Постсоветский крах Европы

30.03.11

Постсоветский крах Европы

Эксперты МГИМО: Гусев Леонид Юрьевич, к.ист.н.

Евросоюз ужесточит правила предоставления помощи постсоветским странам

Ни да, ни ЕС

Европейский союз собирается серьезно пересмотреть политику в отношении стран бывшего Советского Союза и установить более строгие требования в обмен на предоставляемую помощь. Об этом 29 марта заявил комиссар ЕС по вопросам расширения Штефан Фюле. Он сообщил о намерении Брюсселя уже в мае ввести в обращение обновленную версию программы «Европейское соседство».

Это значит, пояснил он, что Евросоюз продолжит вести ту же политику в отношении сопутствующих территорий, однако возрастет дифференцирование не только между Востоком и Югом, но и внутри этих регионов. Обобщенные подходы будут сведены до минимума, и каждый партнер получит отдельную программу. По словам еврочиновника, в осуществлении пересмотренной политики будут принимать широкое участие новые дипломатические корпуса ЕС и недавно сформированная Служба внешних действий.

«Короче говоря, будет применяться принцип: чем больше реформ, тем больше преимуществ», — развил мысль Фюле министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский. Варшава, напомним, в июле возьмет на себя председательство в ЕС сроком на 6 месяцев. «Пересмотренная политика европейского соседства должна поощрять те страны, которые фиксируют реальный прогресс. Причем, чем быстрее проводятся реформы, чем более открыта страна в отношении европейских процессов, тем скорее должна быть реакция Евросоюза», — отметил он.

В общих чертах звучит все закономерно и ожидаемо. Евросоюзу следовало что-либо предпринять, чтобы хоть как-то обосновать крах своей соседской политики на постсоветском пространстве. Ведь на самом деле, стоит признать, что в наших палестинах он не очень-то и преуспел. А все потому, что Брюссель хотел малой кровью получить большое влияние. Для чего, собственно, и создавал то самое «Восточное партнерство» для шестерки постсоветских республик.

Шестьсот миллионов евро на всех — это совсем не те деньги, которые могут считаться стимулом. К тому же, стремление подстричь всех под одну европейскую гребенку больше напомнило социалистическую уравниловку, чем мотивировало эти страны на серьезные политические поступки. К тому же многие из них восприняли этот формат как европейский предбанник, из которого, если и есть вход в святая святых, то лишь по вызову, по прейскуранту и на время. Причем не факт, что продлевать будут.

Иными словами, ЕС планировал держать эти республики при себе, но на поводке, хоть и красивом и модном. Это у них еще называется ассоциативное членство. В итоге получился провал. Приручить Белоруссию не получилось, Украина — сомнительна, Грузия чревата, Азербайджан и Армения — вообще из другого теста. Вроде с Молдовой кое-что наладили, но и та все еще в подвешенном состоянии, да и с Приднестровьем. Точнее, без него.

Брюссель демонстрирует очевидную усталость от неподъемного покровительства. И пересмотр его доктрины — это, по сути, тот самый прагматизм, который в свое время провозгласила и Россия по отношению к своим партнерам. Вот только Москве за это доставалось, а Европу, похоже, просто достало все.

Новые правила европейского соседства, предусматривающие зависимость отношения к постсоветским странам от их результатов, на самом деле представляют собой закамуфлированный отказ от политики покровительства. И дело даже не только в том, что республики, о которых идет речь, ментально и технологически не способны на быстрые и серьезные реформы, а в том, что у ЕС нет возможности их стимулировать. Внутренние политические и финансовые проблемы, когда не знают, в какой Португалии, Латвии или Греции обвалится экономика. Неустойчивые перспективы зоны евро, которой последние года два стабильно предрекают развал. Тут еще и арабские революции, которые ЕС теперь считает и своим делом тоже.

Объединенной Европе впору самой затягивать пояса. В том числе, и пояс верности демократическим ценностям на постсоветском пространстве. Все это меньше всего способствует политической экспансии. Из этого, конечно, не следует, что Брюссель от нее отказался. Пока просто отложил. Но, как говорят в России, отложить — это уже значит, вежливо отказать.

Тему продолжит российский политолог Леонид Гусев.

Шейнкман: Представители Евросоюза заявили о том, что в отношении к странам постсоветского пространства они намерены изменить свою политику и построить ее по принципу еще советскому «от каждого — по способностям, каждому — по труду». Скажите, пожалуйста, не означает ли этот пересмотр признание того, что политика ЕС на постсоветском пространстве, по сути, провалилась?

Гусев: Да, наверное, можно так сказать. Потому что мы же помним, как в последние годы строилась политика по отношению к бывшим советским республикам. Было и то же самое «Восточное партнерство», которое пару лет назад было объявлено. Потом заключались отдельные договоры со странами, кого-то приближали, кого-то не приближали. Например, председатель Европейского парламента Ежи Бузек, представитель Польши, вообще недавно заявил, что мы раньше надеялись на то, что Украина будет передовым лидером демократии, но теперь после выборов прошлого года мы убедились, что это не так, а теперь у нас новый приоритет — это Молдавия. Это все показывает то, что действительно какой-то устойчивой политики по отношению к постсоветским странам у них не было, да и сейчас нет. Поэтому, я думаю, то, что они заявляют, — это как бы попытка что-то заново сделать. Но, я думаю, она тоже особо ничем не закончится.

Шейнкман: При этом представители Евросоюза заявляют, что материальная помощь, которую ЕС будет оказывать этим странам, зависит от реформ, от их скорости и качества. А способен ли Евросоюз вообще оказывать какую-то существенную материальную помощь?

Гусев: Я думаю, нет. Действительно, видите, что происходит в связи с кризисом, который уже несколько лет бушует в мире. А на европейские страны он тоже оказывает очень сильное влияние. Вы видите, что творится в Греции, а сейчас и в Португалии, в других странах, даже в таких богатых странах, как та же Франция, Германия. Мы видим, какие манифестации проходят. Возьмите ту же Великобританию, где совсем недавно 400 тысяч человек вышли в борьбе за свои права, — профсоюзы организовали. Поэтому изыскать какие-то лишние средства на страны СНГ, я думаю, у них вряд ли получится.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу