Египет: старые актеры на новой сцене?

24.03.11
Эксклюзив

Египет: старые актеры на новой сцене?

Эксперты МГИМО: Сапронова Марина Анатольевна, д.ист.н., профессор, профессор РАН

На фоне происходящих в Ливии событий в Египте уже начался процесс восстановления конституционных институтов и подготовки к парламентским выборам. Армия, восстановив в стране порядок, в сентябре 2010 года должна передать власть гражданскому руководству. 19 марта состоялся референдум по поправкам в конституцию, в котором приняли участие более 40% избирателей. Поправки поддержали 77% проголосовавших египтян (в общей сложности немногим более 14 млн человек), 23% высказались против. О том, что именно изменилось в египетской конституции, почему она больше похожа на временную, и чем грозит проведение парламентских выборов в июне, рассказывает эксперт МГИМО, профессор кафедры востоковедения Марина Сапронова.

Многие зарубежные СМИ уже называют этот референдум «важным шагом на пути к демократии после изгнания диктатора». Им вторят и Братья-мусульмане, заявившие о «победе египетского народа». Этот референдум, на котором избирателям нужно было одобрить или отвергнуть поправки к конституции, стал четвертым в истории Египта с момента принятия действующего Основного закона в 1970 года. Основная «модернизация» египетской конституции произошла еще в 2007 году: тогда на референдуме, созванном по инициативе Х. Мубарака, были одобрены 34 поправки, 12 из которых имели принципиальное значение. Нынешние изменения Основного закона (для разработки которых военные дали Конституционному совету 10 дней) выглядят вполне адекватным ответом на основные требования оппозиции. Можно ли рассматривать эти изменения как основу дальнейшей трансформации политической системы в демократическом русле?

Поправкам подверглись 8 статей, которые вызывали наибольшее раздражение у оппозиции и касались, прежде всего, статуса главы государства (теперь он может избираться на 4 года и переизбираться один раз). Претенденту на высший государственный пост для официальной регистрации теперь будет достаточно заручиться поддержкой 30 депутатов или собрать подписи 30 тысяч избирателей в 15 египетских провинциях; участвовать в выборах смогут и члены партий, имеющих хотя бы одного депутата в парламенте. Согласно старой конституции Египта, для выдвижения кандидату в президенты необходимо было собрать подписи 250 депутатов парламента, что делало невозможным выдвижение независимых кандидатов или кандидатов от партий, не имеющих представительства в парламенте.

Однако пока неясно, как будут проходить сами выборы — видимо, будущий парламент должен будет принять Закон о выборах президента. Именно этот закон (равно как и новый Закон о политических партиях, Закон о СМИ и др.) будет иметь принципиальное значение и покажет реальные рамки и направленность политического процесса. Дело в том, что правовой инструмент, позволявший партии Х. Мубарака доминировать в политической системе на протяжении нескольких десятилетий, был заложен не столько в самой конституции, сколько в текущем законодательстве. Например, в соответствии с действовавшим Законом № 40 от 1977 г. «О системе политических партий» зарегистрировать новую партию было крайне сложно: закон устанавливал целый ряд требований к принципам, задачам, программе, политике и методам осуществления партийной деятельности. Многие партии не регистрировали по причине того, что их цели и задачи повторяют цели и задачи уже существующих партий, что запрещалось законом.

Нынешние конституционные поправки изменяют процедуру введения чрезвычайного положения; отменена статья 179, предоставлявшая президенту широкие полномочия в борьбе с терроризмом. Тем не менее, без изменений осталась статья 5 конституции, которая вызвала бурные протесты Братьев-мусульман в 2007 г., когда был добавлен параграф, запрещающий создание партий и любую политическую деятельность на религиозной основе. Такой запрет уже давно был установлен текущим законодательством АРЕ, но был впервые введен в конституцию.

Остается и спорная статья 88, которая передает контроль над выборами независимым местным, окружным и центральным избирательным комиссиям, состоящим из судей (оппозиция настаивала на полном судебном мониторинге каждой избирательной урны). Но выборы должны проходить в один день, а при таком порядке ясно, что будет недостаток судей (эта проблема уже возникла на выборах в 2010 г.).

Отдельные статьи, отсылающие к текущему законодательству, по-прежнему требуют своей конкретизации и детализации (так, конституция Египта не устанавливает приоритет норм международного права, а шариат остается основой египетского законодательства, против чего выступили копты); конституционные полномочия президента все равно остаются достаточно широкими. Понятно требование демократической оппозиции, призывавшей к пересмотру всего текста Основного закона и голосовавшей против частичных поправок. Скорее всего, в таком виде, в котором эта конституция существует, ее можно рассматривать только как временную.

Тем не менее, принятые поправки позволяют провести парламентские выборы через 3 месяца (предположительно в июне). Однако столь короткий срок ставит в крайне невыгодное положение политические партии, предоставляя абсолютное преимущество основным историческим конкурентам — бывшей правящей НДП и Братьям-мусульманам, которые являются наиболее организованными и готовыми к борьбе за депутатские мандаты. Сможет ли в политическую партию оформиться молодежное протестное движение, которое самоорганизовалось через социальную сеть, пока неясно — подобных исторических прецедентов еще не было.

Создание новых партий — сложный процесс, он требует времени и политических усилий. Так что велика вероятность того, что еще до конца года мы увидим старых актеров на новой сцене.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу