Горькая пилюля для ВТБ

07.07.11
Эксклюзив

Горькая пилюля для ВТБ

Эксперты МГИМО: Столбов Михаил Иосифович, д.экон.н., доцент, профессор РАН

Одним из наиболее резонансных событий последних дней в российской экономике можно считать раскрытие истинного положения дел в приобретенном группой ВТБ Банке Москвы. Откровенно «плохие» и сомнительные активы по итогам проверок Счетной палаты и Банка России составили порядка 300 млрд. руб., что составляет около 30% совокупных активов Банка Москвы и более чем в 2 раза больше его капитала. Событие оценивает эксперт МГИМО, замдекана Факультета прикладной экономики и коммерции Михаил Столбов.

В целях санации Агентство по страхованию вкладов (АСВ) должно предоставить Банку Москвы обеспеченный заем в размере 295 млрд. руб. по ставке 0,51% сроком на 10 лет. Параметры этого кредита (существенная сумма, процентная ставка многократно ниже рыночной, долгосрочность) позволяют рассматривать его как увеличение так называемого субординированного капитала Банка Москвы. Масштабная рекапитализация этой кредитной организации невольно напоминает события 2008—2009 гг. Собственно юридическим основанием для оказания поддержки и стал ФЗ № 175 «О дополнительных мерах для укрепления стабильности банковской системы в период до 31 декабря 2011 г.», принятый «под кризис» в октябре 2008 года.

Как оценить это событие? В нем есть все признаки спасения по принципу «too big to fail». Дисциплинирующая оговорка, согласно которой АСВ окажет поддержку при условии предварительного увеличения уставного капитала Банка Москвы за счет средств группы ВТБ в размере 100 млрд. руб., несколько сглаживает ситуацию морального риска, но принципиально оценку не меняет. Собственно, моральный риск уже проявился. Помимо прежнего менеджмента Банка Москвы, неприятные вопросы, безусловно, следует адресовать надзорному блоку в Банке России. Ведь такой масштаб активов под списание не мог возникнуть в течение короткого периода времени: наверняка его признаки можно было заранее выявить даже при всей «пластичности» банковской отчетности, составленной по российским стандартам. Сомнения возникают в надлежащей работе аудитора (BDO). Наконец, большую разборчивость могли бы проявить и сами покупатели, несмотря на ажиотаж и фактически вынужденный характер оперативного осуществления сделки.

Вместе с тем, альтернативы вливания государственных средств не просматривается. Банк Москвы характеризуется приличными депозитной базой и портфелем кредитов, выданных физическим лицам (13% от совокупной величины кредитов).

В краткосрочном периоде разрешение ситуации вокруг Банка Москвы станет важным сигналом для инвесторов, в том числе, иностранных, и таким образом можно будет определить, насколько результативной окажется будущая приватизация части госпакета ВТБ.

В длительной перспективе данный кейс демонстрирует, что консолидация банковского сектора в России может столкнуться с определенными трудностями, даже если инициатором поглощения/слияния выступает банк с госучастием в капитале. Наверняка подобных «токсичных» муниципальных и региональных банков в России, активно участвующих в кредитовании связанных с ними лиц (relationship lending) и способных предложить поглощающей стороне «проглотить горькую пилюлю», найдется немало.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу