Станет ли Азия «Большим Китаем»?

19.03.11

Станет ли Азия «Большим Китаем»?

Эксперты МГИМО: Лузянин Сергей Геннадьевич, д.ист.н., профессор

Развитие региональных интеграционных проектов КНР с АСЕАН, Японией и Южной Кореей, экономическая интеграция с Тайванем позволят Китаю вплотную подойти к реализации проекта «Большого Китая» в Азии.

Стремительно растущая экономическая и военная мощь Китая создает предпосылки для серьезного изменения сложившегося статус-кво в Азии. Процесс этот уже идёт, хотя его темпы нельзя назвать быстрыми. Во всяком случае темпы военно-политических и экономических изменений в регионе отчетливо отстают от темпов экономического роста КНР.

Система безопасности, которая сложилась в Азии в годы холодной войны, полностью завязана на США и отвечает только их интересам. Двусторонние договоры о безопасности и обороне с Японией, Южной Кореей, Филиппинами и другими странами позволяют американцам иметь военные базы по всему южному и юго-восточному периметрам китайской границы. Речь идет, по существу, о стратегическом окружении Китая, который не имеет подобной системы безопасности. На базах в Корее и Японии войска находятся постоянно. Базы в Корее имеют оперативное значение и должны решать тактические задачи. Численность войск США в Южной Корее составляет 37 тысяч человек.

Нерешенность северокорейской ядерной проблемы обостряет ситуацию в Северо-Восточной Азии. Временами напряжение достигает стадии открытого балансирования на грани войны и мира между двумя корейскими государствами. Это позволяет США регулярно проводить военные манёвры в непосредственной близости от китайских границ, которые в Пекине не могут не рассматривать как потенциальную угрозу и один из элементов американской политики «сдерживания» Китая.

Острой проблемой остаются нерешенные территориальные споры в китайско-японских, китайско-вьетнамских, российско-японских, японо-южнокорейских отношениях вокруг принадлежности той или иной группы островов. Дополнительную остроту китайско-японским и китайско-вьетнамским территориальным разногласиям придают сведения о наличии на шельфах спорных островов запасов углеводородов.

Существующая система безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе, очевидно, не может в полной мере ответить на существующие угрозы и вызовы и не может устраивать Китай.

Экономические проблемные аспекты связаны с быстрым ростом Китая и увеличением ресурсно-экологических нагрузок на сопредельные территории стран АСЕАН. Речь идёт о бассейне реки Меконг, о российском Дальнем Востоке (бассейн реки Амур), о Казахстане (бассейн реки Черный Иртыш) и некоторых других районах. Например, каскад ГЭС и каналов на реке Меконг, строительство которых начал Китай, кроме экономических выгод для самой Поднебесной, несет серьезные экологические вызовы отдельным странам Юго-Восточной Азии — Лаосу, Камбодже, Таиланду, Мьянме, Вьетнаму.

Для Таиланда, одного из крупнейших в мире экспортеров риса, недостаток воды в Меконге, к которому уже привело строительство гидросооружений на китайской стороне, может обернуться огромными потерями урожая.

Может пострадать и Вьетнам, где Меконг тоже играет немалую роль в выращивании риса. По мнению политиков и экологов этих стран, активная хозяйственная деятельность «растущей сверхдержавы» приводит к нарушению естественного водного, климатического и общего природного баланса, растет загрязненность воды, почвы и воздуха, что напрямую угрожает продовольственной безопасности да и просто жизни людей.

Пытаясь уменьшить опасения соседей, китайское руководство стремится активизировать процесс интеграции в регионе. Для ведущих стран — Японии, России, Южной Кореи — КНР стала чрезвычайно выгодным торговым и инвестиционным партнером. Объем торговли Китая с Японией составил более 230 миллиардов долларов в 2010 году, а объём японских инвестиций в Китай — около 70 миллиардов. Объем торговли со странами АСЕАН превысил 240 миллиардов долларов.

1 января 2010 года состоялось открытие зоны свободной торговли (ЗСТ) «Китай — АСЕАН», на создание которой потребовалось 8 лет. Это третья по экономической мощи зона свободной торговли в мире после ЕС и зоны свободной торговли Северной Америки. После открытия ЗСТ таможенная пошлина между Китаем и странами АСЕАН снизилась с 9.8% до 0.1%. Более 7000 видов товаров будут освобождены от взимания таможенных пошлин, что составляет примерно 90% от общего количество товаров в торговле между Китаем и АСЕАН. Кроме того, данный проект предполагает расширение сотрудничества Китая со странами АСЕАН в сфере услуг и инвестиционных соглашений.

Китайское правительство в период азиатского 1997–1998 годов и нынешнего мирового кризисов не девальвировало юань и не развернуло товарную экспансию в регионе. Наоборот, оно предложило льготную финансовую помощь этим странам, что значительно подняло авторитет Китая на фоне грабительских «антикризисных» кредитов МВФ и других западных институтов государствам Юго-Восточной Азии. Внутри каждой из стран АСЕАН (особенно в Индонезии, Сингапуре, Тайланде) действуют многочисленные и влиятельные китайские общины, которые также работают на укрепление положительного имиджа своей главной родины.

Китай предлагает Японии усилить экономическую интеграцию в Восточной Азии, создавая Восточно-Азиатское сообщество (ВАС). Причем и Пекин, и Токио согласны с тем, чтобы в обоюдных интересах плавно уменьшать свою зависимость от рынков США. Стороны готовы объединить свои усилия для заключения соглашения о свободной торговле. Китай продолжает продвигать и более ранний интеграционный проект КНР — РК — Япония для создания китайско-японо-южнокорейской зоны свободной торговли. Данный проект со временем может стать серьезным конкурентом ЗСТ КНР — АСЕАН, учитывая экономические и технологические ресурсы и возможности сторон.

Перспективы

После 2012 года внешняя политика Китая в Восточной Азии, скорее всего, будет развиваться в условиях дальнейшего роста китайского экономического и политического влияния. В вопросах региональной безопасности китайские дипломаты пытаются убедить соседей в том, что усиление мощи КНР — объективный процесс, который не является для них угрозой, а скорее может способствовать общему развитию.

Пекин поддерживает идею создания коллективных структур и механизмов региональной безопасности с участием Японии, Южной Кореи, РФ и США, например, на основе шестисторонних переговоров по ядерной проблеме КНДР. Вместе с тем, в Китае понимают, что их создание не может происходить без учета американского фактора и сохраняющегося японо-американского военно-политического альянса. Учитывая время от времени возникающую напряженность в отношениях КНР-США и КНР-Япония, создание новой системы безопасности продвигается не так быстро, как хотелось бы. И американцы, и японцы опасаются, что Китай строит эту систему «под себя» и намерен играть в ее рамках лидирующую роль. Но и Китай пока не очень спешит — он намерен «взять свое» на экономическом поле.

Дальнейшая экономическая интеграция Тайваня в КНР, а также развитие региональных интеграционных проектов с АСЕАН, Японией и Южной Кореей позволят Китаю вплотную подойти к реализации проекта «Большого Китая» в Азии. Хотя контуры и содержание этого проекта сегодня до конца не ясны. Как и не ясны все возможные риски для больших и малых стран региона.

Россия, исходя из собственных интересов, через энергетические, транспортные проекты и безопасность, а также, используя возможности владивостокской площадки АТЭС в 2012 году, имеет все возможности для расширения своего присутствия в регионе. Китай теоретически мог бы выступить «лоббистом» в продвижении российских интересов в Северо-Восточной и Юго-Восточной Азии. Насколько перспективной окажется такая российско-китайская связка в регионе — покажет уже ближайшее будущее.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу