Терроризм — угроза национальной безопасности

08.11.10
Эксклюзив

Терроризм — угроза национальной безопасности

Эксперты МГИМО: *Литвин Виталий Яковлевич, к.юрид.н.

На стыке октября и ноября 2010 года произошло несколько событий, которые, казалось бы, не связаны напрямую, но в то же время являются звеньями одной цепи под названием терроризм.

Первого ноября суннитская группировка «Исламское государство Ирак» взяла в заложники верующих в католической церкви в Багдаде. При их освобождении погибло 52 человека, множество получили ранения. Папа Римский Бенедикт XVI резко осудил этот теракт, заявив «я молюсь за жертвы бессмысленного насилия, которое выглядит еще более свирепым, поскольку погибли беззащитные люди в храме, который является домом любви и согласия». Но уже 3 ноября эта группировка, которую эксперты расценивают как одно из подразделений «Аль-Каиды», заявила, что «христиане должны приготовиться к новым нападениям террористов».

В конце октября были обезврежены две заминированные посылки, отправленные из Йемена в США, в начале ноября взрывоопасные пакеты поступили в канцелярии руководителей ряда европейских государств (Франции, Германии, Италии), в Афинах пять заминированных пакетов были доставлены в посольства европейских стран. В спешном порядке были заблокированы в Германии, Египте, Франции рейсы из Йемена, усилены меры безопасности в международных аэропортах. 3 ноября президент Франции провел экстренное совещание по вопросу террористической угрозы. Лидер «Аль-Каиды» У. Бен-Ладен в аудиообращении, переданном телеканалом «Аль-Джазира», пригрозил Франции новыми терактами, пока она не выведет войска из Афганистана и не прекратит «беззакония» против мусульман. Как тут не вспомнить теракт в католическом храме в Багдаде.

Эксперты отмечают, что нынешние действия террористических организаций во многом являются «ответным возмездием» после операций вооруженных сил Запада в Афганистане и, в частности, действий по устранению руководящих звеньев «Аль-Каиды». Напомним, что один из лидеров «Аль-Каиды» в Пакистане шейх Аль-Фатах погиб в конце октября в результате удараВозможно, формат этой картинки не поддерживается браузером. американского беспилотного летательного аппарата.

Пару лет назад один из лидеров афганских талибов заявил: «Мы похожи с „Аль-Каидой“ и считаем ее братской организацией, поддерживаем тесные контакты с ней. Понимая, что присутствие в Афганистане иностранных войск — результат агрессивной внешней политики западных государств, мы разделяем стремление „Аль-Каиды“ проводить теракты в Европе и в США, и будем взаимодействовать с ней в этом». Талибы заявляют также, что считают иностранных военных и сотрудников западных организаций, расквартированных на территории Афганистана, своими законными мишенями в войне. Наглядным примером тому является нападение 23 октября боевиков Талибана на здание мисси ООН в провинции Герат.

В этой связи проведенная 28 октября совместная операция США и России «Смоляная яма» по ликвидации четырех нарколабораторий на территории Афганистана, хотя и является новым уровнем сотрудничества в борьбе с незаконным оборотом наркотиков, вызовет бешеное сопротивление со стороны наркомафии и моджахедов в Афганистане и Пакистане. Недаром президент Афганистана Х.Карзай был вынужден резко отреагировать на эту операцию, охарактеризовав ее нарушением суверенитета своей страны и заявив, что Афганистан «даст серьезный ответ на любые повторные подобные действия». Напомним, кстати, что тот же Х.Карзай 19 августа с.г. в Сочи обсуждал с президентом Д.Медведевым вопросы координации усилий Афганистана и России в борьбе с незаконным оборотом наркотиков.

Необходимо отметить, что представители военного командования НАТО до сих пор считали своей главной зоной ответственности борьбу с повстанцами Талибан, а не против наркоторговли. Они откладывали решение этой проблемы до тех пор, пока ситуация не стабилизируется в военном отношении. Не случайно с 2001 года (ввод войск США в Афганистан) по 2009 год площади под посевами мака в этой стране возросли с 8 тысяч гектаров до 193 тысяч гектаров. Но борьба с наркотиками тождественна борьбе с терроризмом. Как известно, наркобизнес и терроризм — вещи тесно связанные. Наркоторговцы, обладающие богатым опытом «отмывания» денег, обеспечивают доступ финансовым источникам практически всем крупным террористическим группировкам.

Нестабильность государственной власти в Афганистане, ее сомнительная легитимность способствуют тому, что продажа наркотиков обеспечивает потрясающе высокую долю доходов афганской экономике. По оценке Управления ООН по наркотикам и преступности (УНП ООН), из Афганистана вывозится порядка 4 тысяч тонн наркотиков в год. Повстанцы из Талибана ежегодно получают несколько сотен миллионов долларов, собирая налоги с выращивающих мак, а также взимая плату за охрану товара и перевозку наркотиков через контролируемую ими территорию. На эти деньги покупается оружие, финансируются теракты. Опять же по оценке УНП ООН, более 60% доходов талибов и «Аль-Каиды» приходится на торговлю наркотиками.

Теракты — это вершина айсберга, в основе которого деятельность их обеспечивающая. Это — планирование операций, информационное обеспечение, финансовое и техническое обеспечение, подготовка кадров, разведка и контрразведка, политическое и финансовое использование результатов теракта. Террор — сложное и ресурсное предприятие. Но оно может приносить большие дивиденды. Совокупный годовой доход в сфере терроризма оценивается экспертами в 25 миллиардов долларов. Причина присоединения к той или иной террористической организации, будь то «Аль-Каида» или Талибан, не всегда носит религиозный или идейный характер. Зачастую это стремление хорошо заработать. Поэтому несколько наивно выглядят попытки договориться с талибами о национальном примирении в Афганистане, поскольку в руководство движения приходят молодые радикальные и жестокие командиры, руководствующиеся не идеями, а голым прагматизмом.

Таким образом, региональная проблема выглядит как совокупность борьбы с терроризмом, повстанческой деятельностью и трафиком наркотиков. И совместные усилия международного сообщества могут дать положительные результаты. В этом плане обнадеживающе выглядят достигнутые в ходе визита в Россию в начале ноября с.г. генерального секретаря НАТО Андреса Фог Рассмусена договоренности о расширении сотрудничества России и НАТО по Афганистану.

Феноменом последнего времени является расширение географии «очагов джихада» в Центральной Азии. Все больше внимания международного сообщества притягивает деятельность ячеек «Аль-Каиды» в Йемене. Вспомним тут заминированные посылки в США и Европу из этой страны. По оценкам специалистов по антитеррору, Йемен рискует превратиться в крупнейшую базу терроризма, наряду с Афганистаном, Пакистаном и Сомали. Йемен имеет долгую историю экстремизма, политического насилия и терроризма. Значительное число йеменцев воевало против советских войск в Афганистане, йеменцы составляют вторую по численности группировку в лагерях подготовки боевиков «Аль-Каиды». Западные спецслужбы считают, что у «Аль-Каиды» в Афганистане около 100 боевиков, около 300 — в Пакистане и свыше 600 бойцов в двух секциях на Аравийском полуострове (Йемен и Саудовская Аравия). В 2009 году эти секции объединились и создали «Аль-Каиду Аравийского полуострова (АКАП)», которая стала наиболее жизнеспособной ветвью организации, причем проявляющей склонность к определенной автономии от головного офиса.

В Йемене существует благодатная почва для экстремизма и терроризма. Страна сталкивается с продолжающейся гражданской войной на севере, сепаратистским движением на юге, экономической разрухой, неуправляемость со стороны центральных властей, которые контролируют лишь крупные города, острейшей проблемой нехватки воды. Рельеф местности — горы и труднопроходимые пустыни лишь благоприятствуют безнаказной деятельности террористических формирований. Йемен имеет 1800 километров границы с Саудовской Аравией, через которую проходит основной транзитный маршрут террористов. 1900 километров береговой линии связывает Йемен с Аденским заливом с Сомали на другом берегу — еще один путь подпитки экстремизма. В стране, где почти половина населения не имеет постоянной работы, облегчается проблема вербовки молодежи, противников режима президента Салеха. А это поколение более опасно, чем предыдущее, поскольку оно не затуманено никакой идеологией.

Растет число террористических актов в самом Йемене — в этом году их было совершено более 30: дважды совершалось нападение на посольство США, были убиты туристы из Бельгии, Южной Кореи, Испании, дважды покушались на британского посла. Совсем недавно (2 ноября) на магистральной ветке в провинции Шабва был взорван нефтепровод. Понимая, какую опасность представляет ширящаяся террористическая активность в Йемене, западные страны подталкивают правительство страны к решительным действиям. В конце октября с.г. в Сане побывал советник президента США по борьбе с терроризмом Джон Бреннан, который заверил йеменские власти в американской поддержке их борьбы с «Аль-Каидой». Правда сами США в это вмешиваться не собираются — им достаточно Афганистана и Ирака. Однако жесткие меры против террористов, которые пытается применить йеменское правительство, дают обратные последствия. Так провалилась антитеррористическая операция властей в августе с.г. Результатом таких действий явилось увеличение недовольства населения страны, усиление позиций АКАП. Профессор университета в Сане Абдель Аль-Шайе отметил недавно: «В перспективе смены власти в Йемене некоторые племена, до сих пор поддерживавшие президента Салеха, выступают сейчас как его конкуренты и не прочь высказать свои симпатии (читай поддержку) действиям «Аль-Каиды».

Становление новой конфигурации в деятельности «Аль-Каиды» подтверждает предупреждение властей ряда стран мира о нарастающей угрозе серии терактов, прежде всего в Европе. Можно с уверенностью сказать, что терроризм сегодня является ответной реакцией на длительное затягивание решений назревших, а в большинстве случаев и перезревших, политических, социальных, этнических и религиозных проблем. Одними силовыми акциями эти проблемы не решить. Борьба с терроризмом должна вестись не только военно-политическими методами, но и в экономической и, самое главное, в идеологической сферах. Попутно следует отметить, что опасным представляется рост антиисламских настроений в западных сообществах, подозрительное отношение к мигрантам, репрессивные меры против них.

Применительно к Афганистану и Йемену антитеррористические акции должны дополняться помощью в целях развития. Международная поддержка должна быть направлена на усиление легитимности правительств этих стран, улучшение правовых основ государств, соблюдение законов. К этому надо добавить диверсификацию экономик, снижение коррупции, земельную реформу, создание рабочих мест.

В целом, терроризм сегодня — не раздражающий фактор, не проблема правоохранительных органов, а угроза национальной безопасности многих государств.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу