Технократ с верхней страховкой

25.10.10

Технократ с верхней страховкой

Эксперты МГИМО: Силаев Николай Юрьевич, к.ист.н.

Новый мэр Москвы Сергей Собянин получил безусловную поддержку федеральной власти. Этого будет достаточно, чтобы сломать прежнюю коррумпированную систему управления городом. Какой будет новая система, зависит не только от мэра, но и от москвичей

Глава президентской администрации представляет кандидата в региональном парламенте, президент произносит речь на церемонии его вступления в должность — так не напутствовали еще ни одного российского губернатора. Сергей Собянин теперь мэр Москвы, но его опыт работы и связи в федеральном государственном аппарате столь обширны, что можно говорить о фактическом установлении федерального управления в городе.

Преодоление обособленности столицы заявлено как программа. «Москва хоть и самый крупный регион России и действительно наша столица, но это территория нашей страны, и она не должна быть обособлена от других регионов», — сказал президент Дмитрий Медведев на встрече с Собяниным, объявляя, что вносит его кандидатуру на утверждение в Мосгордуму. По словам первого заместителя руководителя администрации президента Владислава Суркова, прежнее московское руководство «вело себя очень провинциально», в то время как для Собянина «конституционный принцип единства исполнительной власти, единства ее федерального и регионального уровней не просто слова. Это повседневная, само собой разумеющаяся норма государственной службы».

Собянин не человек клана. Похоже, за ним, в отличие от многих чиновников, не тянется шлейф обширных бизнес-интересов. Злые языки вспоминают о бордюрах, которые в Тюмени укладывала компания, подконтрольная супруге Собянина, но ничего нового с тех пор пока никто не предъявил. Декларация о доходах за прошлый год пуританская: годовой доход у Собянина 3,2 млн рублей, у его жены — 18,6 тыс. рублей, недвижимость и автопарк столь же скромны. Новый мэр Москвы — один из немногих, кто близок к Владимиру Путину, но при этом происходит не из Петербурга. Это связывают с тем, что в бытность главой комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и судебно правовым вопросам Собянин поддержал отставку генпрокурора Юрия Скуратова. В ноябре 2005 года, когда Дмитрий Медведев с должности главы кремлевской администрации перешел на должность вице-премьера, открывшей ему дорогу в президентское кресло, Путин назначил Собянина руководить своей администрацией. Как человека, постороннего для федеральных чиновничьих кланов, боровшихся за контроль над приближавшимся процессом передачи власти, и пользующегося его доверием.

Позже, когда Путин стал премьером, Собянин был назначен на должность главы аппарата правительства. Но в то же время именно Собянин возглавил предвыборный штаб Дмитрия Медведева. Он также стал главой комиссии по модернизации при президенте. Новый мэр столицы сделал сугубо бюрократическую карьеру, российским политическим руководством он востребован как технократ и эффективный администратор. Если и есть аппаратные трения между «медведевскими» и «путинскими», то Собянин скорее тот, кто эти трения балансирует.

Дороги и вертикаль

У Сергея Собянина есть опыт руководства регионом. С 2001−го по 2005 год он был губернатором Тюменской области. Победу на выборах над прежним губернатором Леонидом Рокецким Собянину принесла поддержка со стороны двух входящих в Тюменскую область автономных округов — Ямало-Ненецкого и Ханты-Мансийского. Между областью и округами традиционно шел спор о разделе бюджетных денег, приток которых обеспечивали нефтяные и газовые компании, работающие в округах. В округах полагали, что Рокецкий пытается ущемить их финансовые интересы, и выдвинули в губернаторы Собянина, который был заместителем губернатора Ханты-Мансийского автономного округа Александра Филипенко, а потом — председателем думы ХМАО.

Однако, став губернатором Тюменской области, Собянин быстро добился того, чтобы округа резко увеличили свой вклад в областной бюджет.

«Собянин сумел воспользоваться экономическим ростом, — говорит один из тюменских предпринимателей, занимающийся девелоперским бизнесом, — областной бюджет выделял деньги на строительство и реконструкцию дорог, на инженерную подготовку территорий под застройку. Он сумел повысить эффективность бюджетной системы. Начал работу по подготовке генерального плана Тюмени и других городов». В Москве, отметим, инженерной подготовкой территорий всегда заставляли заниматься инвестора, а столичный генплан был принят только на исходе лужковской эпохи, причем он не удовлетворяет элементарным критериям качества.

В Тюмени Собянин с охотой отзывался на административные инициативы федеральных властей. Он едва ли не первым провел монетизацию льгот, финансовые реформы в здравоохранении и образовании. Входил в комиссию Дмитрия Козака, которая разрабатывала проект закона о местном самоуправлении, и у себя в области в числе первых применил основные положения этого закона.

«Рокецкий был типичным губернатором ельцинской эпохи — более публичным, более открытым. Собянин больше внимания уделял выстраиванию властной вертикали и в отношениях с Кремлем, и в отношениях с местным самоуправлением. Он в этом смысле — губернатор путинской эпохи. Для него было важно действовать в русле установок федерального центра. Информационное поле в области управляемое, регулируемое, политические решения закрыты. Его стиль работы в большей степени аппаратный, чем публичный», — говорит профессор Высшей школы экономики Ростислав Туровский.

Правда, Тюменской областью Собянин руководил, когда ее бюджет стал переживать взрывной рост. По данным директора региональной программы Независимого института социальной политики Натальи Зубаревич, с 2003−го по 2008 год он вырос в пять с половиной раз, приблизительно с 28 млрд до 167 млрд рублей. Это было достигнуто за счет перераспределения части доходов автономных округов и регистрации в Тюмени крупных добывающих компаний, в частности ТНК-BP, которые стали платить налог на прибыль в области. В Москве ситуация иная.

Столица на спаде

Если судить по весьма жесткому выступлению перед депутатами Мосгордумы, Сергей Собянин осознает те трудности, с которыми он столкнется в Москве. Он заявил, что инвестиционная часть бюджета в 2011 году сокращается до 200 млрд рублей, причем половина этой суммы — заемные средства. А собственные средства, которые город тратит на инвестиции, составляют около 10% городских трат. «Это уровень и структура бюджета, похожая на глубоко дотационный регион депрессивного свойства», — сказал новый мэр. И указал на причину такого положения дел: «Слишком велика доля текущих расходов, взносов в уставные капиталы хозяйственных обществ, субсидий, не обусловленных целевыми показателями». Переводя с бюрократического — слишком много денег распределяется среди «своих» по непонятным принципам и с непонятными целями.

«В 2009 году бюджет Москвы сократился на 22 процента, — говорит Наталья Зубаревич, — бюджету требуется оптимизация. У Собянина нет неформальных обязательств перед московской верхушкой, какие были у Лужкова. Но есть социальные расходы. Знаменитые „лужковские надбавки“ составляют около 8 процентов бюджета, а социальные расходы в целом — 16 процентов. Их доля растет по мере сокращения бюджета города».

«Мэру Москвы, новому мэру Москвы, нужно будет сконцентрироваться прежде всего на решении социальных задач, а именно на повышении уровня жизни москвичей», — сказал Собянину Дмитрий Медведев, когда объявил о внесении его кандидатуры на должность мэра. Президент отметил, что вообще в Москве на фоне других регионов уровень жизни вполне неплох, но порекомендовал новому мэру «держать под контролем» положение пожилых людей и детей в городе. Собянин уже пообещал сохранить все городские доплаты и социальные программы. Это значит, что существуют жесткие политические ограничения на любое сокращение социальных выплат в городе. Резервы для увеличения инвестиционных программ в бюджете города — для решения той же проблемы пробок — предстоит черпать за счет оптимизации прочих статей расходов. То есть в конечном счете за счет интересов московского начальства.

Первые заявления Собянина, связанные с этим вопросом, сравнительно обтекаемы. Столичный жилищно-коммунальный комплекс неэффективен, непрозрачен, коррумпирован, на него расходуется большой кусок городского бюджета, а инфраструктура между тем изношена — это часть констатирующая. Часть резолютивная гораздо осторожнее: «Считаю, что уже со следующего года необходимо перевести все жилищное и офисное строительство на новые стандарты энергоэффективности, которые дают экономию энергоресурсов от 20 до 30 процентов».

Москвой годами управляли так, как будто делимый пирог будет расти вечно. Лужковская администрация не сделала поправок даже на экономический кризис. Тренд переломился. Главный сюрприз последних двух лет состоит в том, что пирог не только перестал расти, но и приобрел свойство сокращаться. Федеральное правительство, с его минимальной долговой нагрузкой и качественным — по крайней мере, с бухгалтерской точки зрения — финансовым управлением, может решить проблему дефицита бюджета за счет займов или масштабной программы приватизации, а затем дождаться оживления экономического роста в стране в целом. В Москве невозможно ни то ни другое. Юрий Лужков столь полно воплотил здесь принцип приватизации прибылей и национализации убытков, что у города практически нет ликвидных активов. Если не считать самого ценного на данный момент актива — московской земли. Но она обременена отсталой инфраструктурой, пробками, бесконечными взятками и простыми ограничениями рынка недвижимости, когда рост цен упирается в потолок платежеспособного спроса. К этому надо добавить, что в последние годы крупные компании начали переносить свои офисы в другие регионы. У процветания, основанного на столичной ренте, обозначились пределы.

Ясно, что новые стандарты энергоэффективности в строительстве, о которых говорил Собянин в связи с ЖКХ, дадут эффект только в будущем. Сейчас не обойтись без детального и нелицеприятного выяснения, куда уходят деньги, и кадровых чисток. Главный вопрос в том, как пойдет этот процесс и какими в нем будут политические ограничения.

Сто тысяч вакансий

Новый мэр уже пообещал провести аудит городского бюджета. Этого следовало ожидать, но сам по себе аудит еще не решает проблемы управления городом. Требуется политическая стратегия, а она пока не сформирована.

Собянин пользуется безусловной поддержкой федеральных властей. Он человек, близкий к Владимиру Путину, его кандидатуру внес Дмитрий Медведев, замглавы кремлевской администрации Владислав Сурков дал большое интервью (что он делает нечасто), в котором рассказал, какой видит Москву при Собянине. Еще в бытность тюменским губернатором Собянин получал похвалы за эффективность финансового управления от Алексея Кудрина. Вице-премьер Игорь Шувалов недавно сказал, что именно при Собянине Москва может стать международным финансовым центром. В общем, слова поддержки в той или иной форме произнесли даже те, в чьи формальные полномочия региональная политика не входит.

Дмитрий Медведев на встрече с Собяниным назвал коррупцию одной из главных проблем Москвы — сразу после непременного в таких случаях указания на социалку и упоминания об автомобильных пробках. Некоторые обороты из президентского выступления («в ряде случаев использовались такие схемы, которые как минимум наводят на вопросы о соответствии этих схем закону») позволяют предположить, что речь может пойти не только о выстраивании в Москве неких более корректных по сравнению с нынешними административных процедур, но и об уголовных делах против особо зарвавшихся московских чиновников. Многое для этого в городе уже готово. Еще полтора года назад на место лояльного Лужкову главы ГУВД Владимира Пронина был назначен Владимир Колокольцев, занимавший аналогичный пост в Орловской области, когда там расследовалось несколько уголовных дел о коррупции в ближайшем окружении губернатора Егора Строева. Следственный комитет при прокуратуре нарушил неприкосновенность чиновников из окружения Юрия Лужкова, возбудив уголовное дело против вице-мэра Александра Рябинина. Скорее всего, карт-бланш на «посадки» у Собянина есть. И его политический ресурс будет достаточен, чтобы демонтировать лужковскую систему.

Возникает вопрос, что и как строить на ее месте. Став руководителем президентской администрации, Собянин привез с собой в Москву лишь начальницу своего аппарата в Тюменской области Анастасию Ракову. Он чиновник, у которого нет команды, и многие говорят об этом как о его системном свойстве. Пока нет сведений о том, что новый мэр Москвы собирается привлечь к управлению городом кого-то из своих коллег по аппарату правительства. В прессе появляются слухи, что к переезду в столицу готовятся несколько тюменских и ханты-мансийских чиновников. Те, кто специализируется на выстраивании внутренней политики в регионе, на социальной политике и на финансах.

Однако Москва сложнее и больше Тюмени. Строительство новой системы управления потребует массового призыва новых администраторов. Возможно, именно поэтому Владислав Сурков говорил, что в московской политике возрастет роль «Единой России», причем не количественно, а качественно. Не исключено, что партия рассматривается как институт, который предоставит Собянину кадры и создаст ему в городе сеть политической поддержки. Правда, здесь важно, чтобы эти кадры не только были заинтересованы в быстрой карьере и прочих благах, но и готовы к долгой работе по качественному обновлению города, включающей в себя поиск новых источников экономического развития, не сводящихся к извлечению ренты.

Ситуация в столице сейчас уникальна. На контрасте с прежним мэром даже пессимисты полагают, что хуже уже не будет. Собянин получил более или менее выраженную поддержку основных политических сил. Странно поступили лишь коммунисты, которые заявили о намерении сотрудничать с новым мэром, но в Мосгордуме голосовали против его кандидатуры. Интересы Собянина и активного меньшинства москвичей в большей части сейчас совпадают. На церемонии вступления в должность Собянин сказал, что архитектурный облик Москвы нужно сохранить. Он также высказался против хаотической застройки города и не исключил пересмотра Генплана Москвы. Это понятно: контроль над городом предполагает одним из первых пунктов контроль над московским стройкомплексом, для чего нужно ограничить творимые им беззакония.

Ожидается расширение состава Мосгордумы, причем как численного, так и состава представленных в ней партий. Владислав Сурков предположил, что в новом московском парламенте будут «четыре-пять фракций». Обсуждается вопрос о создании в Москве городского аналога Общественной палаты. Город, как ни банально это звучит, действительно может стать более демократичным, а его политическая жизнь — более открытой. Если московская политическая повестка будет хотя бы немного более широкой, чем бодания на Триумфальной и призывы к прямым выборам мэра.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Эксперт»
Распечатать страницу