Мультикультурализм versus этнократия в современных странах Балтии

07.12.10
Эксклюзив

Мультикультурализм versus этнократия в современных странах Балтии

Эксперты МГИМО: Боришполец Ксения Петровна, к.полит.н.

Национальный вопрос играет значительную роль в развитии обстановки на Балтийском направлении. Наряду с титульным большинством в Латвии, Литве и Эстонии традиционно проживают другие национальные общины, численность которых составляет около тридцати процентов населения региона. Напряженность в отношениях между титульным и нетитульным населением сегодня проявляется не столь остро, как в первые годы постсоветского периода, однако ущемление прав национальных меньшинств, которые в своей массе являются русскоязычными, продолжается.

1. Особенности национального состава стран Балтии

Соотношение доли титульного и нетитульного населения, величина национальных меньшинств, уровень их внутренней консолидации и степень интеграции в процессы государственного развития, значительно отличаются в каждой из стран Балтии. Но общим знаменателем региональной ситуации является заметное (5–7%) сокращение численности нетитульного населения, которое произошло за последние двадцать лет. Это процесс затронул и русские общины, особенно на территории Литвы. Тем не менее, именно русские остаются основным национальным меньшинством стран Балтии, причем социо-культурные границы между ними и другими национальными меньшинствами намного более проницаемы, чем между титульным и нетитульным населением в целом. Другими словами русскоязычные жители объективно выступают в качестве важной странообразующей группы населения Латвии, Литвы и Эстонии, а учет их гражданских интересов является необходимым условием стабильности политических режимов.

Несмотря на высокую значимость русскоговорящего населения в национальном составе стран Балтии, возможности его политического влияния существенно ограничены. На основе дискриминационных правил предоставления гражданства около половины русскоязычных жителей Латвии и Эстонии лишены права голоса на общегосудраственных выборах. Вместе с тем необходимо учитывать, что национальные меньшинства стран Балтии испытывают серьезный недостаток организационного единства, как на внутригрупповом, так и на межгрупповом уровне. Положительные изменения в этом плане заметны в последние три-четыре года в Латвии и отчасти в нескольких районах Литвы. Что касается русскоязычного населения Эстонии, сосредоточенного главным образом в столице и на северо-востоке страны, то процессы его фрагментации затормозились, но остаются в неустойчивом равновесии.

Таким образом, особенности национального состава Латвии, Литвы и Эстонии характеризует их как мультикультурные страны, моноэтничные режимы которых существуют не столько благодаря прочности своей массовой базы, сколько слабости массовой базы оппонентов.

2. Политика национальной интеграции в Латвии, Литве и Эстонии

Достижение интеграции разделенного по национальному признаку общества является важным вызовом, стоящим перед всеми странами Балтии. Первоначально власти пытались решить этот вопрос за счет вытеснения примерно половины нетитульного населения, что отразилось, прежде всего, в законах о гражданстве, языке и образовании, носивших выраженный дискриминационный характер. Однако, несмотря на значительные масштабы эмиграции представителей различных национальных меньшинств, общая численность русскоязычного населения на территории стран Балтии к настоящему времени стабилизировалась и составляет почти половину жителей Эстонии, треть жителей Латвии и примерно восьмую часть жителей Литвы. Характерно, что существенным фактором, предотвратившим массовый исход национальных меньшинств, явилось осуждение со стороны международной среды, в том числе структур ЕС, официальной практики нарушения их прав. В целом, перспективы этнократических режимов, утвердившихся в странах Балтии в начале 90-х годов, во второй половине нынешнего десятилетия оказались заблокированы.

Тем не менее, кризис жестких вариантов этнократических проектов в странах Балтии не привел к радикальному пересмотру государственной политики в национальном вопросе, а скорее лишь к переносу главных акцентов на программы по активной ассимиляции нетитульного населения. Характерно, также, что во всех странах продолжают деятельность правые националистические партии, выступающие с радикальных антироссийских позиций.

Различные варианты программ ассимиляторского толка начали осуществляться в странах Балтии уже более десяти лет назад[1], но обрели системный характер в последние три года. Стремясь сохранить моноэтничный формат политических режимов, руководство Латвии, Литвы и Эстонии в настоящее время последовательно проводит курс на размывание национальной идентичности нетитульного населения и его фрагментацию на основе культурных, социальных и локальных различий. Одновременно избирательное законодательство препятствует консолидации меньшинств на мунициальном уровне (Литва, Эстония), выдвигаются высокие требования к владению государственным языком в публичной и образовательной сферах, осуществляется давление на русскоязычные СМИ. Регулярно проводятся знаковые мероприятия, популяризирующие результаты освоения государственных языков представителями нетитульного населения, особенно молодого поколения, расширяются контакты с русскоязычными деятелями, способными выступать в качестве умеренных или непосредственно проправительственных фигур электоральных процессов.

Благодаря современному ассимиляторскому подходу, осуществляемому в рамках государственной политики стран Балтии, прагматические интересы национальных общин нетитульного населения, приобретают разновекторное содержание, что особенно заметно в Эстонии, а в Литве ощущается также на уровне внутриобщинных связей. Консолидирующая роль партии Центр Согласия в Латвии, которая позиционирована как партия, опирающаяся на мультикультурный электорат, пока во многом обеспечивается протестными настроениями в связи с проявлениями национализма со стороны части политических элит, представляющих титульное население.

Таким образом, в странах Балтии сохраняются существенные признаки дискриминации национальных меньшинств и политизации национального вопроса, которые объективно переводит вектор межнациональных противоречий в русло позиционной борьбы традиционных партий и включают их в поле конкуренции различных групп политической элиты титульного населения.

3. Перспективы положения национальных меньшинств в балтийских обществах

Тенденции развития общественной ситуации в странах Балтии предполагают различные для каждой из них стратегии преодоления неравноправного положения национальных меньшинств. Вместе с тем, с учетом хода ассимиляционных процессов и фрагментации многих общин, представительное парламентское участие политических партий, опирающихся исключительно на русскоязычное население, в будущем маловероятно. Как показывает латвийский, а точнее рижский, опыт, успехи на этом направлении в значительной степени связаны со сдвигами предпочтений в среде титульного населения. Другими словами, муниципальный уровень консолидации русскоязычного электората пока остается основной площадкой борьбы за соблюдение гражданских, культурных и социальных прав национальных меньшинств. Однако потенциал ресурсов муниципального уровня также является ограниченным в силу сохранения в Латвии и Эстонии значительной по численности массы «неграждан», к которой относятся соответственно около 43% и около 39% русскоязычных жителей этих стран.[2] Что касается Литвы, то возможности продвижения интересов национальных меньшинств во многом определяются сотрудничеством русской и польской общин. В целом же во всех странах Балтии все большую актуальность приобретает достижение государственной поддержки национальных меньшинств в том, что касается доступа к государственной службе, образованию и получению информации на родном языке, т. е. реализации прав, провозглашенных в профильных международных документах.

Перспективы положения национальных меньшинств в балтийских обществах определяются не только актуальными правовыми и политическими форматами. Решающую роль в этом плане играют процессы массовой эмиграции как русскоязычного, так и титульного населения трудоспособных возрастов. В этой связи, по существующим оценкам, в ближайшие пять-семь лет будет запущен механизм изменения национального состава за счет контингента азиатских мигрантов, что потребует к концу будущего десятилетия внесения радикальных корректив в государственную политику стран Балтии по национальному вопросу.

* * *

Современное положение национальных меньшинств стран Балтии повсеместно остается неравноправным по сравнению с титульным населением. В то же время основная часть национальных меньшинств достаточно успешно адаптировалась к реалиям постсоветской государственности. Согласно опросам общественного мнения, лишь около 15 -17% представителей нетититульного населения заявляли, что сталкивались с дискриминацией именно по национальному признаку. Однако если учитывать, высокую численность «неграждан» в Латвии и Эстонии, а также что значительная часть респондентов указывали на языковые препятствия при приеме на работу, то уровень протестного потенциала нетитульного населения в странах Балтии остается высоким.

Изменения соотношения политических сил в среде элит титульного населения стран Балтии, происшедшее во второй половине нынешнего десятилетия, способствуют смягчению противоречий на национальной почве в Латвии и в меньшей степени в Эстонии. В то же время в Литве растет напряженность между польским меньшинством, титульным населением и официальными властями, что используется представителями «энергетического лобби» и радикальными литовскими националистами.

Проекты, ориентированные на ассимиляцию национальных меньшинств остаются ведущими направлениями государственной политики стран Балтии в национальном вопросе. Их главным итогом является растущее распространение двуязычия в среде молодого поколения нетитульного населения. Вместе с тем, для мультинациональной интеграции только расширение двуязычия является недостаточным, и, следовательно, разобщенность массовых слоев населения стран Балтии по национальному признаку в обозримом будущем сохранится. Как такое положение скажется на региональной стабильности и судьбах демократического процесса остается пока вопросом без однозначного ответа.


[1]Первые интеграционные программы были приняты в конце 90-х годов, за ними последовали более детальные среднесрочные проекты.

[2]В 2008 году в Латвии оставалось 372 тыс. русских «неграждан», в Эстонии - 116 тыс.Источник: http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/53008

Текст публикуется в авторской редакции

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу