10 лет энергичного и взаимовыгодного партнерства

18.06.11

10 лет энергичного и взаимовыгодного партнерства

Эксперты МГИМО: Лукин Александр Владимирович, д.ист.н., PhD

Шанхайская организация сотрудничества — молодая, перспективная региональная структура, обеспечивающая взаимодействие в различных сферах деятельности. Совсем скоро в Астане, а Казахстан с июня прошлого года председательствует в этой организации, пройдет юбилейный — десятый Саммит ШОС, от которого ожидается принятие целого ряда важных решений. Свое мнение относительно функционирования Организации мы попросили высказать международного эксперта — директора Центра исследований Восточной Азии и ШОС Института международных исследований МГИМО МИД России, доктора исторических наук Александра ЛУКИНА, принявшего участие в IV Астанинском экономическом форуме.

— Александр Владимирович, ШОС, которая изначально формировалась как региональная организация комплексного характера сотрудничества, существует 10 лет. В чем, на ваш взгляд, Организацией достигнуты определенные успехи и достижения и где еще ей только предстоит плодотворно поработать?

— Я бы выделил три области сотрудничества в рамках ШОС: безопасность, экономика, культура и образование. Начала Организация свою деятельность с безопасности, поэтому эта сфера сегодня наиболее развита. Проводятся совместные военные учения, создана Региональная антитеррористическая структура, расположенная в Ташкенте. Идет обмен информацией между правоохранительными органами, составляется общий список террористических организаций. А десять лет назад было трудно представить, чтобы, например, Россия и Китай обменивались чувствительной информацией по этим вопросам.

В области экономики дела обстоят похуже. Принят ряд до­кументов, проводится согласование национальных законодательств, что, по сути, должно стимулировать развитие экономического взаимодействия. Формирование ШОС в некоторой степени способствовало росту торговли между отдельными странами, увеличению инвестиций. Но общих проектов, которые бы финансировала сама Организация, ее органы или какой-то банк, как например Евразийский банк развития в ЕврАзЭС, нет.

Сейчас идут разговоры по поводу создания такого органа. Так, китайская сторона предлагает фонд в виде банка, но в некоторых странах существуют опасения, что Китай будет там доминировать, так как согласно предложению Пекина количество голосов должно зависеть от величины взносов. Россия настаивает на создании специального счета, средства которого предполагается использовать для финансирования из бюджета лишь предпроектной подготовки. Сами же проекты должны финансироваться Межбанковским объединением ШОС. Этот вопрос будет обсуждаться на заседании Совета глав государств Организации в июне в Астане.

— В области культуры и образования тоже делается довольно мало. Но есть интересный и амбициозный проект — Университет ШОС.

— Эта работа ведется по линии министерств образования и науки. Университет должен функционировать как сетевой, то есть в ряде уже существующих университетов в государствах — членах ШОС будет идти обучение специальным согласованным программам. К примеру, в России отобрано 16 вузов различного направления. Обучение предполагается начинать с бакалавриата и магистратуры по пяти направлениям: регионоведение, нанотехнологии, IT-технологии, экология и энергетика. Речь идет о том, чтобы готовить специалистов и для самих органов ШОС, но не только. Проблема с кадрами сейчас стоит довольно остро. Китаеведы в России и других бывших частях СССР чаще всего не имеют другой профессии, практически нет, например, нефтяников или металлургов со знанием китайского языка. В Китае ситуация немного лучше. Университет ШОС будет готовить такие кадры, специалистов в ряде областей со знанием, по крайней мере, двух официальных языков ШОС: русского и китайского.

Однако в создании Университета ШОС много технических сложностей. По идее он должен был заработать уже в этом году, но пока я не слышал, чтобы тот или иной студент учился в таком учреждении. Надеемся, в ближайшем будущем этот проект заработает, и тогда это будет большой прорыв.

— Еще один важный вопрос, который будет обсуждаться в Астане, — расширение Шанхайской организации сотрудничества.

— Этот вопрос наполовину технический, наполовину политический. ШОС по уставу является открытой организацией, то есть ее членом может стать любая страна. В отличие от других организаций, куда никто не хочет вступать, ШОС привлекательна для ряда государств. Так, Иран и Пакистан давно подали официальные заявки на вступление в Организацию, а недавно к ним присоединилась и Индия.

Не так давно в Организации было общее понимание, что расширяться рано, что ШОС не созрела, достаточно не развилась. Но это было сутью, а предлог состоял в том, что не были разработаны критерии членства и механизм присоединения. Такие критерии недавно приняты в числе обязательных, такие как: государство должно быть расположено на евразийском пространстве, иметь статус наблюдателя или партнера по диалогу и не должно находиться под санкциями ООН. Таким образом, Иран автоматически не может являться членом ШОС, по крайней мере до того момента, пока не урегулирует свои отношения с внешним миром. Остаются Индия и Пакистан. Монголия пока не подавала заявки, как не претендовали на полное членство и недавно получившие статус партнера по диалогу Беларусь и Шри-Ланка.

Что касается полного членства, то технические вопросы практически решены. Последние до­кументы, касающиеся механизма присоединения, будут подписаны в Астане…

— Необходимость интеграции в мировой политике сегодня мало кто отвергает. Как выглядит ШОС по сравнению с другими международными организациями?

— После распада СССР и ликвидации биполярного мира возник некий вакуум. Мировая политическая система стала сродни Солнечной. С одной стороны, есть Запад и его лидер США — мощное государство, центр силы, с другой — несколько крупных стран, которые поодиночке значительно слабее. Они не находились в конфронтации с Западом, но видение мира порой было другим. А потому они стремятся к объединению по некоторым вопросам, чтобы лучше отстаивать свои интересы.

Именно поэтому некоторые восприняли создание ШОС как одного из центров альтернативных решений в мире. Однако ожидания оказались больше, чем Организация могла реально сделать, тем более так быстро.

10 лет не такой большой срок для становления международных организаций. НАТО существует с конца Второй мировой войны, но первые ее военные акции прошли только в 1990-е годы в Югославии. Евросоюз создавался десятилетиями, и сегодня мы видим его конкретные результаты. А вот АСЕАН существует гораздо дольше ШОС, однако уровень интеграции там гораздо ниже, чем в Европе. Да и Китай не является ее полным членом, а лишь сотрудничает в рамках формулы «АСЕАН плюс три». По сути, ШОС — единственная региональная международная организация, в которой КНР является полноправным членом.

Запад, особенно Европа, пережил десятки войн и столетия развития, прежде чем осознал необходимость интегрироваться для установления более стабильного мира. Но интеграция ведет и к существенной потере суверенитета. Любой договор — это уступка суверенитета, а международная организация — еще большая уступка. Государства ШОС, по сути, молодые. Постсоветским по 20 лет, Китай в нынешнем виде существует с 1949 года. Они с повышенной чувствительностью относятся к вопросам независимости. В Азии в целом всегда наблюдалось повышенное уважение к суверенитету, поэтому и международная интеграция здесь идет туго.

— Обрисуйте, пожалуйста, перспективы Организации, и какая роль в ней отводится Казахстану?

— Что касается обеспечения безопасности, то ШОС — не военный союз, в ней нет обязательств по совместной военной обороне. Однако безопасность — это не только военные действия. Возможны координация борьбы с терроризмом, совместные операции, обмен информацией. Главная угроза всем государствам ШОС исходит с южного направления, с территории Афганистана. Поэтому сейчас Организация в целом и отдельные ее государства активно сотрудничают с международными силами в Афганистане по разным направлениям. Позиции тут не у всех совпадают, но экономическая и политическая стабильность в этой стране в интересах каждого. Как пример активных действий — обучение афганских студентов, которое проводят Россия, Китай и Казахстан.

Ваша республика играет активную роль в ШОС, во всех ее интеграционных процессах и всегда выступает за больший уровень сотрудничества. Если говорить об экономическом сотрудничестве, только три страны (Россия, Китай и Казахстан) способны финансировать совместные проекты. Важно, что ШОС не просто российско-китайская организация и Казахстан занимает в ней активную позицию.

В российских правительственных кругах существует мнение, что ШОС должна быть в большей степени организацией в сфере безопасности, чем в экономике, а экономическая интеграция выгоднее в ЕврАзЭС, Едином экономическом пространстве, и в рамках этих структур принимаются действительно очень полезные договоренности: впервые мы видим результаты интеграции, касающиеся простых людей. Но, мне кажется, что пренебрегать экономическим сотрудничеством в рамках ШОС все же недальновидно. Так как Китай, напротив, рассматривает ШОС, прежде всего, как экономическую организацию. И если другие страны активно не подключатся к этому процессу, то экономические проекты КНР будет вести в одностороннем порядке. Что уже, впрочем, и делает, если вспомнить их «связанные» кредиты государствам Центральной Азии.

Однозначно можно сказать, что ШОС будет развиваться, хотя, возможно, и не так быстро, как многим хотелось бы. Организация, безусловно, уже сейчас занимает собственную нишу в регионе и пользуется авторитетом во всем мире. Как говорил Мао Цзэдун, перспективы светлые, но путь извилистый.

Асель МУКАНОВА

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Казахстанская правда»
Распечатать страницу