Италия вновь объединяется

17.03.11

Италия вновь объединяется

Эксперты МГИМО: Зонова Татьяна Владимировна, д.полит.н., профессор

Италия как вечный объект рисорджименто

Италия отмечает 150-летие объединения. 17 марта 1861 года парламент объявил о создании Итальянского королевства. Период национального подъема и обретения национального политического самосознания, начавшийся на Апеннинском полуострове в 1796 году в период первого итальянского похода Наполеона Бонапарта, завершился под эгидой Савойской династии в лице короля Виктора Иммануила II.

Об итальянском Рисорджименто — национально-освободительном движении против иноземного господства, за объединение раздробленной Италии — в интервью Радио Свобода рассказала профессор МГИМО, доктор политических наук Татьяна Зонова:

— Италия состояла из целого ряда небольших государств, предтечей которых были так называемые варварские королевства, существовавшие после краха Римской империи. Апеннинский полуостров оказался разделенным на отдельные территориальные образования. В течение веков расширялись границы одного, сужались другого, появлялись какие-то новые, но Апеннинский полуостров постоянно оставался раздробленным. Есть теория, которую Николо Макиавелли выдвигал в конце 15 века, что в объединении этих государств не была заинтересована католическая церковь: Ватикан преследовал цель федеративного устройства католической Европы. А потом Италия стала ареной борьбы нескольких государств, прежде всего Франции и Испании. Все это поддерживало раздробленность.

В XIX веке начался процесс Рисорджименто — собственно, в русле тех процессов, которые шли в Европе в целом. Принцип, что у каждого народа, нации должно быть свое государство, был сформулирован именно в XIX веке. Итальянское Рисорджименто (буквальный перевод — Возрождение) стало наиболее, наверное, ярким примером претворения в жизнь этого принципа, который подразумевал, конечно, и национальную независимость. Между тем, часть итальянцев жила в рамках Австрийской империи.

— Чтобы движение за объединение страны было успешным, нужны три человека: идеолог, полководец и король. Главным идеологом Рисорджименто можно назвать Мадзини, организатора «Молодой Италии», главным полководцем — Джузеппе Гарибальди, а королем, под скипетром которого и возникло 150 лет назад итальянское королевство, — представителя савойской династии?

— Да, вы совершенно правы, Джузеппе Мадзини создал идейную платформу движения. Он был сторонником республиканского строя, романтиком, антиклерикалом. Собственно, начинал Мадзини свою деятельность в рамках тайного подпольного общества «Карбонарии», которое возникло в самом начале XIX века. Он организовал общество «Молодая Италия», затем перенес это на общеевропейский фундамент, назвав «Молодая Европа». Джузеппе Гарибальди тоже был республиканцем. Это известная личность, он сражался не только в Италии, но и в Америке, недаром его называли героем двух миров. Ну, а король, сыгравший роль объединителя, — это Виктор Эммануил Второй, король Сардинского королевства, которое включало территорию итальянского Пьемонта с центром в Турине и присоединенную позже Сардинию.

Но, конечно, здесь обязательно надо упомянуть еще одного деятеля Рисорджименто — графа Кавура, первого премьер-министра объединенной Италии. Кавур был блестящим дипломатом, человеком либеральных взглядов, который очень тесно сотрудничал с королем Виктором Эммануилом. Собственно, он был среди тех, кто реализовал эту конструкцию королевства, создавая различные коалиции, в том числе достигая договоренностей с Францией путем территориальных обменов и различных других комбинаций.

— Ясно, что в истории каждого народа есть какие-то моменты благородных порывов. Кажется, что в ряду других национальных революций Рисорджименто смотрится немножко особенно — в силу своего какого-то особого романтического порыва. Действительно ли какой-то особой романтикой отличался этот процесс? Или это все-таки впечатление, связанное с юношеским чтением романа Джованьоли «Спартак» и просмотром художественного фильма «Овод»?

— Романтизм, это идейное течение, появившееся в противовес рационалистическим идеям Просвещения, был господствующим в посленаполеоновской Европе. Действительно итальянское Рисорджименто — яркий пример романтизма, приверженцами которого были Джузеппе Мадзини и Гарибальди. Сочетание их романтизма с прагматизмом и «реал политик» короля Виктора Эммануила и графа Кавура обеспечило силу этого движения.

— Итальянское королевство просуществовало менее века. В 1946 году, после окончания Второй мировой войны, Италия была преобразована в республику, потеряла свои колониальные владения в Африке. Однако последнюю континентальную территорию, которая и ныне входит в состав Италии, Рим формально получил в 50-е годы: это была область с центром в городе Триест. Можно ли сказать, что Рисорджименто завершилось именно в этот момент?

— Если познакомиться с исследовательской литературой по этому вопросу, то вы найдете много различных теорий в отношении периодизации Рисорджименто. Некоторые говорят о периоде только с 1861 по 1871 год (в 1871 году, наконец, была присоединена папская область и Рим провозглашен столицей Италии). Другие считают, что необходимо начинать отсчет с 1815 года, когда образовались общества карбонариев и начали борьбу. Некоторые говорят, что надо, конечно, продолжить Рисорджименто до итогов Первой мировой войны, когда Италия получила Южный Тироль. Во время Второй мировой войны, например, говорилось о том, что борьба с фашизмом была продолжением процесса Рисорджименто. Так что подходы здесь совершенно различные, в том числе и тот, о котором вы упомянули.

— В сегодняшней Италии действует довольно много сепаратистских организаций. Есть движение за возвращение независимости Венецианской республики. Есть свои сепаратисты в Южном Тироле, есть сепаратисты в Неаполе. Сейчас они стали довольно активными, как раз в эти дни, когда празднуется 150-летие объединения страны. Насколько эти сепаратистские тенденции, по вашим оценкам, сильны?

— Напомню, что сразу после Второй мировой войны на Сицилии существовало достаточно эксцентричное движение, лозунгом которого было отделение от Италии и превращение Сицилии в 51-й штат Соединенных Штатов Америки. Были сепаратистские тенденции и в регионах с немецкоговорящим населением. Итальянским правительствам удавалось все-таки не доводить ситуацию до каких-то очень острых моментов. В настоящее время о себе заставляет говорить одна организация — партия «Лига Севера» Умберто Боси. В «Лигу Севера» вошли и венецианские сепаратисты, и некоторые другие небольшие организации. «Лига Севера» ставила вопрос о создании отдельного государства на севере Италии, которое бы отделилось от Юга. В программе «Лиги Севера» (партия, кстати, является союзником Берлускони, входит в правительство) главный пункт — федерализация Италии. По этим вопросам идет очень оживленная дискуссия. Не случайно сейчас, в момент такого юбилея, большой упор делают именно на единство Италии, на национальное объединение, произошедшее 150 лет назад, — рассказала историк Татьяна Зонова.

Действительно, празднование 150-летия объединения Италии проходит в атмосфере неутихающей полемики и противоречивых инициатив противников единства страны. Рассказывает корреспондент Рс в Риме Всеводод Гнетий

Официальная программа предусматривает различные культурные мероприятия, включая выставки, посвященные памятному событию, концерты оркестров полиции и армии, прямые телевизионные трансляции и «ночь триколора» на площади у президентского дворца Квиринала в присутствии президента Итальянской Республики Джорджо Наполитано.

Однако далеко не все граждане считают итальянский триколор национальным символом: муниципальный советник от националистической партии «Лига Севера» Барбара Миньярди публично сравнила итальянский национальный флаг с туалетной бумагой и предложила попросту упразднить его. В результате разразившегося скандала Миньярди пришлось подать в отставку, однако ее партия внесла предложение о поправке к Конституции, уравнивающей региональные флаги и гимны с национальными.

Согласно опросам, 11% итальянцев считают объединение Италии «злом», а 26% празднование 150-летней годовщины объединения Италии «оставило равнодушными».

Через 150 лет после последнего заседания воссоздан сословный парламент Королевства Обеих Сицилий, зарегистрированный в качестве некоммерческой организации. Сборная Королевства Обеих Сицилий участвовала в чемпионате непризнанных государств по футболу 2010 года на Мальте, а члены сборной, состоявшей в основном из неаполитанцев, гордо называли себя «подданными королевской бурбонской династии» и показывали журналистам паспорта королевства с гербом Бурбонов.

В городе Виченца группа местных сепаратистов сожгла на костре чучело Гарибальди в красной рубашке с плакатом на шее «Герой мерзавцев», а один из лидеров самопровозглашенного «движения жителей региона Венето» направил в местную газету письмо с таким комментарием: «Это только искра, а фейерверк будет 17 марта». Местный муниципальный советник пошел еще дальше, назвав Гарибальди «бандитом, причинившим нам одни лишь страдания».

С 2008 года в покрытых лесом горах в местечке Лонгароне заседают правительство в изгнании и президент «Венецианской Республики Serenissima». Первые президентские указы касались воссоздания давно не существующей «Венецианской Республики» и проведения «общенародного референдума жителей региона Венето на предмет самоопределения». У «правительства» есть сайт и интернет-радио «Голос свободной территории Венето». Как сообщил корреспондент итальянского интернет-издания il Velino в своем репортаже из резиденции «правительства» в Лонгароне, «на этих нескольких сотнях квадратных метров у подножия горы Ток пышным светом воссиял символ Венеции — лев, как во времена былого величия дожей». Правительство «Венецианской Республики Serenissima не будет праздновать 150-летие объединения Италии полагая, что регион Венето был незаконно присоединен к Италии в результате мошеннического референдума 1866 года. Сепаратистский «министр иностранных дел» Деметрио Серралья обратился к различным странам-членам ООН с призывом «установить дипломатические отношения» с его правительством.

Луис Дюрнвальдер, президент автономной провинции Больцано с преобладанием немецкоязычного населения, из региона Трентино-Альто-Адидже, присоединенного к Италии в результате победы в Первой мировой войне, заявил, что его провинция не примет участие в официальных торжествах. Несмотря на «удивление и сожаление» президента Италии Наполитано, Дюрнвальдер не изменил своего решения. Карл Целлер, депутат от партии Дюрнвальдера, так прокомментировал это решение: «Как мы можем праздновать объединение Италии, когда нас аннексировали против нашей воли? Мы не можем участвовать в торжествах потому что нас насильно оторвали от нашего австрийского отечества».

Впрочем, несмотря на отсутствие единства в вопросе о памятной дате, большинство итальянцев разделяют мнение президента Италии Джорджо Наполитано о том, что без объединения страны Италия «никогда не стала бы великой европейской державой».

Андрей ШАРЫЙ

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Радио Свобода
Распечатать страницу