Что может подтолкнуть Израиль к войне с Ираном?

29.03.11
Эксклюзив

Что может подтолкнуть Израиль к войне с Ираном?

Эксперты МГИМО: Чайко Ирина Александровна

Пристальное внимание к событиям в странах Ближнего Востока и Северной Африки не снижет остроты вопроса об иранской ядерной угрозе, о дестабилизирующей роли Ирана в регионе, его пособничестве террористическим организациям, о его непримиримой антиизраильской позиции и опасности прямого военного ирано-израильского столкновения. Мировое сообщество крайне озабочено революционно — бунтарскими и идеологическими целями Ирана, стремлением приобрести статус региональной и ядерной сверхдержавы. Совет Безопасности ООН принимает все новые, более жесткие резолюции по наложению санкций в отношении Тегерана. Россия, подписанным президентом 22 сентября 2010 года указом №1154 «О мерах по выполнению резолюции 1929 от 9 июня 2010 года» приостановила военно-техническое сотрудничество с Ираном. Документ также запрещает въезд на территорию России иранцам, связанным с ядерной программой Тегерана.

Эти и другие принимаемые меры не позволяют на сегодняшний день нейтрализовать иранскую угрозу. Интернет и различного рода издания пестрят заголовками о возможной предстоящей силовой операции против Ирана. Наиболее актуальными в этой связи кажутся рассуждения о вариантах ирано-израильского противостояния. Эксперты предупреждают о реальности войны между странами.

Для Израиля иранское направление внешней политики стало приоритетным. Как заметила эксперт Карасова Т.А., уже из предвыборных программных заявлений в 2009 году было понятно, что «Ликуд» во главе с Б. Нетаньяху считает «усиление ядерных амбиций Ирана более важной задачей, нежели возобновление переговоров с расколотым палестинским руководством». Помимо попыток обрести статус ядерной сверхдержавы в регионе, Иран не лучшим образом влияет на ход палестино — израильского урегулирования, а ХАМАС в секторе Газа на юге и ливанская «Хизбалла» на севере стали своего рода посредниками в его борьбе с Израилем. Многолетнюю историю имеют случаи переправки иранского оружия и снаряжения этим экстремистским организациям. Сегодня арсеналы «Хизбаллы» превосходят арсеналы многих стран ближневосточного региона, а мощь этого ливанского шиитского движения угрожает не только северным, но и центральным районам Израиля. Противореча резолюции ООН 1701 «Хизбалла» разоружаться не думает! В середине марта этого года израильскими спецслужбами было перехвачено судно «Виктория», шедшее под либерийским флагом из Турции в египетский порт Александрия. На борту судна оказалось 50 тонн оружия, которое предназначалось для террористов Сектора Газа.

События в арабских странах становятся фактором нестабильности в Секторе Газа и на западном берегу реки Иордан. Эскалация вокруг Сектора Газа продолжает нагнетаться. Впервые ХАМАС за два последних года берет на себя ответственность за обстрел израильской территории. Активизировался «Исламский джихад» — «Роты аль-Кудс» — военизированное крыло организации на днях взяли на себя ответственность за ракетный обстрел Беэр-Шевы. Комитеты народного сопротивления в Секторе Газа также взяли на себя ответственность за теракт в Иерусалиме 23 марта. В руководстве ЦАХАЛа говорят о необходимости новой широкомасштабной военной операции в Секторе Газа. 22 марта вице-премьер Сильван Шалом заявил о вынужденном свержении власти ХАМАСа, 27 марта на рассмотрение был вынесен новый «Закон о терроре». Итогом же вовлеченности Ирана в военные действия против Израиля через ХАМАС и «Хизбаллу», грозит стать прямое военное столкновение двух государств.

Напряженность вокруг Ирана сохраняется. В феврале военные корабли исламской республики прошли через Суэцкий канал. Оружия на этих кораблях обнаружено не было, они прибыли в сирийский порт Латакия для участия в совместных ирано-сирийских военных учениях, однако событие можно считать знаковым. Подписанная конвенция обязывает Египет пропускать через Суэцкий канал любые корабли стран, с которыми он не находится в состоянии войны. Тем не менее, при Х. Мубараке Иран ни разу не подавал заявок на проход военных кораблей властям Египта.

События начала 2011 года держат Израиль в предельном напряжении. Военные тщательно отслеживают ситуацию в регионе. В конце февраля 2011 года вице-премьер Моше Яалон, касаясь ядерной опасности, исходящей от Тегерана и нынешних беспорядков в арабских странах, намекнул о секретных операциях, предпринимаемых различными израильскими структурами для устранения иранской угрозы. Пока действия Израиля на выпады ХАМАСа, «Хизбаллы» и Ирана носят ограниченных характер, но есть ощущение, что скоро руководство страны может перейти к решительным действиям. По словам Бени Ганца, нового начальника генштаба, Израиль перед лицом внешней угрозы готовиться к крупным военным операциям. Речь идет и о том, что в качестве превентивных мер возможна бомбардировка ядерных объектов Ирана.

Подготовка иранской и израильской сторонами к военным действиям как велась, так и ведется полным ходом. Примеров подготовительных действий бесчисленное множество: увеличение израильского оборонного бюджета; тренировки сил ЦАХАЛа боевых вылетов на дальние расстояния; завершение Израилем разработки противовоздушной системы обороны, отражающие ракетные обстрелы; иранские испытания класса «земля-земля» дальнего радиуса действия; Иран заключил оборонный договор с Сирией, укрепил связи с Турцией; ведется подготовка населения к возможным военным действиям; израильское правительство даже приняло указ об обязательной установке в новых домах воздушных фильтров на случай ядерных, химических или биологических атак, строятся и реконструируются бомбоубежища; 24 июня 2010 года для наблюдения за Ираном Израиль вывел на орбиту спутник-шпион и т.д. Этот список можно продолжить.

Израильский политический обозреватель Haarets Алуф Бен на страницах газеты выражает свою уверенность в скорейшем военном варианте решения иранской проблемы Израилем и пророчит сроки проведения операции — лето 2011 года. К идее военного удара больше склонны премьер-министр Б. Нетаньяху и министр обороны Э. Барак. Главы же израильских служб безопасности придерживаются противоположной точки зрения. Уходя в отставку бывший глава «Моссада» М. Даган предостерег правительство от попыток военного удара по Ирану. Он сообщил, что Тегеран создаст бомбу не ранее 2015 года, а последствия военной агрессии будут иметь слишком высокую цену — начиная от массированного ракетного обстрела территории Израиля с трех сторон (а возможно и из Сирии) до затяжной войны с Ираном, что разрушит экономику страны. Сторонники военного развития события все же считают, что такие последствия не перевесят той угрозы, которой чревато превращения Ирана в ядерную державу. После появления ядерного оружия у Ирана, арабские страны региона включатся в ядерную гонку, а это будет тяжелейшим ударом по безопасности Израиля. Разрушенное же ядерное оборудование, судя по прецедентам Ирака (1981 г.) и Сирии (2007 г.), трудно восстановить. Ядерный проект Ирана, в случае одностороннего военного удара Израиля без участия США, не будет уничтожен полностью, но окажется отсроченным на несколько лет (по мнению различных экспертов на период от трех до восьми лет). Допустимо предположить, что восстановление проекта может и не получиться даже при таком расчете.

Умеренные в правительстве Израиля, выступают против военной операции, но они, как и военные, имеют лишь право совещательного голоса. Решение находится в руках Б. Нетанияху и Э. Барака, а они понимают, что «народ и история не простят им, если Израиль ничего не сделает для остановки ядерной программы Ирана», пишет А. Бен в Haaretz. Агрессивная антиизраильская риторика иранского президента Ахмадинеджада дополнительно провоцирует военный удар. Справедливо утверждать, что «национальный консенсус в этом вопросе абсолютен». Консолидация масс вокруг элиты в этом случае очевидна. «Если грянет война, считает крупный специалист по Ближнему Востоку Е. Я. Сатановский, правительство поддержит оппозиция, возможно, часть арабских депутатов».

Фактором, который может способствовать принятию положительного решения относительно военного удара по Ираку становиться приближение предвыборной кампании в Израиле. Успешная военная операция укрепила бы позиции «Ликуда» и «Ацмаута», помогла бы им остаться у власти. Вспомним, что М. Бегин в 1981 в результате успешной военной кампании по уничтожению иракского ядерного реактора, выиграл выборы. Сейчас, когда авторитет «Ликуда» снизился, такие рассуждения действительно имеют смысл. По итогам интернет-голосования, проведенного израильским агентством «Курсор» с 20 по 27 февраля 2011 года, разочарование в «Ликуде» подтверждается тем, что лишь 15% респондентов увидели перемены к лучшему после прихода партии к власти, 42% придерживаются противоположного мнения. Также 42% участников неудовлетворительно оценили работу Б. Нетаньяху на посту главы правительства. Отвечая на вопрос «за какую партию вы бы голосовали, если бы выборы были сегодня» 56% выбрали НДИ, «Ликуд» — 9%, третья «Кадима» — 6%, новоиспеченный «Ацмаут» Э. Барака совсем не популярен — 0%, Авода — 0%! Кроме того лидер «Ликуда» оказался героем скандала (24 марта 2011 г.), связанного с получением денег от частных лиц, имеющих бизнес — интересы в стране. Оппозиционная «Кадима» незамедлительно обратилась к юридическому советнику правительства с требованием начать уголовное расследование против главы правительства. Внутриполитическая нестабильность и желание правящей партии вернуть общественное доверие могут способствовать принятию радикальных мер в решении иранского вопроса.

Факты атаки на иракский ядерный объект в 1981 году и на северокорейский объект в Сирии в 2007 году приводит в качестве подтверждения концепции о нанесении Израилем военного удара по Ирану в самое ближайшее время профессор Стэлли из Центра стратегических исследований при университете Цюриха. Профессор пишет в швейцарском издании «Блик» в декабре 2010 года, что Израиль чувствует реальную угрозу своему будущему, а в таких случаях «эта страна действует быстро и решительно». Дата начала операции прогнозировалась на март текущего года.

Израиль перед лицом грозящих ему опасностей, оказался в сложнейшей стратегической ситуации. Об опасности сочетания «холокостных страхов» и международной изоляции для Израиля предупреждает уже упоминавшийся Алуф Бен. Оставить региональных игроков, одержимых «свести счеты с противником», один на один друг с другом, означает увеличить опасность возникновения войны. Очевидно, что в противостоянии с Ираном для Израиля важна военная или хотя бы политическая поддержка США, которую он может ожидать до определенного времени. Но при необходимости Израиль будет действовать самостоятельно. Удар Израиля по Ирану может быть позиционирован, как стремление одной региональной ядерной сверхдержавы резко ослабить становление конкурентной другой ядерной сверхдержавы. На случай военных действий допустим целый ряд сценариев в зависимости от того, начнет ли Израиль военную атаку первым, начнет ее с поддержкой или без поддержки США, а может Иран сам сыграет на опережение и т. д.

Нельзя говорить о неминуемой израильской военной атаке против Ирана в ближайшее время. Перечисленное выше — это лишь некоторые факторы способные подтолкнуть Израиль к прямому столкновению с Ираном, а не повод к нему. Активные подготовительные действия — свидетельство серьезности и остроты взаимных претензий. Несмотря на удручающие прогнозы, хотелось бы надеяться на дипломатическое преодоление ирано-израильского противостояния посредством подписания соответствующего документа обеими сторонами. К сожалению, такой вариант очень маловероятен главным образом с силу жесткой идеологической позиции Ирана — категорического непризнания права Израиля на существование! Проблема иранской угрозы миру намного глобальнее, она не сводится только к ирано-израильскому противостоянию, поэтому должна решаться как многоплановая. Дискуссии на этот счет сегодня более чем актуальны.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу