Отношения между белорусским и российским народами и отношения между лидерами государств — это два разных измерения

06.10.10
Эксклюзив

Отношения между белорусским и российским народами и отношения между лидерами государств — это два разных измерения

Эксперты МГИМО: Коктыш Кирилл Евгеньевич, к.полит.н.

Одной из главных новостных тем на сегодняшний день является развитие отношений между Россией и Беларусью. Мы поговорили об этом с экспертом МГИМО по данной проблематике, доцентом кафедры политической теории К.Е. Коктышем.

— Как вы можете охарактеризовать сложившуюся в белорусско-российских отношениях ситуацию? Пройдена ли в отношениях Беларуси и России точка невозврата?

Тут есть как минимум два измерения. Во-первых, это межнациональные отношения между народами, складывавшиеся веками. С ними все в порядке, и какая-либо «точка невозврата» сегодня немыслима: слишком тесны и культурные, и экономические связи, чтобы можно было предположить возможность серьезного охлаждения отношений между двумя народами.

А вот во втором измерении, в отношениях первых лиц, такая точка, если исходить из выступления в своем видеоблоге президента Медведева, представляется пройденной. Проблема тут в том, что в этом выступлении Медведев заявил не только о фактическом выходе белорусского президента за рамки дипломатического и джентльменского этикета, что крайне осложняет саму возможность дальнейшего личного общения, но и предъявил ряд претензий по существу, выходящих за рамки стилистических соображений. Главная из них — это обвинение белорусского президента в том, что он стал строить свою нынешнюю предвыборную кампанию в основном на антироссийской риторике, фактически позиционируя себя в качестве главного защитника белорусского суверенитета от «московских посягательств». Кроме того, это и обвинение в невыполнении ранее данных политических обещаний — например, в отношении обещания признать Южную Осетию и Абхазию, данного, по словам Медведева, в присутствии всех президентов стран-членов ОДКБ.

— Что означает такая риторика на практике?

— По сути, она означает декларацию намерения главы российского государства не признавать результаты грядущих президентских выборов в Беларуси. Это, учитывая роль России на постсоветском пространстве как «главного легитиматора» постсоветских режимов, может иметь самые серьезные последствия для двусторонних отношений на государственном уровне.

— В своем видеоблоге Д. Медведев назвал высказывания Лукашенко в адрес России частью предвыборной кампании белорусского президента. Каким образом критика российского руководства может повлиять на итоги выборов в Беларуси?

— Беларусь, как и вся Восточная Европа — лимитрофное государство, то есть малый игрок, находящийся между взаимодействующими тяжеловесами, каковыми в нашем случае являются Россия и Евросоюз, и извлекающий из этого взаимодействия жизненно важный для себя ресурс. В сильно упрощенном, до уровня функциональной структуры, виде эту схему можно представить как оказание посреднических услуг России и Западу в организации их повседневной коммуникации. Очевидно, что для того, чтобы такое посредничество было эффективным, нужны как минимум два слагаемых — это, во-первых, достаточный уровень недоверия между взаимодействующими крупными игроками, а во-вторых, отношения доверия между посредником и этими игроками, которые и делают целесообразными его посреднические услуги. Соответственно, страна-лимитроф и пытается двигаться сразу в этих двух направлениях, т.е. по мере возможности стимулирует отношения недоверия между большими игроками, и выстраивает с ними собственные отношения доверия. Все вышесказанное не относится только к Беларуси, но может быть в полной мере отнесено к описанию значимой части содержательной политики любой страны Восточной Европы и Центральной Азии.

В выстраивании собственных отношений доверия и культивирования атмосферы недоверия Беларусь под руководством президента Лукашенко прошла полный цикл, который сейчас и замыкается: начав с пророссийскости и антизападности, сегодня Беларусь позиционируется как традиционно европейская страна, вынужденно обороняющаяся от российского империализма. Иными словами, начав с извлечения ресурса из России с целью противостоять давлению Запада, сегодня Минск делает заявку на выстраивание системы, когда ресурс извлекается из Запада с целью противостоять давлению России.

— Значит ли это, что белорусский народ изменил свое отношение к России?

— Речь идет в первую очередь о жанре предвыборной кампании, а не об изменении глубинных ценностно-идеологических установок белорусского народа. Эти установки последние триста лет оставались неизменными, и таковыми останутся и в ближайшем будущем. Важно понимать, что, по сути, Беларусь и ранее не была пророссийской, как и сейчас не является прозападной: она была в известном смысле слова пробелорусской, когда любое взаимодействие с внешним игроком рассматривается как эффективное или нет только с точки зрения возможности извлечения ресурса для поддержания внутреннего порядка вещей. Идеологические клише, которые могут быть важными и даже сверхценными для внешних игроков, были и остаются вещами вполне инструментальными собственно для белорусской власти. Отсюда, кстати, проистекает и заметное в белорусском дискурсе недоумение по поводу довольно резкой реакции российского президента на вполне традиционные лимитрофные особенности стиля белорусской политики.

Продолжение интервью читайте завтра.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу