Маленький урок для большого человечества

26.08.11
Эксклюзив

Маленький урок для большого человечества

Эксперты МГИМО: Волеводз Александр Григорьевич, д.юрид.н.

В Международном уголовном суде во время прений обвинения по делу «Прокурор против Томаса Лубанги Дьило» произошло историческое событие. В суде был дан открытый урок всем сторонникам и противникам Международного уголовного суда. Воздать должное человеку, который провел этот урок, мой человеческий и профессиональный долг.

В Международном уголовном суде (МУС) завершается рассмотрение по существу дела «Прокурор против Томаса Лубанги Дьило» (The Prosecutor v. Thomas Lubanga Dyilo). Последний обвиняется в том, что, будучи основателем и лидером так называемого «Союза конголезских патриотов» и командующим его военного крыла — «Патриотических сил освобождения Конго», в период с сентября 2002 года по 2 июня 2003 года совершил военные преступления, предусмотренные статьями 8(2)(b)(xxvi) и 8(2)(e)(vii) Римского статута МУС. А именно: осуществлял набор и вербовку детей в возрасте до пятнадцати лет в состав вооруженных сил или групп и использовал их для активного участия в боевых действиях. В ходе судебных заседаний стороной обвинения были представлены убедительные доказательства того, что глава повстанцев издал распоряжение, по которому каждая семья должна была предоставить его вооруженным силам деньги, корову или ребенка. Детей обучали, давали им оружие и заставляли воевать, грабить и жечь дома наравне со всеми — причем речь идет о трех тысячах завербованных от 8 до 15 лет. Нередко взрослые использовали детей-солдат и как секс-рабов.

На протяжении последних дней в процессе выступили обвинители, сегодня выступят представители защиты. Но 25 августа 2011 года в достаточно спокойном распорядке суда произошло событие, значение которого невозможно переоценить. Достаточно сказать, что в какой-то момент деятельность всего МУС оказалась, если можно применить этот термин к Высокому Суду, парализована. Не только участники процесса, находившиеся в зале судебных заседаний, но и весь персонал суда, оторвавшись от текущих дел и приникнув к мониторам внутренней трансляции, внимательно и с почтением следили за происходящим.

На трибуну обвинения был приглашен бывший прокурор Нюрнбергского военного уголовного трибунала. Человек, который в свои 92 года олицетворяет международное уголовное правосудие, его патриарх Бенджамин Б. Ференц.

Его речь была краткой, ясной, твердой и юридически точной. Речь обвинителя, пронизанная пафосом и пониманием того, что не может быть мира без справедливости, не может быть справедливости без закона, и не может быть осмысленного закона без суда, который решает, что справедливо и законно во всех обстоятельствах. Он завершил свою речь призывом: «Позвольте голосу и вердикту уважаемого мирового Суда говорить сегодня для того, чтобы пробудить в мире совесть»:

После происшедшего вряд ли у кого-то должны оставаться сомнения в том, что дело Томаса Лубанги Дьило станет первым, по которому Международный уголовный суд в недалеком будущем вынесет свой приговор.

Но, как я полагаю, Бенджамин Ференц не просто выступил в МУС со стороны обвинения. Это был урок мудрого человека, рассчитанный на то, что «внимающий — услышит и поймет».

А услышать и понять есть что. Своим появлением в зале судебных заседаний МУС и речью Ференц показал: отныне заканчивается эра «временных схем» международной уголовной юстиции, с ее ad hoc и судами «победителей», а также размышлениями на тему «Что бы еще учредить?». Наступает время нормального международного уголовного правосудия. А если так, то давайте не забывать, что все равны перед законом и судом. Не оставайтесь без защиты МУС, но и не надейтесь уйти от ответственности, оставаясь в стороне от участия в его Статуте.

Будем надеяться, что урок усвоят и мои соотечественники.

Эта надежда, жизнь и судьба Б. Ференца, его деяния и их всемирно признанные итоги, а также то, что мне посчастливилось несколько лет тому назад лично общаться с этим обаятельнейшим человеком, позвали меня «взяться за перо».

Бенджамин Ференц родился в 1920 году. После Первой мировой войны его родители, спасаясь от преследований, которым подвергались венгерские евреи на территории Румынии, эмигрировали в США. Бенджамину повезло: он сумел поступить в Гарвардскую школу права и с успехом окончил ее. Во время Второй мировой войны, проходя военную службу в качестве рядового, Ференц участвовал в высадке союзников в Нормандии и в боевых действиях в Арденнах. Судьба хранила его — прослужив и провоевав в армии почти три года, Б. Ференц был уволен в запас в звании сержанта. Но к мирной жизни так и не приступил, т.к. в конце 1944 года получил назначение в отдел военно-юридической службы при штаб-квартире Третьей армии США и до конца войны занимался расследованием зверств фашистов против военнослужащих США и военнопленных. Об этом времени сам Ференц позднее напишет: «Мои чувства притупились, а мозг создал искусственный барьер между мной и реальностью — это была защитная реакция, позволявшая не сойти с ума от того, что я видел. Однако полученная психологическая травма навсегда наложила отпечаток на мою психику… Как только закончилась война и у меня появилась такая возможность, я уехал из Германии и надеялся, что никогда больше туда не вернусь».

Но судьба распорядилась иначе. Бенджамин Ференц по решению военного ведомства был включен в состав команды обвинителей от США в Международном военном трибунале, который проходил в Нюрнберге над главными военными преступниками.

О значении Нюрнбегского процесса существует большое число работ. Тем не менее, позволю напомнить, что его Устав и Приговор, в числе прочего, создали фундаментальную международно-правовую базу для суда над военными преступниками, независимо от их ранга и служебного положения, что стало важной вехой для осуждения в дальнейшем не только главных военных преступников, но и тех лиц, которые совершали аналогичные преступления. Устав послужил основанием для формирования иных судебных органов, призванных в первые послевоенные годы осуществлять уголовное преследование лиц, виновных в совершении преступлений против мира и человечности, а также военных преступлений.

Так, в целях создания в Германии единообразной правовой основы для судебного преследования других военных преступников, помимо главных, дела которых рассматривались Нюрнбергским трибуналом, Контрольный совет в Германии принял 20 декабря 1945 г. Закон №10. На его основании США учредили в составе оккупационной администрации американской зоны в Германии Военные уголовные трибуналы. За период 1946-1949 гг. эти трибуналы провели 12 судебных процессов. Из них четыре дела были связаны с обвинениями в совершении преступлений против мира. Но было и еще 8 судебных процессов, по которым обвинения предъявлены в совершении военных преступлений и преступлений против человечности. О них нашим современникам, в общем-то, известно мало.

Одним из них был процесс по «делу айнзатцгрупп» (The Einsatzgruppen Case). На начальном этапе войны за войсками вторжения на территорию Польши и СССР шли специальные подразделения, известные как айнзатцгруппы СС, с задачей уничтожать тех, кто мог представлять угрозу для нацистской Германии. Они истребляли евреев (будь-то дети, женщины или мужчины), цыган и других «недочеловеков». Именно Бенджамину Ференцу за короткий срок в послевоенной Германии удалось собрать доказательства того, что айнзатцгруппы СС за два года уничтожили более миллиона лиц из числа гражданского населения. С доказательствами на руках он был назначен главным обвинителем на процессе над айнзатцгруппами, который завершился обвинительным приговором в отношении 22 руководителей, включая 6 генералов СС: 13 обвиняемых были приговорены к смертной казни, а остальные — к длительным срокам лишения свободы.

Уже тогда Б. Ференц стал понимать, что в международном правосудии «мы не жаждем мести и просим не просто о справедливой каре. Мы просим Суд, чтобы он подтвердил право человека на мирную жизнь и на уважение его достоинства независимо от его расовой принадлежности или вероисповедания. Наше обращение к Суду — это обращение к Правосудию от лица Человечности» (1947).

С того времени Бенджамин Ференц многое в своей жизни посвятил продвижению идей гуманизма, человечности и международного уголовного правосудия.

Долгие годы он возглавлял Еврейскую организацию по возмещению ущерба жертвам нацизма. Эта деятельность вызывала раздражение официальных властей, но ее уроки были выучены. Ныне Римский статут МУС закрепил юридическое право жертв преступлений против человечности на реституцию, компенсацию и реабилитацию. О жертвах войны и необходимости помощи им в 1978 году он напишет выдержавшую несколько изданий и экранизацию книгу «Меньше, чем рабы» (Less Than Slaves), читая которую еще и еще раз поражаешься бесчеловечности нацизма.

В 1960-е — 1970-е годы — Б. Ференц активно выступал за разработку международно признанного определения «агрессии», которое впервые было одобрено Генеральной Ассамблеей ООН 14 декабря 1974 года. Тогда же им публикуется двухтомник «Определение международной агрессии — стремление к всеобщему миру».

В 1980 году Ференц издал двухтомный труд «Международный уголовный суд — шаг на пути к всеобщему миру», в котором собрал положения, разработанные к тому времени комитетами ООН и независимыми экспертами-юристами.

Долгие годы Бенджамин Ференц занимал должность адъюнкт-профессора Пейсской школы права (Нью-Йорк), где преподавал международное право мира, вел большую общественную и просветительскую работу, писал и публиковал научные труды по международному праву. Учредил Пейсский центр в поддержку мира, у которого появилась глобальная партнерская сеть организаций.

В 1994 году увидела свет его работа «Новые правовые основы глобального выживания», получившая, как и иные труды автора, лестные отзывы, включая воодушевляющую оценку Генсека ООН Кофи Аннана.

Как эксперт Б. Ференц принимал участие в работе над проектом Римского статута Международного уголовного суда. Учил, рассказывал, убеждал, давал советы. При этом он больше всех затратил времени, энергии, душевных сил и труда, чтобы убедить сомневающиеся государства включить «агрессию» в перечень преступлений, подпадающих под юрисдикцию МУС.

И после учреждения МУС Ференц прилагает много сил для продвижения — в публикациях, интервью, книгах, в выступлениях на научных симпозиумах и конференциях — идеи международного уголовного правосудия как одной из основ мира на планете.

В одной своей работе Бенджамин Ференц писал: «Я пришел к выводу, что, несмотря на все трудности, спасение мира — достойная и достижимая цель. Для этого требуются знания, упорство, надежда и решимость никогда не сдаваться. Никогда нельзя опускать руки! Жизнь научила меня, что изменения к лучшему совершенно точно возможны и что мир можно сделать более гуманным, даже если это произойдет и не за один день» (1998).

Вчера он это и продемонстрировал, преподав еще один маленький урок для большого человечества. К сожалению, не всеми «учениками» замеченный…

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу