бизнеса и общественных организаций стран Магриба стали негативно оценивать сотрудничество с Европой, подчеркивая, что заключение договоров об ассоциации было выгодно только европейцам.

— Многие эксперты считают Союз для Средиземноморья «мертворожденным», а Муаммар Каддафи еще два года назад заявил, что этот проект обречен на провал. Как Вы можете прокомментировать подобную точку зрения?

— Каддафи действительно заявил, что проект нежизнеспособен и что если Европа хочет сотрудничать с Магрибом, для этого существует Лига арабских государств или Африканский союз. Тем не менее, правительства других стран САМ не поддержали идею Каддафи о бойкоте новой организации и продолжают рассматривать развитие экономических связей с ЕС как один из способов преодоления экономической отсталости. В свою очередь, страны САМ остаются для ЕС важнейшим стратегическим регионом, источником энергетического сырья, сельскохозяйственной продукции, рынком сбыта промышленных товаров и технологий. В этой связи, несмотря на пессимистичные прогнозы для нового Союза, подобные проект будут существовать в том или ином виде, потому что в существующих геополитических условиях и с учетом стратегических интересов, страны двух берегов Средиземного моря «обречены» на сотрудничество.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу