«Странная конференция» и через 60 лет продолжает задавать работу политикам и дипломатам

18.08.11
Эксклюзив

«Странная конференция» и через 60 лет продолжает задавать работу политикам и дипломатам

Эксперты МГИМО: Мунтян Михаил Алексеевич, д.ист.н., профессор

8 сентября 2011 года исполняется 60 лет со дня окончания одной из самых странных конференций периода «холодной войны» — Сан-Францискской, — превращенной ее организаторами в простую процедуру подписания подготовленного США проекта мирного договора с Японией. В этом документе были подвергнуты ревизии некоторые договоренности руководителей ведущих стран Антигитлеровской коалиции, и в него не принимались никакие поправки. Знаменательна эта мирная конференция стала и тем, что для участия в ней не были приглашены представители КНР, КНДР, Демократической Республики Вьетнам, внесших в антияпонскую войну существенный вклад, а также других подвергшихся японской агрессии стран Юго-Восточной Азии.

Делегация Советского Союза на конференции в Сан-Франциско выдвинула целый ряд замечаний и предложений, главными из которых было требование привлечь к работе по окончательному формированию документа представителей Пекина и требование о включении в мирный договор статьи о выводе из Японии после вступления в силу этого документа всех иностранных войск. И так как конференция отказалась принять во внимание советские инициативы, СССР не стал подписывать принятый ею документ. Но если бы сан-францисский мирный договор с Японией своими нечеткими положениями не создал территориальную проблему между СССР и Японией в годы «холодной войны», не разрешенную и после ее окончания, вряд ли бы мы заметили этот юбилей.

Это очередное «нет» сталинской дипломатии и у нас в стране, и за рубежом нередко характеризуется как ошибка. Так оценивал это событие в своих мемуарах Н.С. Хрущев. И понятно, ведь именно он подписал Московскую декларацию, признававшую правомерность притязаний Японии на 2 из 4-х островов Южных Курил; именно он сумел рассориться с китайским руководством, сведя близкое союзничество двух стран к минимальным межгосударственным отношениям. Но считать, что это «большая ошибка», и только «ошибка» было бы еще большей ошибкой и можно лишь в случае, если вырвать связанные с японским мирным договором события из региональных и глобальных международных отношений, то есть:

— закрыть глаза на возникновение КНР и КНДР и предгрозье «корейской войны»;

— не видеть, что союз с Китаем, КНДР и ДРВ стал одним из серьезнейших факторов советской сверхдержавности;

— не признавать, что США нуждались в военных базах на японских островах для сдерживания континентальных евразийских гигантов;

— не учитывать, что все акторы развертывавшейся в данном случае политической драмы действовали в рамках тогда существовавших правил и принципов, и за каждым из них стояла «своя правда».

В 4-м номере «Вестника» опубликованы статьи А.А. Кошкина «Громыко говорит «нет»: к истории заключения послевоенного мирного договора с Японией» и А.В. Иванова «Юбилей одной ошибки». В первой из них освещаются перипетии подготовки мирной конференции в Сан-Франциско 1951 года и мирного договора с Японией, и одновременно — японо-американского «договора безопасности», который сохранял военно-политический контроль США над Японией. В ней также анализируются последствия отказа СССР подписать мирный договор в Сан-Франциско в плане дальнейших попыток Японии подвергнуть сомнению суверенитет Советского Союза над Южным Сахалином и Курильскими островами.

Во второй статье исследуется факт неподписания мирного договора нашей страной как повод для заявлений о незаконности владения Россией Курильскими островами. Кроме того, японская сторона пытается доказать, что Южные Курилы не входили в состав Курильских островов, от которых она отказалась по мирному договору, поэтому данные 4 острова считаются незаконно оккупированными «северными территориями» Японии. В связи с этим Токио даже позволяет себе считать недружественным актом их посещение российским президентом. В статье автор также рассматривает связь выступлений Японии по «северным территориям» с эволюцией позиции США по этой проблеме.

Авторы обеих статей исходят из того, что у России и Японии нет иного выбора, кроме как договариваться. И чем более глубокими и широкими становятся связи двух народов в различных областях, в первую очередь в экономике, тем ближе становится и заключение мирного договора между двумя странами, и взаимовыгодное, справедливое разрешение территориальных вопросов. А.В. Иванов приводит в этой связи мнение профессора университета Аояма Гакуин (Токио) Сигэки Хакамада. В его интернет-блоге, рядом с рассуждениями о необходимости усиления давления на Россию с целью побудить ее согласиться на решение территориального спора на японских условиях, содержатся и такие высказывания: «Я думаю, что частные оценки России как страны, которая необходима Японии, являются правильными. Если говорить о России, то она не смотрит на Японию с такой враждебностью, как Китай, она не желает поработить Японию. Конечно, нельзя отрицать, что она [Россия], рассматривая Японию как маленькую страну, проводит [в отношении нее] угрожающую внешнюю политику. Но она является более предпочтительной [для Японии], чем повторяющий злобные высказывания Китай. Имеющиеся у Китая сырьевые ресурсы есть и у России. И даже если считать огромный рынок Китая важным для Японии, страной, к которой Японии следовало бы «прилепиться» в первую очередь, является Россия».

Подробнее читайте в очередном номере «Вестника МГИМО-Университета». Подписка на журнал продолжается, наш индекс в ОАО «Роспечать» — 66009.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу