Российский эксперт: «Азербайджан должен создать критически важный военный перевес»

12.01.11

Российский эксперт: «Азербайджан должен создать критически важный военный перевес»

Эксперты МГИМО: Силаев Николай Юрьевич, к.ист.н.

Интервью Day.Az со старшим научным сотрудником Центра проблем Кавказа и региональной безопасности в составе Научно-координационного совета по международным исследованиям МГИМО Николаем Силаевым.

— Можно ли сегодня говорить о том, что переговорный процесс по решению карабахского конфликта зашел в тупик и дальнейшие переговоры бессмысленны?

— Думаю, что продолжать переговоры необходимо как минимум потому, что вакуум обычно заполняется не самыми благоприятными вещами. А потому лучше не допускать возникновения вакуума.

При этом я считаю, что ошибкой международных посредников было навязывание переговоров сторонам конфликта любой ценой. Переговоры, безусловно, нужны. Но нужны не посредникам, а в первую очередь сторонам. Они сами должны идти к ним, вести их. И никто не должен их заставлять.

— Минувший год вы могли бы назвать позитивным в плане урегулирования конфликта, или нет?

— В прошлом году были встречи на высшем уровне. Мы стали свидетелями неких договоренностей. И это все значимо. Хотя в целом, ни о каких значимых подвижках речи быть не может.

И потом, прошлый год можно назвать положительным как минимум еще и потому, что в 2010 году стороны не прибегли к войне.

— Кстати, о войне. Насколько реалистичным в сложившейся ситуации вам кажется военный сценарий решения конфликта?

— По оценкам многих наблюдателей, вероятность возобновления войны выросла. Но лично мне кажется, что если война и начнется, то не в 2011 году. Правда, прогнозировать здесь очень сложно.

Факторов к принятию военного решения может быть несколько. Для Азербайджана отвоевать оккупированные территории — это решение конфликта. Для Армении новая война решением стать не может. Даже если по ее итогам Армения во всю провозгласит о признании независимости «НКР», ясное дело, что это не решение конфликта. Ибо подобный шаг должны предпринять остальные страны мира.

Для Азербайджана, на мой взгляд, крайне необходимо создать такой критически важный военный перевес, который давал бы гарантированную победу.

— Если, по вашему мнению, в 2011 году войны не ожидается, то чего ждать от этого года в плане урегулирования конфликта?

— Я не вижу каких-то компромиссных решений и возможностей для дипломатических прорывов. Скорее всего, переговоры продолжатся. Возможно, они будут менее интенсивны, чем в 2010 году. Но не думаю, что они прервутся полностью. У обеих сторон очень узок коридор для компромисса, и это создает дополнительные проблемы.

— По мнению многих экспертов, Запад потерял интерес к карабахскому конфликту, тогда как Россия, напротив, серьезно заинтересована в его решении. Вы придерживаетесь аналогичной точки зрения?

— Есть одна особенность у посредников этого конфликта, которая полностью отличает его от многих других на постсоветском пространстве. Дело в том, что в подходах к решению этого конфликта у посредников нет разногласий и противоречий между позициями, в частности у США и России. И обе стороны это знают и ценят. Для обеих стран возобновление войны в Карабахе было бы нежелательным. При этом согласованность позиций еще не означает готовность посредников действовать сообща. И США действительно не проявляют яркого интереса к Карабаху. В результате, создалась ситуация, когда роль Москвы в переговорном процессе несколько увеличилась по сравнению с иными посредниками.

Но мне кажется, что итоги прошлого года заставят Москву несколько снизить свою активность в посреднической миссии. Дело в том, что уговорить стороны в 2010 году, чего тщательно добивалась РФ в конце прошлого года, сделать какие-то конкретные шаги не удалось. А потому нет смысла и дальше настойчиво подталкивать Баку и Ереван к переговорам. Главная интрига в дальнейшем заключается в том, как будут строиться отношения посредников. Смогут ли они совместно привести свое решение к каким-то практическим действиям. И, на мой взгляд, посредники в первую очередь должны напомнить конфликтующим сторонам об уставе ООН в той части, которая касается решения конфликтов мирным путем.

— Как по-вашему, для Москвы есть разница, в чью пользу решится конфликт, или она примет любое решение сторон?

— Да, Москве действительно примет любое решение сторон конфликта. Скажу прямо, если лет 10–15 назад создалось мнение о том, что в Москве у Армении лоббистов побольше, чем у Азербайджана, то сейчас так не кажется. При этом, за последние 10 лет Москва выработала сбалансированную политику в отношении Еревана и Баку. И в Москве очень ценят тот факт, что удалось наладить отношения с Азербайджаном. И потому с точки зрения практики РФ все равно, как будет решен конфликт.

Правда, если начнутся военные действия, при которых в конфликт будет вовлечена территория Армении, то Москва окажется в очень неприятной ситуации. Потому она будет стараться избежать непосредственно создания такой ситуации.

— Если начнется война непосредственно в зоне Карабаха, какую позицию займет Россия?

— Все зависит от того, какие масштабы примет конфликт. Если речь идет конкретно о столкновениях в Карабахе, то не будет вмешиваться. Если Азербайджан нанесет удар по территории Армении, то эта другое дело.

— Но Баку уже неоднократно заявлял, что не намерен, в отличие от Еревана, посягать на чужую, признанную мировым сообществом территорию.

— Ну, тогда она сохранит нейтралитет. Просто нет гарантий того, что Азербайджан не нанесет ударов по Армении. Объясню почему. В Ереване неоднократно, насколько я знаю, озвучивались мнения о том, что в случае войны там могут нанести ракетный удар по азербайджанской инфраструктуре. По той территории, что не оккупирована. И как после этого поступит Баку? Неужели, не ответит? Наверняка, ответит тем же по территории Армении. И вот тогда Москва, как союзник по ОДКБ, возможно, вынуждена будет вмешаться. Потому, думаю, чтобы избежать этого, Россия будет делать все, чтобы военный конфликт не начался.

— Каков ваш рецепт решения конфликта?

— Не думаю, что я могу быть изобретательнее тех десятков дипломатов, которые занимались этим вопросом. На мой взгляд, надо сменить вопрос о статусе Карабаха на вопрос более практического плана. Надо говорить о возвращении беженцев, о возобновлении коммуникаций и т. д. Мне кажется, что вопрос статуса надо оставить в стороне. Иначе я, правда, не вижу какого-то решения. Оставить этот вопрос на 20–30 лет и решить все остальные.

Гамид ГАМИДОВ

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Day.Az
Распечатать страницу