Медведев в Туркменистане

24.10.10

Медведев в Туркменистане

Эксперты МГИМО: Томберг Игорь Ремуальдович, к.экон.н.

Визит президента России в Туркменистан — важное событие. И не только потому, что в 2010 году контакты руководителей двух стран как-то сократились: кроме короткой встречи на праздновании Дня Победы 9 мая в Москве и телефонных разговоров, серьезного обмена мнениями не было. В предыдущем же 2009 году два президента встречались, по мнению Гурбангулы Бердымухамедова, пять раз, по подсчетам Дмитрия Медведева — девять. Серьёзных вопросов для обсуждения накопилось много и прежде всего в сфере энергетики.

Ситуация в сфере российско-туркменского газового сотрудничества достаточно сложна. На переговорах стороны традиционно констатировали стратегический характер двухсторонних газовых связей. Было достигнуто согласие по вопросам ближайших перспектив взаимодействия. «У нас примерно одинаковые оценки европейского рынка потребления. В ближайшие три-четыре года он будет расти очень небольшими объемами. В связи с этим нам представляется тяжелым в ближайшие годы увеличивать экспортные поставки в Европу», — отметил вице-премьер РФ Игорь Сечин.

А это в свою очередь означает, что серьезного увеличения закупок туркменского газа Россией в ближайшее время не будет. Как заверил И. Сечин, Газпром исполнит обязательства в рамках действующего контракта и закупит в этом году 10–12 млрд. куб. м. В будущем году, по словам вице-премьера, «эти объемы будут уточняться, и при возможности Газпром будет увеличивать закупки», но определяющую роль здесь будет играть спрос на газ в Евросоюзе. В прямой зависимости от европейской газовой конъюнктуры оказалась и договоренность отложить строительство Прикаспийского газопровода. РФ и Туркмения не замораживают проект навсегда и «будут иметь в виду все договоренности в области газового сотрудничества, но приоритеты будут определяться рыночной ситуацией». По словам И.Сечина, такая позиция нашла понимание у руководства Туркмении.

Безусловно, конъюнктурные преграды на пути газового сотрудничества двух стран не могут длиться вечно. Поэтому подтверждение стратегического характера взаимодействия в газовой сфере стало лейтмотивом заявлений, сделанных в ходе переговоров. Синхронизация визита российского президента с вводом в эксплуатацию газопровода Центральные Каракумы — Россия, который будет доставлять газ с группы месторождений Зякли — Дарваза в Центральных Каракумах в магистральный газопровод «Средняя Азия — Центр», подчеркивает долгосрочный характер российско-туркменских связей и взаимную заинтересованность сторон. Ввод нового газопровода означает увеличение туркменских экспортных мощностей еще на 5 млрд. куб. м газа в год.

Консенсус по проблеме сузившегося газового спроса в Европе снижает возможности поставок газа туда не только для России и Туркменистана, но и для любых других поставщиков. Именно так можно расценить данную Игорем Сечиным оценку перспектив газопровода Nabucco: «С учетом оценок туркменской стороны и европейских экспертов, и мировых экспертов текущая рыночная ситуация на газовом треке позволяет сказать — и я об этом говорю без сарказма, — что перспектив у Nabucco нет». Действительно, тут не до сарказма. Ашхабад усиленно ищет выходы для своего газа помимо российского маршрута. Китай и Иран, видимо, не могут до конца удовлетворить туркменских поставщиков, поскольку никогда не дадут за газ цены, сравнимой с европейским уровнем. $165 и $170 за тыс. куб. м, получаемых от Китая и Ирана, заметно отличаются от цены, которую заявляет в Европе Газпром ($305). Отсюда и поиск Туркменией путей доставки собственного газа в сторону Европы. Для российского газового бизнеса это опасно тем, что маршрут через Каспий и Кавказ, совпадающий с трассой Nabucco, объективно короче, а значит, дешевле.

Однако существует проблема раздела Каспия, которая не позволяет осуществлять проекты переброски газа трубой по каспийскому дну. Не случайно в переговорах Д.Медведева и Г. Бердымухамедова в Ашхабаде особый акцент был сделан на самодостаточности каспийских государств (Россия, Иран, Казахстан, Туркменистан, Азербайджан) в вопросах определения статуса Каспийского моря. «Каспий — наше богатство, и именно пять государств отвечают за правовой режим, который существует и должен быть создан в отношении природных богатств этого региона», — подчеркнул Дмитрий Медведев. В том же ключе высказался и туркменский президент: «Наш принципиальный подход к каспийской проблематике заключается в том, что все вопросы, касающиеся правового статуса на Каспии, должны решаться самими прикаспийскими государствами. Налаживание эффективного сотрудничества здесь отвечает интересам всех пяти прикаспийских государств». Такое единодушие означает, что попыток прокладки трубы по дну Каспия не появится еще долго, а вето России и Ирана в отношении любых таких попыток обеспечено. Что же касается технологически экзотических проектов типа предложения итальянской ENI о строительстве завода по сжатию газа и транспортировке его в Азербайджан, то здесь вступает в действие все та же слабая рыночная конъюнктура в Европе. Низкий спрос и соответствующие цены вряд ли позволяют сейчас начинать дорогостоящие и рискованные проекты.

Сдержанно относясь к возможностям выхода туркменского газа в Европу, Москва столь же охотно готова способствовать экспортным усилиям Ашхабада на других направлениях. И здесь большое значение имеет начавшееся в ходе визита российского президента обсуждение участия России в транспортировке туркменского газа в Индию и Пакистан через территорию Афганистана. По словам И. Сечина, Газпром начал обсуждать с туркменскими властями возможность участия в проекте газопровода ТАПИ. Газпром готов участвовать в нем и как подрядчик, и как проектирующая компания, и как полноправный участник консорциума.

Труба Туркмения-Афганистан-Пакистан-Индия должна соединить с Пакистаном и Индией туркменское месторождение Довлетабад, запасы которого оцениваются в 1,7–4,5 триллиона куб. м газа. Проект поддерживается Азиатским банком развития (АБР). Общая протяженность ТАПИ, по оценкам, составит 1680 километров, а пропускная способность — до 30 млрд. куб. м газа в год. Оценочная стоимость проекта — $4 млрд.

Общим итогом визита Д. Медведева в Туркменистан можно считать своевременный и честный обмен мнениями по проблемам газового сотрудничества, который позволит развеять взаимные обиды и недопонимание, наметить пути продвижения вперед. Свою нынешнюю неспособность удовлетворить экспортные запросы Туркменистана Россия готова компенсировать серьезными инвестициями в другие проекты, даже такие рискованные, как проект газопровода ТАПИ. В то же время Москва в очередной раз выразила свое твердое намерение не допустить участия туркменского газа в наполнении Nabucco, планируемого в обход России. Сделан очередной ход в сложной многолетней партии за контроль над каспийскими углеводородными ресурсами, во многом определяющими соотношение сил на всем евразийском газовом рынке.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Фонд стратегической культуры
Распечатать страницу