Международный уголовный процесс по делу Каддафи: политика или право?

05.07.11
Эксклюзив

Международный уголовный процесс по делу Каддафи: политика или право?

Эксперты МГИМО: Волеводз Александр Григорьевич, д.юрид.н.

Решения о выдаче ордеров на арест М. Каддафи, его сына С. Каддафи и начальника военной разведки Ливии А. Аль-Сенусси вызвало поток различных, порой диаметрально противоположных оценок. От исключительно позитивно оценивающих решения Международного уголовного суда (МУС) в качестве фактора, который, возможно, будет способствовать установлению мира в Ливии — до крайне отрицательных, обличающих МУС на примере этих решений в исключительной политизированности и избирательности. Подобные оценки недалеки от истины, место которой в любой дискуссии, как известно, где-то посередине между крайними мнениями. Профессор кафедры уголовного права, уголовного процесса и криминалистики МГИМО Александр Волеводз делится своим экспертным мнением по этому вопросу.

I. 27 июня 2011 года Палата досудебного производства МУС удовлетворила ходатайство Прокурора МУС и приняла решение о выдаче ордеров на арест М. Каддафи, его сына Сейфуль-Ислама Каддафи и начальника военной разведки Ливии А. Аль-Сенусси.

По мнению высоких судей, имеются разумные основания полагать, что названные лица несут ответственность за совершение в период с 15 по 28 февраля 2011 года на территории Ливии преступлений против человечности в форме причастности к массовым убийствам и преследованиям гражданского населения.

Судьи пришли к выводу, что в соответствии с п. 1 ст. 58 Римского статута МУС, арест представляется на данном этапе необходимым для обеспечения явки этих лиц на судебное разбирательство, обеспечения того, что они не создадут препятствий или угрозы для ведущегося расследования преступлений, за которые они предположительно несут ответственность, и для предупреждения совершения ими новых преступлений.

В соответствии с решением Палаты, ордеры на арест направлены всем государствам-участникам Римского статута, государствам-членам Совета Безопасности ООН, не являющимися участниками Статута МУС и правительству Ливии.

II. Основные доводы критиков состоявшегося решения сводятся к тому, что:

— во-первых, МУС не должен вмешиваться в политические процессы, а вправе лишь осуществлять правосудие;

— во-вторых, Ливия не ратифицировала Римский статут МУС (являющийся международным договором) и не участвует в нем, в силу чего МУС не обладает юрисдикцией в отношении руководителей Ливии, поскольку по общему правилу договор не создает обязательств или прав для третьего государства без его на то согласия, а такого согласия Ливия не давала;

— в-третьих, ордер на арест выдан Судом в отношении действующего главы государства, пользующегося иммунитетом от уголовного преследования.

Между тем, за сложностью внутриполитических процессов в Ливии, вмешательством сил НАТО, «злой волей» МУС и личностью Каддафи критики решений МУС забывают о состоянии сложившегося на сегодняшний день международного правопорядка, который является основным условием существования нормальных международных отношений. И который, пожалуй, предопределил сегодняшнюю ситуацию с делом М. Каддафи и других.

III. Одним из институциональных механизмов поддержания международного правопорядка является система международного уголовного правосудия, центральным элементом которой на сегодняшний день является Международный уголовный суд. При этом к его полномочиям относится не только отправление правосудия.

В отличие от внутригосударственных судов, исключительной задачей которых является только осуществление правосудия, современная система международного уголовного правосудия в лице МУС и других входящих в нее международных судов уголовной юрисдикции, имеет более широкий круг задач, поставленных перед ней международным сообществом. К ним относятся:

(1) пресечение международных преступлений, общественная опасность которых признана международным сообществом, привлечение к ответственности и наказание лиц, виновных в совершении этих преступлений,(2) защита от таких преступлений международного сообщества в целом, каждого его члена и всех людей,

(3) предупреждение международных преступлений и на этой основе восстановление и поддержание мира и безопасности.

IV. Для решения этих задач используется особый международный уголовный процесс, принципы и нормы которого берут свое начало от Нюрнбергского и Токийского Международных Военных Трибуналов, а ныне закреплены в ряде международно-правовых документов. Процессуальный порядок деятельности МУС урегулирован его Статутом, Элементами преступлений, Правилами процедуры и доказывания, а также некоторыми другими документами.

Согласно ст. 13 Римского статута МУС может осуществлять свою юрисдикцию в отношении международных преступлений, указанных в его Статуте, если:

(a) ситуация, при которой, как представляется, были совершены одно или несколько таких преступлений, передается прокурору государством — участником;

(b) ситуация, при которой, как представляется, были совершены одно или несколько таких преступлений, передается прокурору Советом Безопасности ООН (далее СБ ООН), действующим на основании главы VII Устава Организации Объединенных Наций;

© прокурор начал расследование в отношении такого преступления, возбудив его proprio motu на основе информации о преступлениях, подпадающих под юрисдикцию Суда.

Персональная (ratione personae) юрисдикция МУС основана на принципе гражданства и принципе территориальности. Она распространяется на граждан государств-участников Статута или если преступление совершено на территории такого государства. Это условие не распространяется на случаи, когда соответствующая ситуация передается на рассмотрение Прокурору МУС Советом Безопасности ООН — в таком случае под его юрисдикцию могут подпадать и граждане государств, не участвующих в Статуте, а также случаи, когда преступление совершено на территории такого государства.

Именно поэтому решению о выдаче ордеров об аресте М. Каддафи, С. Каддафи и А. Аль-Сенусси предшествовала Резолюция 1970 (2011) СБ ООН от 26 февраля 2011 года. Резолюция требует немедленного прекращения насилия и репрессий, полного соблюдения прав человека и международного права и привлечения к ответственности тех, кто несет ответственность за это насилие. В соответствии с ней этим требованиям придается практический смысл благодаря введению запретов на поездки, «замораживанию» активов, эмбарго на поставки вооружений. Считая, «что широкомасштабные и систематические нападения на гражданское население, происходящие в настоящее время в Ливийской Арабской Джамахирии, могут квалифицироваться как преступления против человечности», СБ ООН, действуя на основании главы VII Устава Организации Объединенных Наций и принимая меры на основании статьи 41 Устава, постановил в числе иного:

— «передать вопрос о ситуации в Ливийской Арабской Джамахирии в период с 15 февраля 2011 года на рассмотрение Прокурора Международного уголовного суда» (п. 4),

— «что ливийские власти должны в полной мере сотрудничать с Судом и Прокурором и оказывать им всю необходимую помощь во исполнение настоящей резолюции, и, признавая, что государства, не являющиеся участниками Римского статута, не несут обязательств по Статуту, настоятельно призывает все государства и соответствующие региональные и прочие международные организации сотрудничать с Судом и Прокурором в полном объеме» (п. 5).

Резолюция 1970(2011) была принята единогласно. Она представляет собой политическое решение Совбеза ООН. Но к ней нельзя относиться как исключительно к политическому документу, оторванному от международного уголовного правосудия. Ведь эта резолюция — ни что иное как официальный, предусмотренный упоминавшимися нормами международного права повод для начала международного уголовного процесса МУС по ситуации в Ливии, не являющейся участником МУС. Четкое понимание Совбезом ООН этого обстоятельства следует и из различия в формулировках: по отношению к государствам в п. 5 резолюции содержится призыв, а в отношении Ливии — обязательство.

И этот процесс был начат Прокурором МУС в строгом соответствии с его Статутом.

Согласно п. 1 ст. 24 Устава ООН «для обеспечения быстрых и эффективных действий Организации Объединенных Наций ее Члены возлагают на Совет Безопасности главную ответственность за поддержание международного мира и безопасности и соглашаются в том, что при исполнении его обязанностей, вытекающих из этой ответственности, Совет Безопасности действует от их имени».

Передачей Прокурору МУС ситуации по Ливии, не являющейся государством-участником МУС, Совет Безопасности ООН от имени всех членов этой международной организации согласился с тем, что расследование данной ситуации и уголовное преследование всех лиц будет осуществляться в соответствии с нормами, предусмотренными в Римском статуте, Элементах преступлений и Правилах процедуры и доказывания.

V. А нормами этих документов, в частности, ст. 58 Статута МУС, прямо предусмотрено, что в любое время после начала расследования Палата предварительного производства выдает, по заявлению прокурора, ордер на арест того или иного лица, если, рассмотрев это заявление и доказательства или другую информацию, представленные прокурором, она удостоверилась в том, что:

a) имеются разумные основания полагать, что это лицо совершило преступление, подпадающее под юрисдикцию Суда; и

b) арест данного лица представляется необходимым:

i) для обеспечения его явки на судебное разбирательство,ii) для обеспечения того, чтобы это лицо не создавало препятствий или угрозы для расследования или судебного разбирательства, или

iii) в соответствующих случаях, для предупреждения продолжения совершения лицом этого преступления или связанного с ним преступления, которое подпадает под юрисдикцию Суда и которое сопряжено с теми же обстоятельствами.

Решение о выдаче ордеров на арест, с которым можно свободно ознакомиться в соответствующем разделе сайта МУС в Интернете, соответствует требованиям, вытекающим из норм ст. 58 Статута МУС, выполнено в высокопрофессиональной манере и не вызывает сомнений с позиции независимости Суда. Оно представляет большой интерес для юристов-международников и, несомненно, послужит поводом для многочисленных дискуссий.

Особенно дискуссий, связанных с тем, что один из ордеров выдан на арест выдан Судом в отношении действующего главы государства, причем государства, не являющегося участником Римского статута МУС.

VI. Хотя это и не первый ордер на арест действующего главы государства, выданный МУС, неполная правовая определенность с международным уголовно-правовым иммунитетом действующих глав государств, безусловно, ляжет в основу дальнейших дискуссий, а кроме того серьезно осложнит исполнение ордера на арест М. Каддафи.

В этой связи, не претендуя на истину в последней инстанции, позволю себе обратить внимание читателей на следующее.

Статья 27 Римского статута МУС предусматривает, что он:

— Применяется в равной мере ко всем лицам без какого бы то ни было различия на основе должностного положения. В частности, должностное положение как главы государства или правительства, члена правительства или парламента, избранного представителя или должностного лица правительства ни в коем случае не освобождает лицо от уголовной ответственности согласно настоящему Статуту и не является само по себе основанием для смягчения приговора.

— Иммунитеты или специальные процессуальные нормы, которые могут быть связаны с должностным положением лица, будь то согласно национальному или международному праву, не должны препятствовать осуществлению Судом его юрисдикции в отношении такого лица.

Однако ст. 27 Статута подлежит исполнению в совокупности с п. 1 ст. 98, согласно которой «Суд не может обращаться с просьбой о предоставлении в распоряжение или с просьбой о помощи, которая требовала бы от запрашиваемого государства действий, противоречащих его обязательствам по международному праву в отношении государственного или дипломатического иммунитета лица или имущества другого государства, до тех пор, пока суд не заручится сотрудничеством этого другого государства в вопросе отказа от иммунитета».

В силу этого, МУС обладает юрисдикцией в отношении высших должностных лиц государств — участников Римского статута. Но если подозреваемым является наделенное международным иммунитетом должностное лицо третьего государства, МУС должен сначала заручиться согласием этого государства на привлечение такого лица к ответственности.

Такая правовая конструкция обусловлена тем, что любой действующий глава государства обладает в соответствии с международным обычным правом персональным иммунитетом от уголовного преследования. После того, как он оставит свою должность, он будет продолжать пользоваться функциональным иммунитетом, то есть в отношении действий, совершенных в официальном качестве в период нахождения в должности.

Полагаю, вряд ли Ливия даст такое согласие.

VII. В научной литературе в последние годы, особенно в связи с решением МУС от 4 марта 2009 года о выдаче ордера на арест Омара Аль-Башира, действующего Президента Судана, высказывались различные соображения и приводились аргументы, но единой позиции в науке международного права не выработано.

Ряд судебных решений, затрагивавших эту проблему, не содержат достаточной юридической аргументации, а выработанные ими правовые позиции по cвоему характеру своему являются незавершенными, хотя и могут быть использованы для толкования.

Сама Палата предварительного производства МУС в решении о выдаче ордера на арест, обсуждая юрисдикцию Суда ratione personae, вопроса об иммунитете не коснулась. Однако настоящее решение не препятствует рассмотрению данного вопроса на последующих стадиях процесса. Тем более, что в Резолюции 1970(2011) подчеркивается «необходимость привлечь к ответственности тех, на ком лежит вина за нападения на гражданских лиц, в том числе нападения, совершенные подконтрольными им силами».

А Резолюция 1973 (2011), принятая Советом Безопасности 17 марта 2011 года, ссылаясь на решение передать вопрос о ситуации в Ливии Прокурору Международного уголовного суда, подчеркнула, «что те, кто несет ответственность за нападения на гражданское население, включая нападения с использованием авиации и военно-морских сил, или причастен к таким нападениям, должны быть привлечены к ответственности».

Таким мне видится дело Каддафи. И политическим. И уголовным.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу