Зачем США и России арктические войска?

12.05.11

Зачем США и России арктические войска?

Эксперты МГИМО: Воронков Лев Сергеевич, д.ист.н.

Эксперт центра североевропейских и балтийских исследований МГИМО, профессор Лев Воронков рассказал корреспонденту bbcrussian.com Анне Дементьевой, есть ли опасность войн между полярным спецназом разных стран, каким боком Китай может вклиниться в число арктических держав и нельзя ли, наконец, вернуть Аляску России.

В четверг 12 мая в гренландском городе Нууке северные страны, входящие в Арктический совет, готовятся подписать первое в истории совета юридически обязывающее соглашение по Арктике — пока лишь о спасении людей во льдах и на водах. Но это лишь начало эры полярного сотрудничества, считают оптимисты.

Впервые в заседании Арктического совета участвует глава Государственного департамента США.

Хотя в Арктический совет входит семь стран, эксклюзивные права на богатый ресурсами шельф поделила между собой пятерка государств, имеющих выход непосредственно на побережье Северного Ледовитого океана — Дания, Норвегия, Россия, Канада и США.

Но прежде всего профессор Воронков ответил на вопрос, почему госсекретарь США Хиллари Клинтон решила в первый раз посетить арктическую встречу?

Лев Воронков: Это внимание проснулось не вдруг. Еще президент Буш-младший подписал директиву об арктической политике Соединенных Штатов. Более того, есть дорожная карта американских военно-морских сил.

Есть одно обстоятельство, которое делает вопрос еще более актуальным для Америки — США до сих пор не присоединились к конвенции по морскому праву 1982 года. Вашингтон хочет активизировать процесс и добиться все-таки от своих законодателей присоединения к конвенции. Возможно, с этим связана активность госдепартамента США.

Чтобы полнокровно участвовать в проектах, претендовать на континентальный шельф Арктики, на эксклюзивную экономическую зону, им необходима легальная основа.

Би-би-си: Практически все страны «арктической пятерки» одной рукой подписывают соглашения о взаимном сотрудничестве, а другой — формируют подразделения своих собственных арктических войск. Снежные войны между группировками специально подготовленных полярников-коммандос — это миф или все-таки возможная перспектива?

Л.В.: Я посмотрел военную часть арктических стратегий всех стран «пятерки», и ни в одной не говорится о нагнетании военной напряженности или необходимости «войны за ресурсы». Говорится лишь об использовании вооруженных сил «в национальных интересах».

«В свое время, как вы знаете, бывшая русская Америка была продана Соединенным Штатам, и в то время таких понятий, как „континентальный шельф“ или „эксклюзивная экономическая зона“, естественно, не было.» В канадской, американской, да и частично российской стратегии необходимость иметь специальные войска в Арктике объясняется спецификой региона — туда ведь могут проникнуть и контрабандисты, и нелегальные иммигранты, возможно передвижение террористов. Я думаю, все мы заинтересованы в том, чтобы Арктика не использовалась организованной преступностью.

И причин для присутствия НАТО в Арктике я лично не вижу — коммунистического СССР уже нет. У каждого из прибрежных арктических государств свои — национальные, а не блоковые — интересы, и у США, Канады, Норвегии, Дании по Арктике куда больше общих позиций с Россией, чем с другими членами НАТО.

Би-би-си: Между членами НАТО есть территориальные споры по Арктике?

Л.В.: Не территориальные споры, а противоречия. Есть противоречия между США и Канадой по поводу моря Бофорта, есть противоречия между Данией и Канадой. Недавно спорный вопрос о разделении морских пространств был разрешен между Норвегией и Данией.

А Россия, скажем, так и не ратифицировала соглашение Бейкера-Шеварднадзе [соглашение между СССР и США от 1990 года о разделительной линии в Беринговом море].

Но для решения любых конфликтов есть солидная юридическая база, и никакой необходимости в силовых аргументах нет. В гренландском Илулиссате в 2008 году пять арктических стран заявили об этом в своей декларации, и это правильно, я считаю.

Би-би-си: Почему не действует советско-американский договор Бейкера-Шевардназде?

Л.В.: В свое время, как вы знаете, бывшая русская Америка была продана Соединенным Штатам, и в то время таких понятий, как «континентальный шельф» или «эксклюзивная экономическая зона», естественно, не было. Поэтому, когда возникла необходимость учесть новые экономические реалии, США и СССР подписали соглашение о разделе морского пространства. Оно основано на принципе равноудаленности от территорий обеих стран.

Но Верховный Совет СССР договор не ратифицировал. И ситуация до сих пор остается в подвешенном состоянии.

Би-би-си: А нельзя ли каким-то образом вернуть Аляску России? Вопрос, вероятно, глупый, но ведь каждое поколение российских школьников задает его, как только узнает историю продажи Аляски царем Николаем.

Л.В.: Надо иметь в виду, что продавалась не совсем территория Российской империи. Речь шла о «русской Америке» — ею управляли коммерческие фирмы. Проблема абсолютно гипотетическая. Это территория Соединенных Штатов Америки, и поднимать этот вопрос было бы взрывоопасно, да и никому не нужно.

Би-би-си: Все больше интереса к Арктике проявляет Китай, Арктический совет в Нууке в четверг среди прочего обсуждает, предоставить ли КНР статус наблюдателя при совете. Но ведь самая северная точка Китая находится на широте южнее Москвы, каким образом он может вклиниться в число арктических держав?

Л.В.: Только через участие в экономических проектах. Большая часть Арктики находится под юрисдикцией пяти прибрежных государств, в том числе и за пределами 200-мильного шельфа есть возможность закрепить за ними контроль над территорией. Это закреплено международным правом, и юридически ситуация понятна.

Но понятно и то, что оставшиеся «за бортом» хотят получить свой кусок арктического пирога. И вот начинаются предложения — подписать новый международный договор по примеру Антарктики, ввести особое «арктическое управление» (arctic governance), ставится под сомнение способность арктических стран соблюдать нормы охраны окружающей среды и так далее, и так далее.

Если неарктические государства выразят готовность финансировать проекты, не ставя под вопрос юрисдикцию «пятерки» прибрежных государств, их участие будет не только возможно, но и крайне желательно.

Китай может помочь России, к примеру, в оборудовании Северного морского пути — это 5800 километров, от Карских ворот до бухты Провидения. Такие инвестиции будут только приветствоваться.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: BBC Russian
Распечатать страницу