Бегство от риска: источник развития и кризиса мировой финансовой системы

29.03.11

Бегство от риска: источник развития и кризиса мировой финансовой системы

Эксперты МГИМО: Харкевич Максим Владимирович, к.полит.н.

На Ученом совете, который состоялся 28 марта, была возрождена традиция заслушивания научных докладов. С докладом выступил заведующий кафедрой международных финансов (бывшая кафедра международных валютных и кредитных отношений) Владимир Дмитриевич Миловидов, который по совместительству является руководителем Федеральной службы по финансовым рынкам России. Тема его сообщения касалась фундаментальных причин мирового экономического кризиса 2007–2008 годов и реакции на него со стороны различных регулирующих структур, в том числе и российских. Грозные напоминания о кризисе уже сошли с лент мировых новостных агентств, пришло время взвешенных суждений и глубокого анализа происшедших событий. Пример такого анализа продемонстрировал заведующий кафедрой международных финансов.

Главным источником структурирования финансовых рынков, по мнению Владимира Дмитриевича, является риск. Риск присущ любой экономической трансакции. Опасность лишиться инвестиций, не возврат долгов и т. п. вынуждает осторожных контрагентов изобретать различные инструменты по минимизации рисков. В частности, таким инструментом являются ценные бумаги. Интересно, что с английского языка ценная бумага (security) дословно переводится как безопасность. Однако ценные бумаги также несут в себе определенные риски, которые финансовые структуры стараются уменьшить, выпуская производные от этих ценных бумаг, так называемые деривативы.

Этот постоянный бег от риска приводит к огромному накоплению производных финансовых инструментов. Продолжается все это до тех пор, пока в экономике в достаточном объеме циркулирует наиболее важный ресурс стабильности — доверие. Как только возникают проблемы с реальным обеспечением многократно накрученных деривативов, доверие в экономике начинает сокращаться, и весь этот огромный пласт обесцененных финансовых инструментов, подобно лавине, с грохотом катится вниз, сметая на своем пути банки, государства и, в конечном счете, обычных людей.

Движимые частным интересом, перераспределяя риски по всей финансовой системе, экономические контрагенты трансформируют таким образом свои частные риски в общественные. Обрушение всей финансовой системы — риск для всего общества, поэтому органы государственной власти любыми средствами стараются не допустить такого обрушения, спасая частные финансовые структуры за счет общественных денег налогоплательщиков.

Реакция регулирующих структур на подобный кризис логична и очевидна: сократить разрыв между реальными активами и их капитализацией, выраженной в ценных бумагах, а также проводить более тщательный мониторинг накопления рисков в системе. Однако эти меры не изменят принципа структурирования мировой финансовой системы — бег от риска. Экономические контрагенты будут по-прежнему убегать от него, создавая для этого все новые инструменты, и регуляторы никогда не смогут их опередить. Как известно, Ахилл никогда не догонит черепаху.

Возникает вопрос: можно ли изменить принцип структурирования мировой финансовой системы? По мнению В.Д. Миловидова, это невозможно. Даже если обособить свою финансовую систему, как это сделали китайцы, принципы существования финансового рынка останутся в ней неизменными.

С точки зрения структурирующего принципа сходным с финансовой системой образом организована система международных отношений. Угроза проиграть возможную войну заставляет государства накапливать значительные запасы оружия, создавать коалиции. В результате такой политики случились две глобальные катастрофы: две мировые войны. Значительное изменение логики безопасности в международных отношений, как полагают некоторые исследователи, было связано с появлением ядерного оружия, которое лишает мировую войну всякого смысла в связи с тем, что победителей в ней быть не может. Мировых войн после этого не было. Хотя конвенциональное оружие продолжает накапливаться в государственных арсеналах.

Возможно ли создать аналог ядерного оружия в финансовой сфере, когда убежать от риска не будет возможности, когда риск настолько велик, что его невозможно перераспределить? Однако нужно ли создавать ядерную бомбу в финансовой сфере, и что она будет из себя представлять? Возможны ли иные, более гуманные и менее рискованные, способы трансформировать логику структурирования мировой финансовой системы? Все эти вопросы остаются пока открытыми. Решить проблему гуманными средствами вряд ли возможно, так как институциональное строительство в финансовой сфере приводит к увеличению в ней доверия, рост доверия стимулирует контрагентов к более рискованным операциям, которые выражаются в увеличении отрыва финансового капитала от реальных активов, что в конечном итоге заканчивается кризисом.

Бег от риска финансистов и их преследование органами финансового регулирования и контроля продолжается. При этом финансисты, как правило, всегда оказываются на полкорпуса впереди, а значит будущие кризисы неизбежны.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Блог УНП
Распечатать страницу