Американцы как русские наоборот

15.06.11

Американцы как русские наоборот

Эксперты МГИМО: Богатуров Алексей Демосфенович, д.полит.н., профессор

Военно-политический компонент играет непропорционально большую роль в российско-американских отношениях

Будущее и настоящее отношений России с Западом не дают покоя ни русским, ни иностранцам. Об этом толкуют в Пекине и Вашингтоне, Тбилиси и Сухуми, Дели и Бразилии. Всем хочется понять, отчего происходят падения и взлеты в отношениях Москвы с западными партнерами, как эти колебания можно направлять (если можно) и каким образом к ним лучше подстраиваться. Найти ответы труднее, чем фиксировать наблюдения.

Парадокс первый. Демократия и авторитаризм. Фонд Макартуров и журнал «Международные процессы» провели недавно в Москве международную конференцию с участием американских и российских звезд по поводу циклических спадов и подъемов в отношениях России с Западом. Итог мозгового штурма показал: сближения Москвы с США происходили чаще не в годы всеобщего мира и подъема либерализма в России, а на фоне региональных войн и ужесточения российской политической власти. Эта закономерность была отчасти нарушена лишь однажды: сближение России и США в начале 1990-х годов происходило одновременно со взрывом региональных конфликтов в Европе и Азии, но на фоне либеральных поворотов в самой России. Во всех других ситуациях фоном улучшения отношений оказывалась «консервативная стабилизация».

Улучшение или охлаждение отношений перестало зависеть от того, какая партия находится у власти в Вашингтоне. Сближения стали случаться и при республиканцах, и при демократах. Взлеты и падения, как раньше, так и теперь, не соотносятся с экономическим наполнением отношений между странами. Торговые и инвестиционные связи остаются на минимуме и не обещают нарастать.

Второй парадокс состоит в том, что циклы сближения и расхождений не взаимосвязаны с улучшением или охлаждением отношений России с Китаем. Западные и российские авторы единодушно возвещают о том, что Китай — единственная и главная альтернатива Западу в политическом, идейном, культурном отношениях. Но на уровне политики это не преобразуется в действительные перемены. Россияне много пишут о китайской альтернативе для России, но признаков того, что такая альтернатива существует, в дипломатической практике обнаружить не удается. Все начинается и завершается на уровне надоедливых теледебатов. На деле Москва развивает отношения с США и КНР порознь, в автономных режимах, не имея намерения, по-видимому, играть в дипломатическую переориентацию.

Парадокс третий — историческое объяснение смысла разрядок в отношениях Москвы и Вашингтона. Если полагаться на анализ российского ученого Алексея Фененко, Россия и США вступали в переговоры по контролю над вооружениями не в годы максимальной угрозы мировой войны, а всякий раз, когда наставало время проводить модернизацию военных потенциалов каждой из сторон. Мир оказывался сопутствующим результатом подготовки к ведению войны на более современном уровне.

При таком подходе проясняется вопрос о причинах регулярных крахов всех известных историкам разрядок. Как только стороны добивались взаимопонимания относительно правил военного строительства на очередной оговоренный срок, они теряли интерес к переговорам и разрядки терпели крах. Так бывало всегда начиная с конца 1960-х. Политики переставали заботиться о формировании благоприятного климата в отношениях, и стороны возвращались к привычным стереотипам. Американцы доставали из пыли страшилки о русском экспансионизме, а мы — всегдашние обиды по поводу американского высокомерия и стремления весь мир переделать по своему образу и подобию.

Довольно неприятное наблюдение в свете смысла того, что происходит сегодня. В нашей стране идет давно назревавшая модернизация оборонного потенциала. Не скрывают аналогичных планов и американцы. Все это вызывает тревогу. Но одновременно думаешь о другом. Если модернизация военных потенциалов — предпосылка будущих циклов переговоров и разрядки, значит, военное строительство — в долгосрочной перспективе — не что иное, как инструмент стабилизации российско-американских отношений?

Российско-американские отношения — это не столько то, что существует на самом деле, сколько то, что люди думают по поводу того, что существует или не существует. При недостаточной экономической наполненности отношений России и США военно-политический компонент играет в них непропорционально большую роль. Но именно эту роль труднее всего самостоятельно оценить простому человеку. Он не может реально составить свое мнение о ней в отличие от качества товара на прилавке. Вот почему в ближайшие годы в российско-западных отношениях определять ситуацию будет управление информационными потоками. Манипулирование информацией — основной инструмент регулирования отношений между Россией с США и Западом в целом. В такой ситуации в Москву собирается прибыть новый американский посол, которому даже его соотечественники не раз указывали на чрезмерную увлеченность демократическим евангелизмом. Непростой момент.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Независимая газета»
Распечатать страницу