Гонка вооружений: три ограничителя для Китая

15.04.11

Гонка вооружений: три ограничителя для Китая

Эксперты МГИМО: Лузянин Сергей Геннадьевич, д.ист.н., профессор

Станет ли Китай сверхдержавой? Вопрос праздный. Поднебесная на него уже ответила. Беспрецедентные темпы роста экономики, постоянно растущее глобальное влияние, успехи в модернизации армии. Перед нами держава, вес которой в мировой политике скоро может сравниться с США. Вопрос в другом — как китайское руководство будет использовать огромный военно-политический ресурс?

Аналитики дают разные ответы — от предсказания военного столкновения КНР и США до прогнозов, в которых Китаю отводится роль «скромной и ответственной сверхдержавы», избегающей конфликтов с другими странами. Правда, остается вопрос — а что будет с китайским ядерным потенциалом? Какую позицию по этому вопросу займет «пятое поколение» китайских руководителей, которое придёт к власти в 2012 году?

Ядерные ракеты. Сколько их будет у Китая после 2012 года?

Взрывом на полигоне у озера Лобнор в Синьцзяне 16 октября 1964 года Китай вошел в «ядерный клуб». Сегодня в составе еще четырех держав — США, России, Англии и Франции, он представляет официальную ядерную пятерку, которая составляет одновременно институт постоянных членов Совета Безопасности ООН (СБ ООН). Советско-китайская конфронтация конца 1960-х — 70-х годов ХХ в. подстегнула Китай в ядерной гонке за лидерами — СССР и США.

Китайские политологи и историки, изучив печальный опыт и причины распада СССР, одной из ключевых называют истощение экономических ресурсов Советского Союза в условиях ядерной гонки с США. С учетом этого обстоятельства КНР не хотела бы выступать в качестве «противовеса» ядерной Америке, отдавая эту роль России. Китайцы дистанцируются от предложений США начать предварительные консультации по вопросам стратегического оружия, при этом Пекин активно поддерживает процесс российско-американского сокращения по типу недавно подписанного СНВ-2.

Данные о количестве в КНР носителей и боезарядов разные. По одним — в 2009 г. у Китая было 125 баллистических ракет «Дунфан — 5» дальностью 12 000 км и 650 ядерных зарядов. По другим соответственно — 95 и 450. К этому арсеналу добавляют две подводные лодки, оснащенные 12 баллистическими ракетами каждая. В любом случае ядерный ресурс КНР пока несопоставим с потенциалами США и РФ. Это устраивает Китай, который значительно больше усилий и денег вкладывает в развитие космических программ, которые могут быть использованы как в мирных, так и в военных целях.

Гонка вооружений — три ограничителя для Китая

Начнет ли КНР гонку в сфере стратегических вооружений после 2012 года? Вопрос, на который в России и на Западе даются разные (иногда диаметрально противоположные) экспертные оценки. Питательную среду для дополнительных слухов и домыслов создают иногда и сами китайцы. Так, в книге старшего полковника Лю Минфу «Китайская мечта» прямо говорится о том, что Китай должен выйти на сопоставимый стратегический уровень с США и Россией, «иначе Америка отбросит Китай на обочину в третьеразрядные страны». Более того, Лю Минфу не исключает конфликт КНР с США, включая военный, по геополитическим причинам. Понятно, что такие оценки не являются массовыми и определяющими в КНР, но они «подливают масла в огонь».

Вместе с тем существуют три объективных обстоятельства, которые будут ограничивать возможное «ядерное ускорение» КНР. Во-первых, новое руководство после 2012 года вынуждено будет сосредотачиваться в основном на внутренних социально-экономических проблемах, решение которых потребует колоссальных средств. В этих условиях масштабные ракетные проекты могут сказаться на главном приоритете китайской стратегии — внутренних реформах. Во-вторых, при смене поколений в Китае четко работает принцип преемственности во внутренней и особенно во внешней политике. Вряд ли руководители пятого поколения отойдут от него, перейдя к радикальному наращиванию военно-стратегического потенциала. Часть стран Запада и Востока и так без особого энтузиазма наблюдает за пробуждением азиатского гиганта. И любая информация о масштабных ракетных программах подорвет положительный имидж Китая, который он старательно выстраивает, отказавшись даже от термина — «мирное возвышение». Есть и третий психологический ограничитель — нежелание повторить печальный путь СССР…

Китайские генералы — гаранты социализма?

Опыт КПСС и компартий стран Восточной Европы изучен китайским руководством досконально. Извлекают в Китае и уроки из серии «жасминовых революций» в странах арабского Востока. Стабильность режима КПК связывает, в том числе, и с правильным выстраиванием отношений с военными.

Известное изречение Председателя Мао о том, что «винтовка рождает власть» прочно вошло в политическое сознание китайского общества и его элиты. Руководители прошлых поколений помнили о словах великого кормчего, всегда прислушиваясь к настроениям высших военных чинов. Последние, как правило, демонстрировали готовность биться насмерть за социализм с любым внешним и внутренним врагом. Позиция военных по политическим вопросам редко озвучивалась официально, но ее учитывали в китайском руководстве, просчитывая те ли иные сценарии развития, например, тайваньского вопроса, либо при возникновении неожиданных кризисных ситуаций с США, как в случае с американским самолетом-шпионом в апреле 2001 года. Тогда после столкновения с китайским истребителем американский самолет произвел вынужденную посадку на острове Хайнань. Китай проявил твердость: не согласился сразу вернуть экипаж и выдать самолет EP-3, на котором была размещена секретная американская разведывательная аппаратура. Пекину удалось добиться от Вашингтона извинений. Самолет-шпион вернули США в разобранном виде после досконального изучения его китайскими военными экспертами.

Высшая военная элита КНР внимательно наблюдает не только за внешней политикой, но и ходом внутренних, экономических реформ, включая «наступление» капитализма в Китае, социальное расслоение, вестернизацию и пр. Все эти явления вызывают особенное неприятие и раздражение у ветеранов НОАК. Многие открыто говорят о «буржуазных язвах и пороках, которые прорастают на почве китайских реформ». Не случайно бывшие первые лица (Дэн Сяопин, Цзян Цзэминь), уходя со своих постов, в качестве последнего бастиона всегда оставляли председательство в Центральном Военном Совете ЦК КПК (ЦВС). Видимо, по этой же схеме пройдет и передача власти от Ху Цзиньтао к Си Цзиньпину после 2012 г. Перефразируя изречение Мао, можно сказать, что сегодня «винтовка помогает власти не забывать о социализме». И в то же время армия не остаётся в стороне от экономических реформ.

Коммерциализация ВПК. Что имеет Китай, и что получила Россия?

Влияние реформ, безусловно, коснулись и армии. Китай достаточно быстро создает собственный военно-промышленный комплекс (ВПК). Военные государственные корпорации частично используют западный опыт (США и др.), выстраивая коммерческие отношения с гражданскими отраслями и создавая пограничные (полувоенные, полугражданские) компании и предприятия. Иногда трудно определить к какой сфере — военной или гражданской, — относится то или иное предприятие. Коммерция понемногу проникает в НОАК. Высокие технологии, полученные из-за рубежа, либо созданные в китайских экономических зонах, активно используются в военной индустрии. Китай быстро создает не только современную армию, но и военную промышленность по законам идущих в стране реформ.

В 1990-е годы, когда китайский ВПК делал первые шаги, Россия обеспечивала НОАК основными видами оружия, взамен получая большие деньги. За 17 лет российский ВПК получил от Китая около 27 млрд. долларов. Половина всех зарубежных закупок вооружений в этот период приходилось на РФ. Пик российских продаж пришёлся на 1997 год. Тогда доля российского оружия и военной техники составляла 70% от всего китайского военного импорта. С 2006 г. наблюдается спад — 40%, 2007 — 19%. В 2010 Китай закупил в мире военной техники на 3 млрд. долларов, но доля РФ составила 17%.

«Жирные годы» для российского ВПК прошли. Сегодня китайцы хотят новейшие версии вооружений высшего технического уровня и желательно с лицензиями. Идеальным вариантом для китайского военного руководства было бы создание совместного военного производства отдельных видов оружия по типу уже существующей российско-индийской модели производства ракеты БраМос.

Не секрет, что Китай в свое время частично или полностью копировал многие образцы военной техники. Одновременно, используя полученные знания и технику, а так же обладая финансовыми ресурсами, он смог наладить собственное производство и продажу оружия и военной техники за рубеж. А сохраняющееся эмбарго ЕС на военные поставки в КНР уже не дает серьезного эффекта.

Военная стратегия. Откажется ли Китай от «неучастия и неприсоединения»?

Китай всегда строго придерживался принципа неучастия в военных союзах, коалициях, блоках, заявляет о неприменении ядерного оружия первым, о не размещении своих вооруженных сил на иностранных территориях (за исключением миротворческих операций ООН). В 1992 г. Китай подписал Договор о Нераспространении Ядерного Оружия (ДНЯО), а в 1996 г. присоединился к Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ). До этого в КНР было произведено 45 испытательных ядерных взрывов.

Можно ли сегодня говорить об обновлении военной доктрины? Суммируя заявления официальных военных лиц, а также работы известных военных аналитиков (генерал Сюн Гуанькай и др.), можно сказать, что такое обновление идет, и достаточно быстро. Продвигаются идеи «активной обороны» и «быстрого реагирования», частично взятые из американских аналогов. Прорабатывается концепция «ограниченного ядерного удара в целях самозащиты», а так же «стратегических границ и жизненного пространства». Известно так же, что на китайских вервях строятся авианосцы, частично создается, а частично закупается палубная авиация (Су-33, МиГ-29к), что свидетельствует об усилении военно-морской составляющей в общей военной стратегии.

По итогам мартовской сессии китайского парламента — ВСНП в 2011 г. рост расходов на оборону по сравнению с прошлым годом составит 12%. Численность НОАК по данным 2010 г. — примерно 2,2 млн. чел. Эксперты считают, что мобилизационные возможности в случае крайней необходимости теоретически позволяют Китаю довести ее до 50 млн. чел.

Серьезной проблемой для китайского руководства остается относительное отставание КНР от ведущих стран по одному из главных компонентов современного вооружения — стратегическому ядерному оружию. Но если задача сократить разрыв поставлена — она будет решена. «Скромная сверхдержава» уже продемонстрировала — она добивается своего, и порой гораздо в меньшие сроки, чем могут предположить самые смелые эксперты.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу