«Уровень продовольственной безопасности в России не выходит за критические рамки»

19.10.10
Эксклюзив

«Уровень продовольственной безопасности в России не выходит за критические рамки»

Эксперты МГИМО: Ревенко Лилия Сергеевна, д.экон.н., профессор

В последние месяцы вопросы продовольственной безопасности волнуют не только специалистов, но и потребителей в России. После летней засухи значительно выросли цены на некоторые продукты питания. Представители власти, тем не менее, наперебой утверждают, что никакого дефицита нет, а рост цен спровоцирован спекулянтами, которые зарабатывают на панике и страхе перед голодом. Эксперт МГИМО, профессор кафедры МЭО и ВЭС Лилия Ревенко рассказала порталу www.mgimo.ru о продовольственной безопасности в России и мире.

— Что такое продовольственная безопасность?

— Продовольственная безопасность — это способность всего человеческого сообщества и отдельных государств удовлетворять потребности населения в продуктах питания в необходимых объемах, ассортименте и качестве за счет обеспечения ресурсами и создания соответствующих экономических условий. Многие страны мира, в том числе и Россия, считают продовольственную безопасность одной из важнейших составляющих понятия национальной безопасности.

Не единственной, но достаточно индикативной, является оценка состояния продовольственной безопасности по соотношению переходящих запасов (запасов на конец сельскохозяйственного года) и объемов потребления пшеницы. Нижней границей продовольственной безопасности считается уровень переходящих запасов, равный двухмесячному потреблению или 17–20% годового производства.

— Как на показатели продовольственной безопасности влияет спекулятивный фактор?

— Ухудшаются условия торговли базовыми продуктами питания, увеличиваются амплитуды колебаний цен, нарушается баланс всего рыночного механизма. Вообще, спекуляция присуща рынку базовых сельхозтоваров из-за специфики их товарных характеристик и особенностей биржевой торговли. Но если обычно доля спекулятивных операций на таких рынках в мире оценивается в 8–10% от объемов торговли, то в период современного кризиса она превысила 30%. По России официальные данные по спекуляции на аграрных рынках мне не известны, однако отмечается недостаточный уровень конкуренции, особенно на региональном уровне, что, безусловно, приводит к повышению роли спекулятивного фактора.

— Как Вы оцениваете уровень продовольственной безопасности в России на сегодняшний день?

— Подозреваю, что с высокой степенью точности ответить на этот вопрос сейчас не сможет никто. Мнения независимых аналитиков диаметрально противоположны — от предельного алармизма до благостного оперирования усредненными показателями. Все зависит от того, как проводить подсчет базовых данных и насколько эти данные надежны. Собственные расчеты показали, что если опираться на официальные данные, то уровень продовольственной безопасности в стране не выходит за критические рамки. Безусловно, сложность ситуации в России, как и во всем мире, связана не столько с природно-климатическими явлениями этого года, но главным образом с тем, что глобальный экономический кризис пришел следом за мировым продовольственным кризисом 2006–08 гг., вызвавшим беспрецедентный рост цен на продовольствие. Это негативно повлияло на степень доступности продовольствия для малообеспеченных слоев населения.

— Наиболее остро проблемы обеспечения продовольствием проявились летом на рынке гречневой крупы. Какова ситуация на рынках других видов продовольствия?

— Как раз гречневая крупа стала объектом не только экономических, но и политических спекуляций. Действительно, цены на нее выросли беспрецедентно, однако, это было связано прежде всего с региональными диспропорциями, что вызвало повышенную спекулятивную активность. Доля этого продукта в структуре потребления не столь высока, как зерновых, мясных, молочных продуктов, ситуация с которыми отслеживается в первую очередь при оценке состояния продовольственной безопасности на национальном уровне. Запрет на экспорт пшеницы позволил стабилизировать ситуацию внутри страны, однако негативно повлиял на степень доверия к российским экспортерам на мировом рынке. После снятия запрета завоевывать утраченные позиции им придется заново.

— На пресс-конференции, проходящей в рамках программы «Продовольственная и сельскохозяйственная безопасность в мире», помощник министра международных рынков и развития США Мариса Лаго заявила, что Россия — благодаря накопленному опыту в сфере сельского хозяйства — может способствовать укреплению продовольственной безопасности в мире. Как Вы можете прокомментировать это заявление?

— Полагаю, что данное утверждение базируется на официальной позиции нашей страны, изложенной, например, на Всемирном саммите по продовольственной безопасности в Риме в ноябре 2009 г. На этом саммите министр сельского хозяйства Е.Б. Скрынник заявила, что Россия будет участвовать в решении ключевых проблем глобальной продовольственной безопасности и предложила ряд практических мер их решения. Основания для такого подхода заложены в принятой в этом году Доктрине продовольственной безопасности России, предусматривающей наряду с внутренними также и внешние аспекты: импортзамещение по основным группам продовольствия, наращивание экспорта зерна, развитие международного сотрудничества в сфере исследований и разработок в агропродовольственной сфере. Безусловно, чрезвычайные природные условия этого года повлияли на уровень участия России в решении проблем мировой продовольственной безопасности. Однако можно предположить, что в среднесрочной и долгосрочной перспективе этот вектор останется неизменным в силу того, что автаркия аграрного сектора противоречит логике глобального развития.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу