Политический кризис в Ливане: новая угроза для региона

28.01.11
Эксклюзив

Политический кризис в Ливане: новая угроза для региона

Эксперты МГИМО: Сапронова Марина Анатольевна, д.ист.н., профессор, профессор РАН

После отставки ливанского правительства во время январского политического кризиса пост премьер-министра занял суннит Наджиб Микати, которого считают сторонником шиитской «Хизбаллы». Противники назначения Микати премьером даже говорят о том, что в Ливане произошел государственный переворот. Подробнее о событиях в Ливане мы поговорили с профессором кафедры востоковедения Мариной Сапроновой.

— Противники назначения Микати на пост премьера считают, что оппозиция во главе с «Хизбалллой» совершила государственный переворот. Что же на самом деле произошло в Ливане?

— Чтобы понять, что произошло в Ливане, надо вспомнить предысторию конфликта. Новый правительственный кризис начался накануне публикации Специальным трибуналом по Ливану [далее «Трибунал» — прим. ред.] результатов расследования убийства Рафика Харири. Правительство национального единства, которое так мучительно создавалось, просуществовало в Ливане чуть больше года. 11 министров от оппозиции, представлявшие в кабинете шиитскую радикальную группировку «Хизбалла», шиитскую партию «Амаль», христианское Свободное патриотическое движение, а также один из беспартийных сторонников президента Ливана объявили 12 января о том, что складывают с себя полномочия. Уход в отставку свыше 1/3 кабинета автоматически означал отставку всего правительства. Именно это и привело к очередному обострению внутриполитической ситуации в стране. Более того, накануне своего решения оставить министерские портфели, представители блока «8 марта» выдвинули премьер-министру С.Харири ультиматум, потребовав свернуть сотрудничество с Трибуналом. Премьер это требование проигнорировал и, находясь в США, проводил переговоры по данному вопросу с американскими чиновниками, саудовским королем Абдаллой и президентом Франции Н.Саркози.

Дело в том, что международное следствие пришло к однозначному выводу: организаторами теракта в Бейруте в 2005 г. были члены военного крыла «Хизбаллы». В этой связи нельзя не учитывать влияние внешних сил на ситуацию в стране. Важнейшая роль в этих процессах по-прежнему принадлежит Сирии. Это ключевая страна в процессе ближневосточного урегулирования, учитывая ее особые отношения с ХАМАС и «Хизбаллой», без которых невозможно достижение консенсуса с израильтянами. В этой связи интересно то, что после явного антисирийского вывода Трибунал первого созыва был распущен, а результаты расследования фактически аннулированы. Произошло это в том числе по причине потепления отношений между Саудовской Аравией и Сирией, означавшее определенное дистанцирование Сирии от Ирана, а потому получившее поддержку США. Давление на «Хизбаллу» через вердикты Трибунала сирийцы рассматривали как угрозу своему влиянию в регионе. В последнее время Сирия усилила свои позиции за счет ливанских друзов, которые консолидировались с «Хизбаллой» и стали верными союзниками Сирии. Поэтому Б.Асад потребовал от ливанской стороны прервать сотрудничество с Трибуналом по Ливану и отвергнуть обвинительное заключение, на что С.Харири пойти не смог.

— Согласно ливанской конституции, президентом в стране должен быть христианин-маронит, спикером парламента — шиит, а премьер-министром — суннит. Однако сейчас представители разных конфессий вступают друг с другом в политические союзы. Какой характер носит нынешний конфликт — политический или конфессиональный?

— В Ливане сейчас действуют две коалиции, которые стали неотъемлемой частью политической жизни страны и которые уже вышли за чисто конфессиональные рамки (на стороне «Хизбаллы» выступает часть друзов, суннитов и алавитов). Интересы, которые объединяют входящие в коалиции группы, лежат в рамках двух различных политических стратегий. Условно говоря, это стратегии на развитие демократии и союз с Западом и стратегии на усиление ислама во внутриполитической жизни и союз с Ираном и другими мусульманскими странами. Поэтому конфликт носит политический характер, но одновременно отражает весь спектр региональных противоречий и новую расстановку сил.

— Почему суннит Наджиб Микати является ставленником шиитской «Хизбаллы»?

— Кандидатура Микати является, видимо, определенным компромиссом между этими двумя группировками. Кандидат от «Хизбаллы» — В.Джумблат — не мог быть утвержден в должности премьера (для этого пришлось бы менять еще и конституцию страны, к чему Ливан пока не готов). С другой стороны, С.Харири не мог пойти на явную сделку с «Хизбаллой» и отказаться от итогов расследования. Несмотря на то, что новый премьер официально представляет блок «8 марта», он суннит. Это позволяет не нарушать юридические основы ливанской государственности. Кроме того, Миркати — самый богатый человек в Ливане, имеющий к тому же опыт государственного управления. Это дает надежду на то, что в новый кабинет войдут представители бизнеса, которые займутся решением экономических проблем — архиважных на сегодняшний день. Более, всем политическим силам Ливана, включая «Хизбаллу», необходимо, чтобы Запад и арабские союзники С.Харири новое правительство признали, с тем, чтобы страна не оказалась в международной изоляции (как это произошло в Газе после прихода к власти ХАМАС).

— Во многих странах — США, Канаде, Египте и др. — вооруженную организацию «Хизбалла» считают террористической. Чем грозит усиление «Хизбаллы» Ливану? Каковы возможные последствия этого для Ближневосточного региона и мирового сообщества?

— Изменение баланса политических сил внутри Ливана может серьезно отразиться не только на трансформации внешней политики этой страны — прежде всего, в отношении Израиля (важно помнить, что «Хизбалла», обладает сопоставимым военным потенциалом с регулярной армией Ливана). Изменение баланса сил внутри страны может повлиять и на изменение баланса сил во всем регионе. Речь идет, прежде всего, об усилении Ирана, чему объективно способствуют и события в других арабских странах. В течение последнего времени Запад всячески старался «оторвать» Сирию от Ирана (в Сирию впервые с 2005 г. был назначен новый американский посол!). Однако направленный на урегулирование ситуации в Ливане Дамасский саммит, проходивший в новом формате (Турция, Сирия и Катар), закончился фактически безрезультатно, хотя на него возлагалось много надежд. В самом Ливане уже появились призывы к противникам «Хизбаллы» выступить против превращения Ливана в «иранскую колонию». Безусловное усиление позиций «Хизбаллы» и Ирана в регионе становится серьезной угрозой прозападным режимам в других арабских странах. Более того, для Ирана это еще и определенный козырь в отношениях с США в связи с новым раундом переговоров по иранскому ядерному досье.

Важно и то, что основная интрига сохраняется: результаты расследования убийства Р.Харири так и не опубликованы, а это означает, что «Хизбалла» будет продолжать оказывать давление на своих оппонентов и выдвигать новые условия, направленные на укрепление своего положения.

— До недавнего времени режимы в арабских странах были довольно устойчивыми, а антиправительственные выступления — достаточно редкими. Однако после переворота в Тунисе волнения захлестнули целый ряд стран, включая Алжир, Марокко и Египет. Вот и в Ливане назначение Микати на пост премьера привело к массовым демонстрациям. Можно ли говорить о том, что жители арабских стран осознали силу такой базовой для классической либеральной демократии ценности как свобода собраний и митингов?

— Волнения, происходящие сейчас в арабском мире, имеют свои глубинные причины и свою мотивацию в каждой отдельно взятой стране. Но, безусловно, есть и общие черты: широкое и активное участие в этих событиях молодежи (прежде всего, студенчества), выступающей против бедности, безработицы и коррупции. Журналисты уже окрестили происходящее «революцией Facebook», учитывая их молниеносность и стихийность. Кстати, когда утром 26 января египетское студенческое «Движение 6 апреля» вновь попыталось организовать через Twitter манифестацию в Каире, доступ к этой системе был заблокирован по всей стране. Более того, знаменитое запрещенное движение «Братья-мусульмане», которое так и не смогло провести своих сторонников в египетский парламент на выборах в прошлом году, в этих событиях участия не принимает!

Недаром начало этим волнениям положил Тунис — первая арабская страна, которая подключилась к сети Интернет и легализовала установку антенн спутникового телевидения. В Тунисе каждый десятый житель — пользователь сети. Ясно, что арабский мир меняется; формируется новая сила, отличная от прежних режимов и карманной оппозиции, но и не похожая на электорат исламских партий. Как сказала одна египтянка в интервью журналистам, следящим за событиями из страны, это сравнимо с «рождением ребенка, судьба которого пока неизвестна».

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу