Китай — США: взаимозависимость или взаимонеприятие?

03.03.11

Китай — США: взаимозависимость или взаимонеприятие?

Эксперты МГИМО: Лузянин Сергей Геннадьевич, д.ист.н., профессор

Новые версии постбиполярного мира

Китайско-американские отношения сегодня плавно трансформируются в идеологическую борьбу «американского» и «китайского» мира, перспектив развития американской (либеральной) модели и китайской модели «социализма с китайской спецификой». Кто выйдет из этой схватки победителем, за кем будущее — вопрос открытый.

Нынешняя модель китайско-американских отношений формировалась в последние 30 лет на фоне роста Китая и относительного ослабления США. Учитывая геополитические и региональные амбиции каждой из сторон, сегодня можно говорить, что успех или неуспех их развития во многом определяет будущую экономическую и политическую стабильность в мире. В структуре связей двух мегадержав фактически формируется новая постбиполярная повестка мира. Однако какой характер она будут иметь и в каком направлении — взаимозависимости или конфликтности — будут развиваться двусторонние отношения, прогнозировать достаточно сложно. Потенциально данная модель содержит оба направления. Что возобладает — вопрос, ответ на который интересует не только США и КНР, но и десятки стран, прямо или косвенно связанных с обеими державами.

Взаимозависимость

В 2010 году объем торговли Китая с США составил более 300 млрд долларов при постоянно растущем и значительном сальдо в пользу КНР. Американский рынок поглощает около 20% всего китайского экспорта. США являются основными потребителями китайской электроники, черных металлов, продукции машиностроения, одежды. Зависимость китайской экономики от американского рынка сегодня такова, что при снижении американского ВВП на 1%, китайский экспорт на американский рынок падает на 4–5%.

Китай, со своей стороны, активно покупает финансовые казначейские облигации (1,1 триллиона долларов). Одновременно специально созданный в США китайский фонд China Investment Corporation (CIC) приобрел значительные доли в 63 ведущих американских корпорациях. В США сложилась отработанная система лоббирования китайских экономических интересов. Эта система имеет мощные политические и финансовые институты, поддерживается высшим китайским руководством. Схема эта выглядит примерно так: посольство КНР — торговый совет и американские общественные организации — лоббистские фирмы. Фактически крупными лоббистами Китая являются все крупные американские корпорации, которые допущены на китайский рынок, включая «Боинг», «Сити групп», «Кока-кола» и др.

Пекину явно импонируют заявления Вашингтона об особом значении американо-китайских отношений, о том, что «непрерывно развивающиеся американо-китайские связи укажут путь развития мира в XXI веке» (Б.Обама). Настроения в пользу дальнейшего сближения с США имеются в кругах китайской интеллектуальной элиты, молодежи, получившей образование в США и в западных странах.

Однако в данной тенденции (росте взаимозависимости) просматриваются альтернативные стратегии. Китай пытается максимально использовать американские ресурсы для перехода на новую экономическую (инновационную) модель, которая не должна быть столь явно, как нынешняя, завязана на экспорте и внешних рынках. США же пытаются через растущую взаимозависимость встроить китайскую экономику в мировую либеральную модель, интегрируя китайские фондовые и иные рынки. Полная либерализация китайской валюты (юаня) в американском варианте позволила бы Вашингтону ускорить этот процесс.

Конфликтность

Отсюда второй тренд — конфликтность. В целом, несмотря рост экономической мотивации, КНР продолжает рассматривать США как основного политического конкурента на геополитическом и региональном (АТР) уровне. Аналогичное ощущение относительно Китая имеют и США. Американская «ловушка» — предложение по вовлечению КНР в «управление миром», но с разделением ответственности на проблемных территориях, возникших, в том числе и по вине американского руководства (теория G-2), не сработала. Китай не готов брать на себя глобальную ответственность. Это усилило напряженность и взаимное недоверие. Традиционные темы — права человека в Китае, отсутствие политических реформ в КНР, ситуация в Тибете, Синьцзяне, тайваньский и другие вопросы, — остаются в повестке китайско-американских противоречий.

Взрывоопасным «минным полем» остается военное сотрудничество двух стран. Американские поставки вооружений на Тайвань — давняя проблема для Китая. Однако в настоящее время после подписания и ратификации российско-американского СНВ-2 появились новые акценты. Китайское руководство, учитывая несоизмеримость ядерных потенциалов КНР и США, чувствует себя более неуверенно, чем раньше. КНР привыкла к тому, что мировой порядок опирается на взаимное ядерное сдерживание США и СССР (РФ). Если же Россия будет постепенно утрачивать свой потенциал сдерживания, а американцы, наоборот, его наращивать (через системы ПРО и др.), то Китай может оказаться в положении бывшего СССР и остаться лицом к лицу с ядерными США. Китай этого боится и этого не хочет. Американское же руководство постоянно зондирует в Пекине почву по поводу возможности обсуждения военно-стратегических вопросов, пытаясь втянуть китайских военных в диалог о стратегическом ядерном оружии. Таким образом, стратегическая тема — уязвимое место Китая в его отношениях с США.

Политический арсенал США для «сдерживания» Китая также остается достаточно широким. Фактически КНР окружена с юга и юго-востока союзниками США — Японией, Южной Кореей, Тайванем, частью стран АСЕАН. На западной границе находится давний соперник — Индия, у которой имеется территориальный спор с Китаем, и неплохие (стратегические, партнерские) отношения с США. Китай, в отличие от США, военно-политических союзников (за исключением КНДР), не имеет. Полностью безопасной для КНР остается китайско-российская граница на севере и ее границы с государствами Центральной Азии (Казахстаном, Таджикистаном и Киргизией).

США пытаются испортить имидж Китая в мировом сообществе, периодически вбрасывая тезис о «грядущей мировой китайской экспансии». Эта идея находит своих сторонников и в Европе (ЕС) и на других континентах. В каком-то смысле можно констатировать, что двусторонние китайско-американские отношения сегодня плавно трансформируются в идеологическую борьбу «американского» и «китайского» мира, перспектив развития американской (либеральной) модели и китайской модели «социализма с китайской спецификой». Кто выйдет из этой схватки победителем, за кем будущее — вопрос открытый.

США не собираются сдавать своих позиций, и в Китае это прекрасно понимают, поэтому остается ощущение доминирования конфликтности в отношениях двух стран. Это не означает, что обе державы будут искать повод и обязательно вступят в открытый конфликт. Но это может означать, что взаимное недоверие и зоны столкновения интересов (политических, военных, валютно-финансовых и др.) будут постоянно расширяться, что рано или поздно изменит картину мира.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу