Диверсия, госзаказ или новый тренд в мировой политике?

24.12.10
Итоги года

Диверсия, госзаказ или новый тренд в мировой политике?

Диверсия, госзаказ или новый тренд в мировой политике?

Чтобы подвести итоги года, мы попросили экспертов МГИМО назвать самые значимые события-2010, оценить их влияние и сделать прогноз по развитию ситуации в будущем. Младший научный сотрудник Центра исследований Восточной Азии и ШОС Екатерина Смирнова считает, что одним из наиболее значимых событий уходящего года стала публикация ресурсом Wikileaks американской дипломатической переписки. Это приведет к росту взаимного недоверия между членами международного сообщества. В результате, считает Екатерина Александровна, вполне можно ожидать старта «информационной гонки вооружений».

28 ноября мировую общественность ошеломила весть о публикации Интернет-ресурсом Wikileaks целой подборки секретных документов американского Госдепа. Опубликованные документы поражают не только содержанием и количеством. На первый взгляд, подборка произведена абсолютно бессистемно: представители скандального Интернет-ресурса неоднократно заявляли, что в их распоряжении находятся сотни тысяч документов, и выбрать из них наиболее значимые весьма затруднительно. Однако Джулиан Ассанж был весьма последователен: начав летом этого года с малозначимых военных донесений о ходе операции США в Афганистане с 2004 по 2009 год, он оставил «дела давно минувших дней» и перешёл к публикации дипломатической переписки.

Это немедленно спровоцировало рост напряжённости в отношениях США со многими странами, включая их союзников по НАТО. Ещё несколько месяцев назад никто и предположить не мог, что малоизвестный интернет-журналист сможет подорвать доверие к США в мире. Высказывались самые разные предположения о том, кто же стоит за спиной Ассанжа: сами Соединённые Штаты, сообщество информаторов и сотрудников Wikileaks или «рука Москвы». Но вне зависимости от того, от чьего имени действовал Ассанж, следует подумать не только об очевидных последствиях его акции, но и о более долгосрочных перспективах развития ситуации.

Во-первых, за дискредитацией США в глазах международного сообщества вполне может последовать публикация порции документов о деятельности других ключевых мировых игроков и международных организаций. Вряд ли разглашение военных и дипломатических документов можно считать проявлением прозрачности в международных отношениях — скорее, наоборот, вне зависимости от степени секретности опубликованной информации сам факт её обнародования неизбежно приведёт к повышению градуса напряжённости в мире и усилению взаимной подозрительности даже между дружественными государствами и партнёрами по диалогу. Для нашей страны наиболее опасной может оказаться стратегическая направленность информационных диверсий на Россию и Китай. Это было бы выгодно США, которые опасаются стремительного экономического роста КНР и её сближения с Россией. Официальные представители американской администрации уже заявляли о попытках китайских и российских спецслужб проникнуть в компьютерные сети США, управляющие подачей воды, электричества и другими важными объектами инфраструктуры, намекая на применение хакерских методов. С другой стороны, первым же ударом сервера Wikileaks был подорван авторитет самих США, поэтому вряд ли речь может идти об их способности влиять на отношения между столь серьёзными субъектами мировой политики, как Россия и КНР.

Во-вторых, в существующем информационном поле стирается грань между «дезой», информацией, реальным знанием и предлагаемыми медийными образами, ведь удостовериться в подлинности опубликованных Ассанжем документов можно лишь проследив за реакцией правительств «оскорблённых» государств. Некоторые выразили бурный протест, кто то, напротив, воздержался от комментариев. Как бы то ни было, защита национальных интересов теперь будет рассматриваться в совершенно новом измерении: государства в первую очередь сосредоточат усилия на развитии и укреплении информационной безопасности. Ввиду растущего взаимного недоверия между членами международного сообщества вполне можно ожидать старта «информационной гонки вооружений» — страны начнут собирать друг на друга дипломатический компромат и одновременно работать над совершенствованием средств защиты собственных баз данных.

Такой поворот событий, в свою очередь, будет означать вступление в эру глобальных информационных войн, однако участниками виртуальных «боевых действий» станут не только государства. Информационные всплески, аналогичные скандалу с Wikileaks, вероятно, приведут к появлению неких новых субъектов мировой политики, к примеру, транснациональных сообществ хакеров, действующих вне зависимости от интересов государств и крупных компаний, которые и выступят противниками отдельных стран или их коалиций.

Подобные перспективы наводят на мысль о трансформации также и методов мировой политики и, в частности, soft power и smart power. Последнее, как сочетание жёсткой и мягкой силы, согласно авторам термина должно обеспечиваться политической и общественной легитимностью. Ассанж действовал в обход какой бы то ни было легитимности, что не помешало ему успешно реализовать оба компонента smart power: применить угрозу опубликования военных досье (видоизменённая hard power) и предать гласности дипломатическую переписку (соответственно soft power).

Очевидно, что наиболее актуален для современных международных отношений принцип «предупреждён — значит, вооружён», и государствам придётся приспосабливаться к новым информационным реалиям, априори не предполагающим секретности.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу