Южный Судан: новое государство, новые проблемы

10.02.11
Эксклюзив

Южный Судан: новое государство, новые проблемы

Эксперты МГИМО: Сапронова Марина Анатольевна, д.ист.н., профессор, профессор РАН

Несмотря на определенные опасения, референдум по самоопределению Южного Судана состоялся точно по графику (9—15 января 2011 г.). За отделение Юга от Севера проголосовало 98% южносуданцев. Итоги голосования полностью признаны Хартумом: президент Судана Омар аль-Башир уже подписал декрет о разделении страны. Но так ли всё благополучно на самом деле? «Остается целый комплекс вопросов, требующих своего разрешения в переходный период», — отмечает профессор кафедры востоковедения Марина Сапронова. О том, какие именно проблемы стоят перед двумя новыми странами, — в ее экспертном комментарии.

После переходного периода, который продлится до 9 июля 2011 года, появится 193-е государство (по списку ООН) со столицей в Джубе, по территории примерно равное Франции.

Президент Судана Омар аль-Башир еще ранее обещал лично поехать в Джубу, чтобы принять участие в праздновании дня независимости. По его словам, отделение Юга не «является концом истории Судана, а означает лишь начало ее нового этапа». Примерно так же высказались и лидеры Южного Судана. Таким образом, обе стороны продемонстрировали желание мирно разрешить проблему, которая многие годы была основным дестабилизирующим фактором политического развития этой страны. Однако остается целый комплекс вопросов, требующих своего разрешения в переходный период.

Наиболее важными являются следующие:

1. Пока остается неясной судьба самого важного района Судана — Абъея, где до июля 2011 г. должен быть проведен референдум по вопросу о его самоопределении. Здесь расположены три крупных нефтяных бассейна, которые очень нужны как Северу, так и Югу (мировые СМИ тему несостоявшегося референдума в Абъее замалчивают, что понятно). В ходе переходного периода оба государства должны успеть заключить целый пакет соглашений (границы, гражданство, раздел государственного долга — около 38 млрд долл., вопросы безопасности, распределение воды, валюта, международные соглашения и обязательства и многие другие.). Наиболее важными, безусловно, являются нефтяные вопросы, поэтому переговоры вряд ли будут легкими, учитывая пока неопределенный статус Абъея. Кроме того, правительствам Юга и Севера придется искать компромисс и в связи с нефтепроводом, который в настоящее время один, и проходит он через северную часть страны в Порт-Судан на Красном море. Существующая инфраструктура не позволяет организовать эффективный экспорт другим способом; большинство месторождений требует дополнительных инвестиций и пока на полную мощность не работают.

2. Два миллиона южносуданцев продолжают проживать на Севере (а общее население Юга — 6,5 млн человек), и Южный Судан пока не готов их принять. Об этом заявляли и сами власти, подчеркивая, что «внутренний рынок будущего государства не сможет принять такое количество рабочей силы». Омар аль-Башир еще ранее заявлял, что после проведения референдума проживающие на севере южносуданцы будут автоматически лишены гражданства со всеми вытекающими последствиями. Возможно, именно это обстоятельство вынудит Джубу идти на компромиссы по разделу нефтяных полей Абъея.

3. Нахождение компромиссов по всем вопросам крайне важно и для Севера, и для Юга. Для обеих сторон важно не допустить дальнейшего распада страны (на очереди может оказаться Дарфур и Южный Кордофан). Проблема Дарфура по-прежнему остается наиболее болезненной, но мировое сообщество пока отделило ее от проблемы Южного Судана. Дестабилизация в регионе, в свою очередь, может привести к расширению пространства как для исламистских организаций, учитывая довольно популярную в арабском мире фигуру лидера суданских исламистов Хасана ат-Тураби, так и для террористической активности.

4. Вопрос о границах может осложниться большим количеством кочевников, традиционно никаких границ не признающих, а это может стать основой для локальных пограничных конфликтов.

5. Актуальным становится проведение широких экономических и социально-политических реформ, о чем заявил лидер оппозиции Северного Судана С.Махди. Суданская оппозиция довольно сильная — это и исламисты, и руководители традиционных партий. На фоне массового народного недовольства в других арабских странах они могут использовать результаты референдума для разжигания массового недовольства режимом О. аль-Башира, который правит страной с 1989 года. Не будем забывать, что пока никто не отменял орден МУС [Международный уголовный суд — прим. ред.] на арест Омара аль-Башира. Хотя, с другой стороны, Б. Обама обещал определенное ослабление экономического давления на Судан в случае благоприятного исхода референдума. Выполнение ордера МУС может спровоцировать отказ суданского руководства от мирного диалога, что, в свою очередь, может привести к политическому кризису, аналогичному кризису в Ливане.

6. И наконец, наверняка встанет проблема разобщенности населяющих Южный Судан племен, которые постоянно воюют друг с другом за землю, воду и скот. Проблема разобщенности коснется и политической сферы: в настоящее время на Юге действует более двух десятков политических партий, образованных по племенному признаку. Ведущей политической силой является Суданское народно-освободительное движение (СНОД), которое имеет политическую и государственную монополию и которое долгое время действовало в условиях войны. Совершенно очевидно, что это политическое образование начнет трансформироваться и делиться, т. к. главная цель, объединявшая различные группировки, уже достигнута. Важным в этой связи станет поиск консенсуса по вопросам дальнейшего мирного развития страны. Необходимо учитывать различные направленности действий двух южносуданских лидеров: С.Киира, который является этническим динка, и Р.Машара (этнический нуэр), который настроен на развитие дальнейших отношений с Угандой и Кенией при сохранении статус-кво с Хартумом. Ради этого Машар может пойти на компромисс с северянами по Абъею. Потеря нефтяных скважин для С.Киира означает ослабление позиций динка в СНОД.

В условиях, когда социальные и гражданские институты практически не развиты, а народ только последние пять лет живет в относительно мирных условиях, роль силовых структур становится определяющей, но при этом южносуданские силовики также делятся по этническому принципу. Поэтому самым важным для Юга Судана становится вопрос налаживания мирной жизни и объединения нации.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу