Назад в будущее: геоэкономика XXI века в терминах реалполитики XIX века

25.02.11
Эксклюзив

Назад в будущее: геоэкономика XXI века в терминах реалполитики XIX века

Эксперты МГИМО: Харкевич Максим Владимирович, к.полит.н.

МГИМО посетил знаменитый американский военный историк, специалист в области военной стратегии Эдвард Луттвак. В своей публичной лекции, организованной Фондом стратегия 2020, профессор Луттвак преподал собравшимся яркий и запоминающийся урок стратегического мышления. Описанная им геополитическая и геоэкономическая ситуация в мире, сложившаяся после глобального финансового кризиса, убедительна, но небесспорна. Стратегическую картину мира он писал широкими, сильными мазками, стараясь передать образ изображаемого и опустить его детали. Однако детали иногда могут быть важнее всего образа.

Так, конечная цель стратегии национального государства, по мнению профессора Луттвака, заключается сегодня в приращении населения — чем больше рождается детей, тем сильнее государство. С этим тезисом нельзя не согласиться. Любые нанотехнологии не обеспечат выживание государства, если женщины не будут рожать в нем достаточное количество детей. Государство должно обеспечить все условия, чтобы детям было где жить, гулять, лечиться, учиться и, в конце концов, работать. Кроме того, государство должно привлекать иммигрантов, выстраивая продуманную политику их ассимиляции, при которой многообразие не размывало бы единства, как это зачастую случается на практике в рамках политики мультикультурализма.

Все это верно. Однако не стоит забывать, что в современную эпоху кризиса модернити прирост рождаемости не столь важен. Намного большее значение имеет качество человеческого капитала. При этом согласно логике демографического перехода в государствах с высоким человеческим капиталом уровень рождаемости резко снижается, но увеличивается продолжительность жизни. Прирост населения в государствах прошедших демографический переход осуществляется, как правило, за счет притока иммигрантов.

Тезис профессора Луттвака, таким образом, нуждается в небольшом уточнении: основная стратегическая задача современного государства заключается в обеспечении высокого качества человеческого капитала и продуманной иммиграционной политики. Развитые европейские страны добились значительных успехов в отношении человеческого капитала, но пока явно не могут справиться с проблемой иммиграции.

Для России, по мнению нашего американского гостя, если она хочет развивать инновации, как воздух необходима власть закона. Инновации, по его убеждению, рождаются только в малых и средних предприятиях, выживаемость которых полностью зависит от верховенства закона. Не оспаривая необходимость борьбы с коррупцией, правовым нигилизмом и остальными болезнями современного российского общества, следует все же отметить, что прорывные, революционные инновации в мире рождались, как правило, в крупных государственных корпорациях, таких как IBM. Расходы на НИОКР колоссальны. Их не может позволить себе ни одно малое или среднее предприятия. Однако такие предприятия могут внести огромный вклад в дальнейшее развитие созданной в государственной компании новой технологии, в адаптации ее к нуждам и потребностям населения.

Основная часть лекции господина Луттвака была посвящена дипломатической революции, произошедшей после мирового финансового кризиса в связи с изменениями во внешней политике КНР. Международная дипломатия, согласно докладчику, сегодня переживает драматический момент, сходный с напряженной обстановкой в Европе накануне Первой мировой войны. Китай сегодня, как Германия в 1898 году, совершает, по мнению профессора Луттвака, стратегическую ошибку — от мирного возвышения он переходит к возвышению агрессивному. Мировой финансовый кризис окончательно ослепил Китай. Западная экономическая модель потерпела крах. Настало время Восточной модели, время Китая. Пекин сразу вспомнил о территориальных претензиях к Индии, взял агрессивный тон на переговорах с Сингапуром и т. д. и т. п. Все это незамедлительно породило ответную реакцию эго соседей — создается антикитайской коалиция. В ее состав потенциально входят Индия, Япония, Вьетнам. Россия становится ключевой фигурой в этой шахматной партии. Главный вопрос — на чьей стороне она будет играть и в каком качестве? Задача Москвы — попытаться избежать стратегической ошибки и получить максимальные геоэкономические и политические дивиденды от сложившейся ситуации.

Если произойдет столкновение между Китаем и антикитайской коалицией, оно, по убеждению профессора Луттвака, будет иметь логику острого конфликта, ведущегося согласно правилам экономической грамматики. Иными словами, это будет экономический конфликт со стратегий, тактикой и последствиями присущими крупномасштабным военным конфликтам.

Япония до сих пор не понимает стратегического значения России в игре против агрессивно растущего Китая. Территориальные претензии на Курилы — это явный просчет в стратегическом планировании Японии, в котором у нее нет, по мнению господина Луттвака, достаточного опыта. Домашнее задание по стратегии долгое время за японцев по понятным причинам делали американцы.

Стратегический анализ Эдварда Луттвака, в целом, верен. Однако ограничивать его только регионом Восточной Азии нецелесообразно. Региональный масштаб может исказить образ проблемы возвышающегося Китая, которая носит глобальный характер. Выбор России не должен сводиться между Китаем, с одной стороны, Индией, Японией и Вьетнамом, с другой. Коалиционное мышление доказало свою пагубность в преддверии Первой мировой войны. Возрождать его сегодня нет оснований. Логика коалиционного строительства — это логика вооруженного конфликта, конфликту экономическому скорее ближе логика интеграционного строительства. Учитывая усилившуюся напористость Китая на международной арене, России необходимо укреплять свои переговорные позиции с Китаем и за счет активизации интеграционных процессов на постсоветском пространстве, и путем укрепления и развития своих экономических связей с ЕС. Необходимо в возможно кратчайшие сроки решить широкий круг проблем с ЕС, центральными из которых являются вопросы энергетической безопасности.

Усилив свою связь с ЕС, Россия сможет обеспечить нейтралитет по отношению к возможным геоэкономическим столкновениям между Китаем, Индией и Японией. При этом следует ориентироваться на активный нейтралитет, подразумевающий равноправное сотрудничество со всеми сторонами.

Если стратегический портрет мира, описанный профессором Лутваком, верен, перед внешней политикой России стоит огромный вызов — стать евразийским геоэкономическим балансиром, сдерживающим агрессивные амбиции Китая, но при этом активно сотрудничая с ним.

Текст публикуется в авторской редакции

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу